Минск
+17 oC
USD: 2.04
EUR: 2.26

По прозвищу Пуля

Белорусский тайбоксер Андрей Кулебин недавно в девятый раз стал чемпионом мира Мне навстречу идет ничем неприметный паренек. Разве что походка у него пружинистая и очень уверенная. Роста он среднего. Телосложение, на первый взгляд, не отличается особой мощью. Короче, распознать в этом молодом человеке девятикратного чемпиона мира по таиландскому боксу очень непросто. Но вам достаточно взглянуть на фото к материалу, чтобы понять, что к чему. Андрей Кулебин — один из самых одаренных бойцов на планете. Он выступает в весовой категории до 63,5 килограмма. Эта категория считается исконно тайской, и спортсмены из Таиланда практически всегда имели в ней неоспоримое преимущество. Кулебин по кличке Пуля прервал эту гегемонию. В октябре прошлого года в суперфинале турнира I-1, где были собраны восемь сильнейших профессиональных бойцов муай-тай, Андрей одержал безоговорочную победу. Даже местные болельщики это признали. А недавно он вернулся из Бангкока, где добыл очередной титул чемпиона мира.

Если бы не спорт, у родителей были бы проблемы
“Так, если занимается профессионально боевыми искусствами, значит, в детстве хулиганил”, — думаю я про себя. Это наверняка. Озорные глаза Андрея подсказывают мне, что моя гипотеза верна. А может, я ошибаюсь?
— Да не был я задирой, а просто энергичным мальчиком. Чтобы избежать проблем, эту энергию надо было куда-то девать. Родители отдали меня с 7 лет в спорт. Сначала я занимался таэквондо. Но где-то в 14 лет меня перестал устраивать этот вид спорта. Все одеты в защитные жилеты, эффективности своих ударов не чувствуешь. Это был определенного рода спортивный балет с элементами ударной техники. Тогда решил пойти в секцию таиландского бокса. По телевизору как-то увидел программу “Асiлак”, где показали несколько боев муай-тай. Так это совсем другое дело! Если бьешь, так бьешь. Ну а мама с отцом помогли мне найти клуб.
— Родители могли бы выбрать какой-нибудь другой вид спорта — плавание или шахматы...
— На самом деле я попробовал много видов. И в футбол играл, и был в седьмом классе третьей ракеткой Минского района по настольному теннису. Но меня почему-то привлекали именно единоборства. Возможно, сказалось влияние отца. Это он меня направлял. В боевых искусствах отец видел воспитание дисциплины, характера, мужчины.
Мое умение — оружие
Наверное, хорошо быть мастером спорта в каком-нибудь единоборстве. А еще лучше — чемпионом мира. Идешь по улице гордо, широко расправив плечи, а если кто подойдет с недружественными намерениями, тому — бац! Оказывается, не все так просто.
— Мое мастерство — отчасти оружие. Даже в законодательстве об этом сказано. Я не имею права использовать свое умение без нужды. Лучший выигранный бой — тот, которого не было. Поэтому экстремальных ситуаций стараюсь избегать, и их совсем немного в последнее время. Ну а в детстве — конечно. В школе, в молодежных тусовках надо было отстаивать себя. Тем более сам я из поселка Гатово Минского района, а учился в Минске. И когда менял школы, каждый раз приходилось утверждаться среди новых одноклассников.
— Наверное, был лучшим бойцом среди друзей, заступником поселка...
— Нет. Многие считали, что коль я занимаюсь спортом, то со мной надо драться с удвоенной энергией. На улице мне иногда хорошенько доставалось. Особенно трудно приходилось со старшеклассниками.
Ногой в голову? Как можно!
Всегда думал: на месте родителей ни за что бы не отдал своего сына в таиландский бокс. Смотришь на ринг — и сердце холодеет. Ребята так дерутся, что меньше всего хочешь попасться им под руку. Удар, удар — и вот уже кто-то лежит на настиле. Жуть какая-то!
— Отец — мужчина, все понимает. А вот мои женские половины... Когда мы на кассете смотрим бой, я объясняю им нюансы муай-тай, почему спортсмены делают так, а не иначе. И теперь они имеют познания о таиландском боксе. Со временем этот вид спорта стал им нравиться. Они знают, что хорошие спортсмены держат ситуацию под контролем. А для обычного человека наше единоборство и впрямь выглядит жутковатым. Ногой в голову! Как так можно?! А тут еще локоть, колено! Но если ты профессионал, то не так уж все травматично. Я приехал с чемпионата мира, и у меня ни одной травмы нет. Ни на ногах, ни на руках.
— Может, соперники попались слабые?
— Нет, просто все надо делать технически правильно. Да и не такой уж страшный у нас спорт. Я, например, в ужасе от гимнастики. Там такие вещи вытворяют!
— У тебя в карьере были серьезные травмы?
— Слава Богу, пока ничего не ломал. Больше в детстве на улице травмировался. Как-то с забора упал и повредил руку, а в четвертом классе, когда дрался, палец сломал. Ну а на ринге случались только рассечения. Но мы их даже не замечаем. Намажешь бровь густым вазелином, который буквально залепляет рану, и пошел драться дальше.
Киллер таиландского бокса
Какой Таиланд! — хочется иногда спросить. С каждого чемпионата мира белорусские мастера тайского бокса привозят россыпи наград. А на последнем так и вовсе победили в командном зачете. Давно уже пора перенести столицу муай-тай из Бангкока в Минск. Но нет. Таиландские бойцы были и остаются в почете.
— Все мы люди, все мы падаем, все мы пропускаем удары в голову. Мышцы и челюсти у всех тоже одинаковые. Просто для большинства занимающихся в Беларуси тайский бокс — это вторая половина их жизни. Учеба и работа стоят на первом месте. А в Таиланде муай-тай — это и учеба, и работа, и даже образ жизни. В стране около четырех тысяч профессиональных бойцов. Получается по четыреста в каждой весовой категории. Да они за жизнь друг с другом не встретятся! Если хочешь там чего-то добиться, заработать денег, надо много работать. Пахать.
— Тебе доводилось тренироваться в Таиланде?
— В прошлом году Евгений Александрович Котельников (главный тренер сборной. — О.Г.) организовал нам сбор в Таиланде. Мы пробыли десять дней в одном из тренировочных лагерей. Там нет никакого евроремонта. Все на открытом воздухе. Навес, под ним — ринг, небольшая площадка для разминки и зеркала. Все. Сначала мы побежали кросс — минут сорок летели по температуре плюс 38. Потом скакалка. Причем скакалка в Таиланде — это пластиковая трубка, заполненная водой, с деревянными ручками. 20 минут прыгаешь без перерыва. Это разминка. Потом отрабатываешь на мешке одиночные удары, набиваешь силу. Дальше — лапы. Пять раундов по пять минут. 20 ударов с одной ноги, 20 — с другой. В концовке каждого раунда — десять отжиманий. Затем в ринг, в клинч. Потом качаешь пресс, зажав в зубах гантели. Превращаешься реально в киллера таиландского бокса. Ты не знаешь, что такое усталость. Первый раз попробовали — все отваливалось. Теперь многие вещи мы применяем. В скакалку я дробь засыпал, так она тяжелее, чем в Таиланде. Теперь хочу подкорректировать тайские тренировки в сторону усложнения. Потому что если заметят какой-то момент, в котором ты слабее, тебя просто съедят.
Когда на ринге работает белорус, это видно
Иногда начинаешь подозревать, что едва ли не каждый белорусский тайбоксер — чемпион мира, причем неоднократный. Слышал как-то, что достаточно позаниматься пару годиков, чтобы завоевать такой “симпатичный” титул. Неужели все так просто?
— Многие думают: поехал и выиграл. Но почему в другом виде спорта кто-то поехал и стал 20-м? Я сам занимался всего два года, когда впервые попал на чемпионат мира. Правда, стал только третьим. Но это не значит, что каждый может добиться подобного успеха. Перед тем, как записаться на секцию муай-тай, я занимался таэквондо, перепробовал массу других видов спорта. Некоторым ребятам, которые у меня тренируются (между прочим, Андрей уже работает тренером в клубе “Кикфайтер”. — О.Г.), 27 лет, но чего-то существенного в спорте они не достигли. Нужны еще способности, характер и много чего другого.
— Кажется иногда, в мире существуют только две школы муай-тай-тайская и белорусская...
— У нас сегодня так: выигрывает белорус в своей весовой категории у тайца — наверняка становится чемпионом. Другие могут оказать сопротивление, но они несколько слабее. В Беларуси, считаю, самая сбалансированная команда. У нас есть и легкие бойцы, и тяжи. Тайцы доминируют только в легком весе.
— И все-таки почему у нас так развивается таиландский бокс? Чай, Беларусь — не Таиланд...
— Нас поддерживает государство. У нас есть стремление заниматься этим видом спорта. А в Европе тайскому боксу не уделяют такого внимания. К примеру, в Италии мамочка-папочка говорят: сынок, зачем тебе это нужно? Ты не работай до 23 лет, отдыхай, а мы тебе купим машину, квартиру, денег на книжку положим. Зачем тебе этот мордобой? То же самое и в Соединенных Штатах. Там занимаются только теми видами, где можно заработать, где есть шоу и телевидение с деньгами. Боксеры-тяжеловесы — да, американцы. А в легкие веса они не идут, потому что конкуренция высокая и платят не так много.
— А сам ты как зарабатываешь?
— Состою на ставке в Министерстве спорта и туризма, получаю премиальные за победы на турнирах. Еще тренирую ребят.
— Белорусы что-то новое в муай-тай привнесли?
— Есть белорусская школа. И когда на ринге работает белорус, это видно.
22 года. Женат
На пальце у Андрея что-то блестит. Кольцо. Судя по всему, обручальное. И все-таки мой собеседник так молод. Неужели жениться успел? Видимо, Пуля быстрый не только на ринге. Надо уточнить.
— А что это у тебя на пальце?
— Обручальное кольцо.
— Сколько тебе лет?
— 22.
— Не рановато?
— Моя любовь меня нашла, а я нашел свою любовь (смеется). Родители сначала испугались. Мама просила не торопиться. А чего ждать? Если любишь, надо жениться. Тем более до свадьбы мы около года жили вместе.
— Семейная лодка о быт разбиваться не собирается?
— Быт тоже может быть интересным, если подходить к нему с фантазией.
— У тебя есть младшая сестра. Ее поклонники не побаиваются тебя?
— Есть такое. Некоторые мои друзья не ухаживают за ней по джентльменским соображениям. А некоторые ребята из других компаний, узнав, что она моя сестра, также прекращали ухаживания. Я ей говорю: значит, их совесть не совсем чиста, значит, что-то не то задумывали (смеется). Но в личную жизнь сестры не лезу. Она взрослая уже и сама за себя отвечает.
— Ну, а Пулей за что прозвали?
— За технику и скорость. Раз-раз — и готово. Ну и еще фамилия. Кулебин — куля. Куля на русском пуля. Так и пошло.
— Да, и последний вопрос. Об умственных способностях тайбоксеров часто отзываются со скепсисом...
— Не знаю, откуда это пошло. Я, к примеру, ездил на олимпиады по математике и учился всегда хорошо. В сборной есть ребята, которые окончили школу с золотой медалью, а университет — с красным дипломом. Это какой-то стереотип, что мы “отбитые”. Может, нас с кем-то путают?

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...