Под псевдонимом Антоний Сова

Найдены новые свидетельства о поэте Эдварде Желиговском
Найдены новые свидетельства о поэте Эдварде Желиговском

Вначале немного исторической интриги. Календари называют датой его рождения 20 июля 1816 года. Местом — фольварк Марьянполье на Вилейщине. Однако стоило заинтересоваться его биографией подробнее — оказалось: все врут календари...

Нынешним летом мы готовились отметить 190–летний юбилей земляка — поэта Эдварда Желиговского. Нашли в Национальном историческом архиве справку: «Из застенка Корейковцы 20 июля 1816 года окрещен ребенок именем Эдуард Витольд, сын благородных Юлиана и Марианны из Любанских Желиговских...» Знакомое название Корейковцы натолкнуло на мысль разыскать метрическую книгу Костеневичского костела за те далекие годы. И тут подстерегала первая неожиданность: 20 июля Желиговские кроме Эдварда крестили еще одного сына Сотера Антония, а чуть ранее, 8 июля, Николая.

За один месяц — трое крестников? Продолжив поиски, нашел объяснение: 20 июля 1816 года в отношении Эдварда был совершен дополнительный обряд крещения елеем. (Два века назад существовала такая традиция.) А первый раз будущего поэта окрестили водой 23 ноября 1815 года, и случилось это на третий день после его появления на свет.

Вот так выяснились настоящие дата и место рождения поэта — 21 ноября 1815 года по старому стилю, или 4 декабря по новому, в фольварке Корейковцы. Отец поэта, Юлиан Желиговский, появился в наших краях после 1812 года по протекции председателя Минской криминальной палаты Ивана Любанского. Женившись на дочери пинского скарбника Мартина Любанского Марианне, он вскоре получил должность администратора Вилейского казенного староства. Место для проживания семьи администратора (посессора) нашлось только в Корейковцах. Здесь и родились их дети: в 1813 году — старший сын Сотер, через год — Николай, в 1815–м — Эдвард. Затем были Александр, Владислав, сестра Гелена и наконец самый младший, Гектор.

Когда Эдварду исполнилось 6 лет, Желиговские приобрели по соседству с Корейковской волостью часть небольшого имения Арпа. Построили скромную, но аккуратную усадьбу, присвоив ей имя гостеприимной хозяйки дома — Марьянполье.

В 19 лет Эдвард поступил в Дерптский университет, стал членом тайной студенческой организации. Начал сочинять стихи, взяв псевдоним Антоний Сова. Но подлинную известность принесла ему драматическая фантазия «Иордан», написанная в 1846 году. Причем известность не только среди читателей, но и среди властей. Последние разглядели в ней бунтарский дух автора. Уже в декабре 1850 года виленский генерал–губернатор доносил в Петербург: «Сочинение это, написанное звучными и хорошими стихами, исполнено разных темных намеков и рассуждений, доказывающих неблагонадежный образ мыслей автора, давно уже возбудившего на себя подозрение и состоящего под надзором полиции. По дошедшим до нас сведениям, означенное сочинение произвело сильное впечатление на молодежь, как в здешних губерниях, так и в Варшаве».

Закончилось все драматически. «По высочайшему повелению за создание сочинения «Иордан», в котором обнаружена неблагонадежность автора, в январе 1851 года выслан из Вильно в Петрозаводск, Олонецкой губернии, с учреждением полицейского надзора» — это цитата из архивного документа. Эдвард пишет несколько прошений о переводе в другой город. Но только летом 1853 года «по распоряжению господина министра внутренних дел, согласно желанию его, Желиговского, из Петрозаводска выслан в Оренбургскую губернию с продолжением учрежденного надзора».

Опальный поэт прибыл в Оренбург 24 июля 1853 года. И сразу же тяжело заболел. Из–за болезни ему разрешили здесь задержаться почти на полгода. В январе 1854 года Эдвард прибыл в Уфу, где более четырех лет прослужил в канцелярии гражданского губернатора. Из–под надзора поэта освободили только 13 января 1857 года. Он переехал в Петербург, вновь начал заниматься литературой. Однако его новая драма «Зорский», в которой он призывал к отмене крепостного права, так и не увидела свет. Слышали ее лишь друзья на вечерах, когда сам автор читал ее вслух.

В 1858 году в Петербург прибыл еще один опальный поэт — Тарас Шевченко. Буквально на второй день по приезде состоялась его встреча с Желиговским. По мнению многих исследователей, заочная дружба объединяла двух бунтарей против царского самодержавия еще с сороковых годов. Разделенные разными местами ссылки и большими расстояниями, они передавали друг другу свои стихи с помощью еще одного нашего земляка, художника и писателя Бронислава Залесского. Особенно нравились Тарасу Григорьевичу два стихотворения «вдохновенного Совы» «Два слова» и «Экспромт». Он даже хотел посвятить заочному другу свою повесть «Варнак», но из соображений политической осторожности отказался от этой идеи.

В Петербурге поэты наконец смогли дать волю своим дружеским чувствам. На одном из вечеров Желиговский прочел новое стихотворение «К брату Тарасу Шевченко». Тот в ответ написал «Подражанiе. Едуарду Совi», использовав белорусскую народную песню «Пасаджу я ля хацiны» из драмы «Зорский».

В 1859 году Желиговскому предложили редактировать журнал «Слово». По служебным делам он несколько раз приезжал в Беларусь, встречался с литераторами Витебска. Побывал и в родных местах. В то время в Городилове (нынешний Молодечненский район) жила писательница Габриэля Пузына, автор книг по истории Вилейщины. Она навсегда сохранила теплые воспоминания от встреч со знаменитым поэтом.

Но журнал вскоре закрыли за антиправительственную направленность. Желиговский в 1858 году издал новый поэтический сборник «Поэзия», антиклерикальную поэму «Монахи» и двухтомник очерков «Сегодня и вчера». Следящий за его творчеством Герцен рекомендовал Тургеневу черпать достоверные сведения об умонастроениях именно у нашего земляка и передавать с оказией за границу.

Через два года Желиговский перебрался в Вильно, где уже зрели революционные события. Но здоровье его было подорвано, и он выехал на лечение — вначале в Италию, а затем в Швейцарию, где и умер 28 декабря 1864 года. В Женеве он и похоронен.

P.S. Находки всегда радуют! На кладбище в Костеневичах на Вилейщине сохранился чугунный памятник на могиле отца поэта, умершего 8 мая 1853 года. Мать Эдварда скончалась 18 марта 1857 года и похоронена, согласно документам, там же, но могилу ее найти не удалось. После смерти родителей имение Марьянполье было отдано из–за долгов во владение дворянской опеки и в середине шестидесятых годов перешло к новым владельцам.

По–разному сложилась судьба братьев и сестры поэта. Гектор и Гелена (по мужу Радевич) проживали на Вилейщине. Александр в 1843 году был помощником Бобруйского окружного начальника. При нем Владислав руководил в 1846 году строительством шоссейной дороги Бобруйск — Могилев. Николай Желиговский женился на Юлии Мазуркевич. Весной 1842 года у них родился сын Густав, которого крестили в Куренецком костеле. Среди почетных гостей там были отец и сын Иван и Зенон Любанские, а также сам Эдвард Желиговский. В 1863 году Николай поддержал национально–освободительное восстание, за что с женой и малолетними детьми был выслан в Тобольск.

Бывшая деревня Корейковцы нынче носит имя Корековцы. Жители ее планируют поставить рядом с капличкой памятный знак в честь своего земляка. А жители вилейской улицы, носящей имя Желиговского, выступили с инициативой установить мемориальную доску.

Фото Александра РУЖЕЧКА, "СБ".
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости