По колено в грязи, по горло в крови...

К КОНЦУ 1943-го советские войска, успешно завершая летне-осеннюю кампанию, прочно удерживали стратегическую инициативу, вели упорные бои на белорусской земле, освободили первый областной центр Белоруссии — Гомель, ряд районов Гомельской, Полесской, Могилевской и Витебской областей. Весомый вклад в разгром врага вносили партизанские отряды и соединения. Войска 1-го Прибалтийского фронта, разгромив противника южнее Невеля и развивая наступление, вышли к линии обороны немцев на подступах к крупной железнодорожной станции Городок Витебской области.

13 декабря 1943 года началась Городокская наступательная операция

К КОНЦУ 1943-го советские войска, успешно завершая летне-осеннюю кампанию, прочно удерживали стратегическую инициативу, вели упорные бои на белорусской земле, освободили первый областной центр Белоруссии — Гомель, ряд районов Гомельской, Полесской, Могилевской и Витебской областей. Весомый вклад в разгром врага вносили партизанские отряды и соединения. Войска 1-го Прибалтийского фронта, разгромив противника южнее Невеля и развивая наступление, вышли к линии обороны немцев на подступах к крупной железнодорожной станции Городок Витебской области.

В МЕМУАРАХ «Так шли мы к победе» Маршал Советского Союза Иван Баграмян отмечал, что при назначении его на должность командующего 1-м Прибалтийским фронтом Верховный главнокомандующий Сталин особое внимание обратил на то, чтобы войска фронта до начала 1944 года добились перелома в обстановке и развитии ранее достигнутого успеха в направлении Городка и Витебска. Здесь, по словам Верховного, «…необходимо было изолировать две оперативно-стратегические группировки врага — северную и центральную, открыть себе ворота и создать выгодные условия для освобождения всей Белоруссии».

Новый командующий фронтом генерал армии Иван Христофорович Баграмян принял объединение, которое действовало на одном из важнейших направлений советско-германского фронта — в полосе между Невелем и Рудней. В состав фронта входили три общевойсковые армии: 4-я ударная, 43-я, 39-я, а также 3-й гвардейский кавалерийский и 5-й танковый корпуса. Заканчивала передислокацию во фронтовую полосу и 11-я гвардейская армия. Действия войск поддерживали авиационные части 3-й воздушной армии.

Линия фронта в районе наступления советских войск на белорусском направлении имела сложную конфигурацию: во время Невельской операции образовался выступ, вершина которого упиралась в межозерье, где в основании находился Витебск, а в центре — Городок. Близ него раскинулось множество озер, значительно затруднявших наступательные действия наших войск.

Противник сделал все возможное, чтобы Городок был превращен в крепость, прикрывавшую стратегически важный город Витебск. Вокруг населенного пункта был создан оборонительный рубеж «Пантера». Это мощная, хорошо оборудованная в инженерном отношении оборонительная система, включавшая четыре рубежа, из которых особенно трудным для прорыва был последний, проходивший по окраинам города. Городокский выступ обороняла значительная группировка противника (8 пехотных и авиаполевых дивизий, одна танковая дивизия и ряд отдельных частей) из состава 3-й танковой армии группы армий «Центр» и южного крыла 16-й армии группы армий «Север». Чтобы не допустить прорыва фронта и соединения советских войск с белорусскими партизанами, немецкое командование перекинуло из-под Ленинграда под Городок две пехотные дивизии. Выступ, занятый врагом, имел в поперечнике от тридцати пяти до шестидесяти километров и тянулся с юга на север 85 километров.

Все это создавало большую опасность для советских войск, и она таилась в этом выступе, откуда враг легко мог нанести удар во фланг и тыл нашим соединениям и частям, стремившимся выйти на оперативный простор с целью освобождения Белоруссии.

Для генерала армии Баграмяна Городокская операция была первой, в которой он действовал в ранге командующего войсками фронта. Это обстоятельство определило то стремление к активным наступательным действиям, какое проявилось в его решениях и требованиях к подчиненным. Подготовка к наступлению началась 19 ноября при неблагоприятных условиях: началась оттепель, плотная облачность закрыла небо. Дороги стали непроходимыми для колесного автотранспорта, а местами и для гусеничного.

Все складывалось так, что поспешное начало удара при столь неблагоприятной погоде могло губительно повлиять на ход и исход операции. Поэтому, подготовив убедительные аргументы, генерал армии Иван Баграмян обратился в Ставку с просьбой об отсрочке операции. Сталин отнесся к этому с пониманием и разрешил перенести наступление на более поздний срок.

ПЕРЕДЫШКА была использована для более основательной подготовки войск 1-го Прибалтийского фронта и проведения в дальнейшем 13—31 декабря 1943 года Городокской наступательной операции. Замысел ее заключался в том, чтобы встречными ударами 11-й гвардейской и 4-й ударной армий в направлении  станции  Бычиха  прорвать оборону противника на флангах городокского выступа, окружить и уничтожить его группировку, а затем развивать удар на юг, овладеть Городком и наступать на Витебск. Основную задачу в операции предстояло решать гвардейцам усиленной 1-м танковым корпусом 11-й гвардейской армии, на участке прорыва которой было создано превосходство над противником в живой силе в три и в артиллерии  — в четыре раза. Главный удар решено было нанести силами 36-го и 16-го гвардейских стрелковых корпусов в направлении Меховое, Городок. Предусматривались также два вспомогательных удара. В целом глубина намеченной операции оставляла 100 километров, продолжительность 6—7 суток. Действия наземных войск поддерживались авиацией 3-й воздушной армии.

Утром 13 декабря, в день наступления, неожиданно потеплело, небо затянулось тучами, видимость ухудшилась до предела, что почти полностью исключало действия нашей авиации. В 9 часов утра началась огневая обработка вражеского переднего края, длившаяся почти два часа, затем огонь артиллерии был перенесен в глубину. Одновременно стрелковые части при поддержке танков и артиллерии начали штурм вражеских позиций. Несмотря на плохую погоду, 11-я гвардейская, 4-я ударная и 43-я армии прорвали немецкую оборону на 15-километровом участке фронта и к 16 декабря продвинулись вглубь обороны противника.

В полосе действий 4-й ударной армии отличился 2-й гвардейский корпус генерала А. Белобородова, и особенно 47-я Невельская дивизия полковника Г. Чернова, которая мощным ударом совместно с танкистами 24-й танковой бригады не дала врагу возможности закрепиться на промежуточных рубежах и к исходу дня полностью выполнила свою задачу.

Введенные в сражение 1-й и 5-й танковые корпуса (командиры генералы В. Бутков и М. Сахно) в районе станции Бычиха окружили части 4-й пехотной дивизии противника, которая была разгромлена. В тяжелейших условиях непогоды и непроходимых дорог, при острой нехватке боеприпасов войскам фронта удалось окружить и в основном уничтожить противника в межозерье южнее Невеля, овладеть важным в оперативном отношении районом — своеобразным трамплином для дальнейшего броска к Городку и Витебску.

ОБ УСПЕХАХ советских войск отмечалось в оперативной сводке Совинформбюро 19 декабря 1943 года. В ней, в частности, говорилось: «…войска 1-го Прибалтийского фронта прорвали сильно укрепленную оборонительную полосу противника протяжением по фронту около 80 км и в глубину до 30 км. За пять дней напряженных боев нашими войсками освобождено более 500 населенных пунктов».

Среди воинов, отличившихся в ходе Городокской операции, особо хочется отметить Анатолия Ефимовича Угловского. Его подвиг описывает листовка политотдела 43-й армии, хранящаяся в фондах Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны: «20 декабря 1943 года на шоссе Сураж — Витебск шли тяжелые бои в районе действий 429-го истребительно-противотанкового дивизиона. Вражеские танки создавали критическое положение для нашей пехоты и ставили под угрозу срыва выполнение боевой задачи. Потеря нескольких танков не остановила врага, танки продолжали двигаться. Головной танк врага приближался к позиции расчета бронебойщика Анатолия Угловского. Когда танк находился в 30 метрах от расчета, гвардеец Угловский схватил две противотанковые гранаты, поднялся навстречу фашистскому танку и первую гранату бросил под днище танка, а вторую — под гусеницу. Танк был подбит ценой гибели героя. Вражеские танки отказались от дальнейшей атаки и повернули назад».

Одной из первых о подвиге 20-летнего красноармейца рассказала армейская газета «Защитник Отечества». В ней же впервые был опубликован плакат художника А. Чернова, посвященный герою. Фронтовая листовка, посвященная подвигу Анатолия Угловского, призывала: «Рядовые, сержанты и офицеры! Отомстите врагу за горячую кровь и благородное сердце друга-героя. Крепче бейте ненавистного врага! Будьте достойны своего славного товарища, героя-бронебойщика Угловского! Любите, как он, Родину свою, сражайтесь, как он, во имя нашей победы, во имя Родины». За проявленное мужество и героизм в боях за Родину Анатолий Угловский был удостоен (посмертно) звания Героя Советского Союза.

Еще об одном героическом эпизоде операции свидетельствуют наградные листы, хранящиеся в фондах Белгосмузея. «Во время боев юго-западнее Езерище отличились командиры танковых рот 117-й танковой бригады капитан Иван Николаевич Антонов и старший лейтенант Николай Мартынович Рудык. 16 декабря танковые роты Антонова и Рудыка, прорвав оборону противника на рубеже Меховое и Дражки, превращенные в мощный узел сопротивления противника, имевшего усиленный батальон пехоты, 15 танков, 10 штурмовых орудий и дивизион пушек, устремились к станции Бычиха. Противник был окружен. Антонов и Рудык расположили танки в засадах и методичным огнем уничтожали рвавшихся из окружения фашистов. Бой длился больше часа. Большинство наших танков было подбито. Загорелись и танки командиров рот. Антонов и Рудык, будучи ранеными, с танковыми пулеметами и боеприпасами выпрыгнули из горящих боевых машин, заняли позиции и своим огнем сдерживали врага. Герои погибли у пулеметов, но выполнили боевую задачу и долг перед Родиной, обеспечив захват нашими частями важного узла сопротивления». Отважные танкисты-командиры посмертно удостоились звания Героя Советского Союза. Оба героя похоронены в братской могиле у белорусской деревни Меховое.

Маршал Баграмян вспоминал, что «…решающий бой за Городок начался 23 декабря 1943 года. Перед атакой была проведена разведка боем. Она выявила наиболее опасные очаги немецкого сопротивления. В 11.00 23 декабря началась артиллерийская подготовка. После часовой артподготовки перешли в наступление соединения 11-й гвардейской и 43-й армии. Разгорелись жестокие рукопашные схватки в траншеях и ходах соединений. При этом ярко проявился наступательный порыв наших солдат и офицеров, их моральное превосходство над врагом».

Атака не была легкой, фашисты до последнего цеплялись за город. В ночь на 24 декабря 1943 года был дан приказ начать атаку 83-й, 26-й и 11-й гвардейским дивизиям. Затем в момент полного накала боя на штурм Городка была брошена 5-я гвардейская дивизия генерал-майора Н. Солдатова. Атака гвардейцев была яростной и неудержимой. Преодолев по льду русло реки, они ворвались на северную окраину города. В тесном взаимодействии воины 10-й танковой бригады и 83-й гвардейской дивизии сокрушили важный узел вражеского сопротивления в районе вокзала. С помощью артиллерийского и минометного огня, а также танкового десанта противник был повержен и в центре города. К полудню остатки вражеского гарнизона отступили в южном направлении в сторону Витебска. Городок был освобожден.

В эти дни особо отличилась 26-я гвардейская стрелковая дивизия 8-го гвардейского стрелкового корпуса под командованием гвардии генерал-майора Николая Николаевича Корженевского. Во взаимодействии с 83-й стрелковой дивизией она нанесла мощный удар с запада и стремительным наступлением сокрушила узел сопротивления противника. Сам командир погиб под Витебском от разрыва снаряда 9 января 1944 года. Похоронен в Городке, на могиле установлен памятник, имя героя носит одна из улиц. В Городокском краеведческом музее о нем экспонируются документальные материалы.

В ПРИКАЗЕ Верховного главнокомандующего Маршала Советского Союза И. Сталина № 51 от 24 декабря 1943 года отмечалось: «В боях за овладение Городком отличились войска генерал-лейтенанта Галицкого, генерал-лейтенанта Малышева, артиллеристы генерал-лейтенанта артиллерии Хлебникова и генерал-лейтенанта артиллерии Семенова».

В ознаменование одержанной победы 12 соединениям и частям, отличившимся в боях за освобождение Городка, присвоено наименование «Городокских». В этот же день Москва салютовала нашим доблестным войскам, освободившим Городок, двенадцатью артиллерийскими залпами из ста двадцати четырех орудий. Личному составу войск, участвовавшему в боях за взятие Городка, объявлена благодарность Верховного главнокомандующего.

В освобожденном городе состоялся торжественный митинг, в котором участвовали жители ближайших сел, воины, бойцы Городокской партизанской бригады, которая в составе пяти отрядов при активной помощи населения всего района отважно сражалась с оккупантами.

Через неделю, 31 декабря 1943 года, Городокская наступательная операция была завершена. Иван Баграмян вспоминал: «Городокская операция, некрупная по масштабу, сохранилась в моей памяти как одна из наиболее сложных среди проведенных под моим руководством в период минувшей войны». В ходе Городокской операции в сложнейших условиях местности и погоды, преодолев исключительно упорное сопротивление немцев, войска фронта освободили свыше 1220 населенных пунктов, уничтожили свыше 65 000 солдат и офицеров врага, пленили 3300 гитлеровцев, захватили много боевой техники и другого военного имущества.

Срезав Городокский выступ, наши войска нависли над северным флангом группы армий «Центр», нарушили ее фланговую связь с соседней группой армий «Север», которая вынуждена была начать отход от Невеля на запад. Открылись также возможности дальнейших действий в районе Витебска, Полоцка и на территории Прибалтики. Впереди был 1944 год — год полного освобождения Беларуси, год решающих побед советских войск.

В память о воинах, которые отдали жизни в боях за освобождение Городка, в центре города был воздвигнут мемориальный комплекс «Бессмертие». На улице Баграмяна установлены памятники в честь воинов 2-й гвардейской Краснознаменной минометной дивизии, а на улице Толкачева — танкистам, одними из первых ворвавшимся в город в день освобождения.

Для одного из авторов материала факт освобождения Городка имеет и очень личный характер: 23 декабря родилась Анна Федоровна Масальская (в девичестве — Лещова), его теща-фронтовичка, на тот момент находившаяся в действующей армии и принимавшая участие в освобождении Полоцка. Сегодня ей без малого 90. Когда вспоминает о войне, всегда плачет…

Николай ШЕВЧЕНКО,

Валерий ПИНЧУК, «БН»

 

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?