По местам дурной славы

Корреспондент "СБ" отправилась с милицией в профилактический рейд по притонам

Есть в работе милиции яркая сторона: пойман вор с поличным, накрыта нарколаборатория, разоблачен мошенник, спасена еще одна жизнь... А есть и такая, что «как будто не видна», но дает ощутимый результат. Речь о профилактике, предупреждении того, что могло бы, не ровен час, произойти. О тенденциях, которые удалось переломить. Людях, которых вовремя удержали от неверного шага. За неброской, но очень важной частью работы Московского РУВД Минска в компании офицеров из отдела охраны правопорядка и профилактики Николая Зеленовского, Андрея Малашенко и Дмитрия Дробуша корреспондент «СБ» наблюдала целый субботний вечер. Повод был веский: в районе начал наблюдаться рост тяжких преступлений...


Старший группы Николай Зеленовский считает, что у подразделения работа отчасти творческая:

— И если подходить к делу неформально, то пользы обществу можно принести немало. Например, за два предыдущих дня мы выявили более 50 фактов распития спиртного в общественных местах. Причем по большей части это были уже хорошо разгоряченные компании. А таким до «приключений» буквально рукой подать. Плюс есть в нашем районе совершенно конкретные адреса с дурной славой...

Она водится и за некоторыми супермаркетами, на прилежащей к которым территории покупатели систематически устраивают дегустацию алкоголя с последующей «концертной программой», и за дворами, где периодически затеваются массовые уличные бои, и, конечно же, за целым рядом квартир и частных домов с репутацией притонов... Собственно, эти 17 адресов и определяли предстоящий маршрут. Нам предстояло, используя фактор внезапности, выяснить, кто находится в помещении, которое с трудом можно назвать квартирой, доставляет ли оно проблемы другим жильцам и имеются ли основания для снятия его с учета.


Итак, стартуем к старой девятиэтажке во 2–м переулке Розы Люксембург. Но не на милицейском ярком автомобиле, а на неприметном гражданском. По словам Николая Зеленовского, это помогает подобраться к правонарушителям почти вплотную. Да и притормозившая возле подъезда такая машина вряд ли заставит волноваться гостей притона, ведь, по закону, в помещении с подобной репутацией могут находиться только зарегистрированные там жильцы, а остальные — будьте любезны, на выход! К слову, объезжая притоны днем раньше, в одном из них милиционеры застали только... 9–летнего мальчика. Среди грязи и окурков. Из еды нашли лишь засохшие макароны. Выяснилось: пацаненка отправила сюда мама, якобы в гости к папе. А папа с самого утра, по словам мальчугана, ушел на работу. Через несколько минут мальчишкой и его родителями уже занималась комиссия по делам несовершеннолетних...

Сколько мы ни звонили, а дверь так и не шелохнулась. Не оказалось дома и никого из соседей, способных хоть что–то рассказать. Один из моих спутников, спускаясь по лестнице, заметил:

— Только это не значит, что здесь никого нет. За три года, что квартира стоит на учете, ее обитатели могли наловчиться распознавать милицию буквально по шагам и в нужный момент создавать гробовую тишину...


Не пожелали пойти на контакт и обитатели притона из пятиэтажки на улице Коржа. Хотя, по словам бабули, гулявшей с маленькой внучкой, они курили на детской площадке, когда мы подъехали. И тут же растворились в воздухе! Опрос соседей показал, что удалять адресок из проблемного списка никак нельзя: «Шумят, пьют, дерутся, и очень уж подозрительные личности сюда шастают...»

В следующей квартире нам тоже никто не открыл, но соседи сообщили, что хозяин ее таки допился — примерно месяц назад оказался в психиатрической клинике:

— «Скорая» забрала... На почве алкоголя, видать, тронулся наш Олежа умом. К тому и шло вообще–то, громил тут все подряд. Надеемся, что теперь квартиру приличным людям передадут, сколько же нам мучиться? Она ведь социальная, Олегу досталась, когда он свой дом по пьянке спалил.


На улице Волоха около 18.00 мы разбудили 69–летнего Николая Николаевича. С порога божился, что в квартире один. Однако через минуту мы уже изучали паспорт 27–летнего жителя Гродненщины, который, по его словам, приехал в Минск искать работу, а «дядя Коля пустил пожить». Что же, пришлось одному напомнить, а другому разъяснить, где они оба находятся. И хоть в квартире было тихо–мирно, но грязь, захламленность и явные следы недавнего разгула перспективу снятия с учета отодвинули на неопределенный срок.

Приключения начались на улице Лермонтова. Дверь «двушки», которую, похоже, не раз выбивали, в том числе топором, открыл 21–летний Никита. Парень казался практически «прозрачным»... Алкоголь, наркотики, клей?

— Во мне есть все! — развеял догадки Никита, неприлично жестикулируя.

В квартире, стены которой пережили не меньше, чем дверь, находились бабушка парня и двое гостей — Рита и Антон. Молодые люди утверждали, что заглянули на минутку, а из объяснений бабушки, панически боявшейся покинуть пределы своей комнаты, стало понятно, что живется ей с внучком–бездельником ой как несладко. Пока мы беседовали, настроение Никиты ухудшилось настолько, что оставлять его с бабулей было уже рискованно, поэтому решили доставить парня в отделение. На выходе из подъезда задержанный словно взбесился — стал молотить головой в дверь, из которой тут же посыпалось стекло. Пару больших осколков впились в кожу. Пришлось надеть наручники и позвонить в «скорую»...

Старший инспектор Андрей Малашенко объяснил, что такое поведение — отнюдь не редкость: задержанные предпочитают себя покалечить и уехать в больницу, лишь бы не в РУВД. Чуть позже Николаю Зеленовскому позвонят из дежурной части и сообщат, что Никита заявил медикам, будто травмы ему нанесли сотрудники милиции. Теперь предстоит серьезная проверка. Хорошо, что свидетелем этого спектакля была корреспондент «СБ»...

С позволения сказать, жилье 55–летней Любови Владимировны числится «притоном» уже 7 лет. На кухне не нашлось даже мойки — сгнила, говорит, и оторвалась. А на новую денег нет. Сама Любовь спит на грязных тряпках прямо на полу, мол, на нормальную постель тоже денег нет. А откуда им, собственно, взяться, если в мусорном ведре сплошь пивные бутылки?

Пока ехали к Любе, познакомились с 46–летним Александром. Он блаженно почивал в сквере под березами на скамеечке. Рядом початая бутылка дешевого алкоголя. Здесь же на самокатах и скейтах каталась ребятня, прогуливались парочки с колясками, подростки... Очень не понравилось Александру, что мы его разбудили, а еще больше — что его «топливо» было вылито в траву.

В нехорошую квартиру на улице Космонавтов не пришлось и звонить — здесь дверь всегда нараспашку. В нос сразу ударил тошнотворнейший запах. Записка из ЖЭСа, приклеенная к стене, сообщала, что коммунальные услуги сюда в связи с задолженностью больше не поставляют. Хлам, прогнившая мебель, остатки еды на полу и около 400 пустых тюбиков из–под клея «Момент»... Признаков жизни ни в этом помещении, ни у соседей не обнаружилось. Зато в соседнем подъезде она кипела. Едва мы вышли на улицу, как услышали женские душераздирающие крики: «Убью! Зарежу! Ненавижу!»

— А не Аллы ли это голос? Вон ее окно на первом этаже! — быстро сообразил Андрей Малашенко. В проеме кухонного окна стояли двое: женщина, крича во всю глотку, уже заносила над мужчиной нож. Еще секунда — и...

— Стоять, Алла! Бросила нож! Немедленно! Быстро пошла открывать двери! — милиционеры, достав оружие, не сводили глаз с окна. А вдруг дебоширка не послушается? Но наше внезапное появление, похоже, ее отрезвило.

Через полчаса несостоявшаяся убийца ехала с нами в отделение милиции и на чем свет стоит клялась, что хотела сожителя только попугать. Но как–то не верилось. Несчастный 59–летний Костя и так был весь в бинтах — следы предыдущих разборок, чего Алла и не отрицала. Она раз десять переспросила, откуда мы на нее «свалились». Так и не поверила, что трое милиционеров просто выполняли свою обычную работу. Профилактическую. Которая, я теперь точно знаю, на пользу не только району.

КОММЕНТАРИЙ

Олег Каразей, начальник управления профилактики МВД, анализируя криминогенную обстановку в стране с начала года, делает акцент прежде всего на том, что в целом она улучшается:

— Смотрите, сейчас мы говорим о примерно 51 тысяче преступлений, а в прошлом году за 7 месяцев их было совершено 55 тысяч. Наиболее благоприятная обстановка в Витебской и Гродненской областях. При этом в любом регионе, будь то область, район или город, иногда случаются тревожные перемены. И тогда мы действуем точечно, анализируем, работаем на упреждение. Именно такая необходимость, например, сейчас возникла и в четырех столичных районах. Решение о проведении комплекса мероприятий по профилактике, в данном случае тяжких преступлений, традиционно было принято на месте, руководством главного управления внутренних дел Минска. А план действий разрабатывался конкретно в каждом районе, исходя из объективной необходимости. И должен заметить, что большинство профилактических мероприятий неоднократно доказали свою эффективность. Скажем, сейчас очень неплохо работают защитные предписания, с помощью которых дебошира на время изолируют от семьи. Благодаря предписаниям не совершено и множество тяжких преступлений... Но по–прежнему огромной проблемой остается пьянство. Более 80% убийств и тяжких телесных повреждений совершаются именно в состоянии алкогольного опьянения. А также около 60% разбоев, грабежей и более половины краж...

ЦИФРЫ «СБ»

С начала года совершено около 200 убийств и нанесено более 400 тяжких телесных повреждений, из них каждое четвертое — в быту. Статистика зафиксировала также около 19 тысяч краж, примерно 900 грабежей, более 100 разбоев и 120 изнасилований.

eversman@sb.by

Фото автора.
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?