Пограничное состояние

Деревня  Токари  одной  своей  половиной  находится  в  Беларуси,  а  другой — в Польше

Деревня  Токари  одной  своей  половиной  находится  в  Беларуси,  а  другой — в Польше 

Токари отмечены на карте одной точкой прямо на розоватой полосе, обозначающей границу между Польшей и Беларусью. На самом деле это не так. Деревня расположена по обеим сторонам кордона. Одна ее половина стоит на территории польского государства, другая – белорусского. И там и здесь живут в основном белорусы, разделенные границей, как глухой стеной. 

Этот неведомый доселе факт самого окраинного населенного пункта на западе Брестчины в Каменецком районе открыл для меня директор местного ОАО «Макарово-Агро» Валерий Козавчук. Он же стал и добровольным гидом по деревне с древней историей. 

Показал старинную Свято-Михайловскую церковь. Небольшой православный храм казался совсем крохотным в окружении огромных дубов и сосен. Строить его начали, как рассказал Валерий Иванович, в 1806 году, а завершили только в 1816-м. По-видимому, строительству помешала война с французами, наверняка проходившими через деревню как в ходе похода на Москву, так и во время бегства обратно. Не исключено, что именно здесь пронеслась карета Наполеона, бросившего свою армию на произвол судьбы. Ведь Токари стоят на столбовой дороге, испокон веков связывавшей напрямую столицу Российской империи с Варшавой, до которой отсюда всего лишь 150 километров. Сегодня эта дорога обрывается за околицей деревни, упираясь в ограду из металлической сетки — границу с Евросоюзом. 

Показал директор и  памятный знак  в честь самого знаменитого  уроженца Токарей — Всеволода Игнатовского. Правда, он больше прославился вдали от своей малой родины. Когда в 1920 году Игнатовский стал народным комиссаром земледелия Советской Белоруссии, Токари по Рижскому договору, которым завершилась война буржуазной Польши с восточным соседом, были уже на территории польского государства. Много сделал он для Беларуси и на посту наркома народного образования. Всеволод Игнатовский стал первым президентом Белорусской Академии наук, отстаивал собственную трактовку истории Беларуси и значения нашей страны в геополитике разных времен. В тридцатые годы, когда над белорусской интеллигенцией нависла  угроза физической расправы со стороны сталинских большевиков, не признававших права наций на самоопределение, Игнатовский покончил с собой. 

Трагичной была и судьба его родной деревни. В прошлом веке войны не раз перекатывались через нее. Последняя – Великая Отечественная — в памяти коренного жителя Токарей Ивана Горбачука осталась в виде разрозненных  картинок, выхваченных из бытия детским сознанием. Вот он, восьмилетний мальчуган, выпрашивает у матери куриные яйца для того, чтобы выменять их на конфеты и шоколад у отступающих немцев, которые стоят в близлежащем лесу. Вот вся семья летней ночью вместе с соседями прячется в заранее вырытой яме, накрытой бревнами и ветками деревьев, а земля дрожит от разрывов снарядов и тяжести отступающих немецких танков. Один из них несется прямо на укрытие с людьми, и тот немец, который еще вчера угощал шоколадом, выскакивает ему наперерез, в свете фар машет руками и затем, пятясь, обводит лязгающее гусеницами чудовище мимо землянки. 

После войны, в 1946 году, оговоренная в Ялте лидерами трех союзных держав граница прошла прямо через Токари, разделив ее на польскую и белорусскую части. Людям было предоставлено право выбора места жительства, а значит, и будущего гражданства. Одни, подчиняясь воле судьбы, оставались там, где жили, другие перетягивали свои дома с польской стороны деревни на белорусскую или наоборот. 

Дом семьи Ивана Степановича стоял на хуторе, оказавшемся в приграничной полосе, откуда перебираться нужно было обязательно. На семейном совете старшие решили обосноваться в восточной части деревни. Переселение в Токарях длилось до 1948 года, но мой собеседник вспоминает, что именно в то время он пошел в первый класс польской школы, закончить который так и не успел. После обустройства границы в Токари навсегда пришли порядки, совсем не похожие на законы жизнеустройства буржуазной Польши, где осталась многочисленная родня. Но сегодня, оглядываясь назад, Иван Степанович жалеет только о том, что долгие десятилетия жил со своими четырьмя двоюродными братьями, оказавшимися в Польше, почти рядом, а встретиться не мог. 

Только в начале девяностых прошлого века калитка в пограничном ограждении, разделяющем Токари, открылась для жителей. Граждане Польши и Беларуси, живущие бок о бок, стали ходить друг к другу в гости. Как вспоминает Иван Степанович, тогда было достаточно списка сельчан, заверенного в сельсовете, чтобы они группой могли в определенные дни сходить в Польшу, не минуя, конечно, пограничного и таможенного контроля. Примерно такая же практика пересечения кордона существовала и на польской стороне. Встречались соседи, как правило, в дни религиозных праздников. Отдав должное Богу, делились детскими воспоминаниями, сравнивали жизнь по обеим сторонам границы, рассказывали друг другу о себе. 

Судьба у Ивана Горбачука незатейливая, но достойная. В юности в Малоритском профессиональном училище получил профессию механизатора. После службы в армии побывал на целине. А потом всю жизнь трудился в местном колхозе «Советский пограничник». Даже после выхода на пенсию еще одиннадцать лет проработал трактористом. Его аккуратный дом, утопающий в цветах и зелени сада, стоит у той самой столбовой дороги, которая упирается в границу с Евросоюзом. У калитки пасется лошадь. Ею хозяин обзавелся после того, как не стал трудиться в местном хозяйстве. Тягловая сила помогает обеспечивать кормами других обитателей подворья. Вместе с супругой они держат и корову, и свиней, и прочую живность, укрепляющую пенсионный бюджет, который позволяет немного помогать сыну и дочери, живущим недалеко, в городке Высокое, а также делать подарки внукам. 

Пенсионный образ жизни ведут и двоюродные братья Ивана Степановича на соседней половине Токарей. Насколько ему известно, дела по ведению своих хозяйств, в которых имеются десятки гектаров личной земли, они передали детям. Не все из них стали хлеборобами. Один из племянников Горбачука, Евгений  Виховский, занимает сегодня пост войта, или, как у нас говорят, старосты приграничной гмины, центром которой является местечко Мельник. 

Евгений Виховский поддерживает постоянную связь с Валерием Козавчуком. Взаимопонимание они нашли в те девяностые годы, когда жители разделенных Токарей запросто ходили друг к другу в гости. К сожалению, сегодня этот земляческий коридор закрыт. Примерно в пятнадцати километрах от Токарей в свое время был обустроен погранпереход «Песчатка», через который и предлагается сегодня пересекать границу жителям приграничья Польши и Беларуси. Но он также доступен любому гражданину обеих стран, поэтому здесь бывают и очереди из международных спекулянтов, и задержки из-за нюансов таможенного и пограничного контроля, что делает пересечение границы порой весьма утомительным. Евгений Виховский и Валерий Козавчук ратуют за возобновление практики общения земляков из Токарей, которая существовала когда-то. Ведь выбор места для погранперехода в пользу Песчатки был определен тем, что в Токарях, у дороги, ведущей на Варшаву, на поверхность выходят четыре трубы газопровода «Дружба», требующие определенного технического ухода. Но это, по мнению местных жителей, не должно быть непреодолимым препятствием между ними. Законы добрососедства и развитие приграничного сотрудничества рано или поздно, как они надеются, вновь откроют для них калитку в пограничном заборе. 

А пока здесь широко открываются ворота только для комбайнов ОАО «Макарово-Агро». Целую колонну их довелось встретить, покидая Токари. Машины, как объяснил Валерий Козавчук, шли в приграничную зону, где хозяйство засеяло зерновыми 240 гектаров плодородной земли в пойме Западного Буга. Среди комбайнеров Михаил Горбачук, сын уже знакомого нам Ивана Степановича, живущий  в Высоком. На время жатвы он возвращается в отцовский дом. В Токари. 

На снимке: Иван ГОРБАЧУК со своей лошадью. 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Новости