Плюнь, да поцелуй у злодея ручку

Эти пушкинские слова из «Капитанской дочки» очень точно определяют смысл пьесы Михаила Булгакова «Мольер».По иронии судьбы подобная насмешливая альтернатива оказывается современной не один век. Французский драматург Мольер целовал ручку Людовика XIV.
Эти пушкинские слова из «Капитанской дочки» очень точно определяют смысл пьесы Михаила Булгакова «Мольер».По иронии судьбы подобная насмешливая альтернатива оказывается современной не один век. Французский драматург Мольер целовал ручку Людовика XIV. Русский писатель Булгаков налаживал отношения со Сталиным. Вообще, театральная история булгаковского «Мольера» сплошь пронизана мистикой, тайнами, намеками, печальными событиями. Разгадка ее художественного мира так же сложна, как попытки сыграть в театре и кино «Мастера и Маргариту». Наверное, все творчество Булгакова о том, как люди способны распорядиться своей жизнью. Театру это всегда интересно. Если хотите, это его вечная тема. На этот раз с ней соприкоснулся Республиканский театр белорусской драматургии. «Мольера» выпустили режиссеры Валерий Анисенко и Михаил Ковальчик. Руководитель театра выступил к тому же в главной роли. Актерская профессия Анисенко активно соревнуется с режиссерской, прибавляет незаурядные организационные способности. Немудрено, что в год своего юбилея, кроме официальных торжеств и выпуска книги мемуаров, худрук захотел быть со своей труппой на сцене. Дух коллективизма всегда свойственен натуре Валерия Анисенко. Он давно уже сам себе певец, общественный деятель, педагог, актер, директор, режиссер, монтировщик, строитель. Список умений можно продолжать, потому что у Валерия Даниловича крестьянское происхождение и неодолимое желание все делать самому. Но театральная история свидетельствует, что когда актер и режиссер в одном лице, кто-то из них проигрывает. Реальное проблемное поле булгаковской пьесы – судьба художника. Она ни у кого не бывает легкой, особенно тогда, когда наваливаются слабости, болезни, одиночество. Мольер был уверен, что назначение комедии – исправлять человеческие пороки. Впервые булгаковский «Мольер» ставили во МХАТе в 1936 году. Сумрачное невеселое время. Булгаков отчаянно спорил со Станиславским, не желая показывать французского драматурга гением, умницей, бунтарем. Он выстроил занимательную сценическую интригу и увлек ею. С тех пор одни смотрели на пьесу как на трагедию, другие – как на комедию нравов. Говоря по совести, в любом виде «Мольер» редко приносит удачу. В пьесе у Мольера сложные отношения с королем и религией. То одни, то другие грозятся снести голову. Приходится постоянно платить за свои слабости, желания и поступки. В спектакле Валерия Анисенко нет преклонения перед автором пьесы и предшествующими ее прочтениями Станиславским, Эфросом, Маланкиным и прочими, о ком судачат. Его спектакль о пожилом человеке, который крепко во всем запутался. Королевская власть в лице смешного маленького и невыразительного Людовика XIV и религиозная власть в лице безликого архиепископа Шарона ему по-настоящему не страшны. У него слабые противники. Зато сильные женщины, дай-то бог с ними разобраться. Все остальные персонажи комедийные. Спектакль течет легко, игриво, в красивых костюмах под классическую музыку, в духе а-ля французских представлений эпохи классицизма. Есть шутовские куртки, колпаки и длинные носы, маски и слаженное пение. Говорят, что мало кому интересны времена расшитых камзолов и напудренных париков, жеманных женщин и драчливых капитанов. «Три мушкетера» исчерпали и закрыли тему. Но молодой труппе Республиканского театра белорусской драматургии очень полезно окунуться в неведомую эпоху и реконструировать ее для современного зрителя. Посмотрим вместе, сопоставим, сличим. Зря сюда примешали Михаила Булгакова с его трудной пьесой, где нехватка актерского мастерства становится явной. Лучше бы сыграли «Плутни Скапена» или «Тартюф» все того же Мольера. Без претензий.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...