Пламенная страсть

Странствующий «Плутовской театр ДиГриза» сейчас проще встретить где–нибудь между Парижем и Амстердамом, нежели в Минске...

Странствующий «Плутовской театр ДиГриза» сейчас проще встретить где–нибудь между Парижем и Амстердамом, нежели в Минске. В прошлом году в гастрольном графике наших кочующих комедиантов было почти три десятка европейских фестивалей, теперь своим искусством жонглировать огнем под аккомпанемент средневековых инструментов они намерены влюбить в себя еще больше улиц и площадей. Но остаток зимы «ДиГризы» все же решили провести дома — в феврале тут у них намечается одно очень важное дело. А именно презентация первого в стране диска аутентичных белорусских танцев, своеобразного «предисловия» к будущей мультимедийной энциклопедии национальной хореографии, в которую войдет не только та обширная информация о традиционном танцевальном искусстве, которую собрали поколения этнографов до «ДиГризов», но и нечто уникальное, известное не столь широко, что удалось обнаружить им самим во время своих экспедиций в глухие деревеньки. Планируется, что через пару месяцев этот диск уже можно будет свободно купить. Но экспедиции в белорусскую глубинку, как заверяет идейный вдохновитель нового проекта «Плутовского театра ДиГриза» Алексей «Бекар» Бурносенко, останутся даже после выпуска последнего из 7 запланированных дисков. Ведь для истинного коллекционера процесс ничуть не менее увлекателен, чем результат.


Когда–то именно с Алексея началось столь популярное у нас сегодня увлечение ирландскими танцами. А сейчас он создает еще один танцевальный клуб, посвященный уже танго и чарльстону. И одновременно вместе со своим театром продолжает оттачивать мастерство огневых шоу, напоминающих порой то представления средневековых факиров, а то и современный балет. К слову, жонглировать огнем «ДиГризы» также стали одними из первых в Беларуси.


О деньгах на топливо можно не беспокоиться


— При этом, насколько мне известно, по образованию вы инженер–механик? — уточняю я у Алексея при встрече.


— Знание теоретической механики сейчас мне здорово помогает. Ведь в умении управлять огнем большое значение имеет понятие баланса, момента инерции. Математика вообще сильно облегчает понимание законов мира.


— Вы до сих пор остаетесь одним из самых авторитетных знатоков старинных танцев. Тем временем Змитер Сосновский, лидер группы «Стары Ольса», с которой вы когда–то сотрудничали, утверждает, что для полного погружения в аутентичное искусство нужно целиком копировать даже образ жизни средневековых музыкантов или танцоров...


— Знаю, есть такая точка зрения. И в целом я с ней согласен. Белые пятна истории можно закрыть в том числе и гипотетической реконструкцией древнего быта. Но публика–то уже другая! Если сделать точную реконструкцию средневекового шоу, современный зритель, привыкший к грандиозным представлениям в стиле Майкла Джексона, этого не оценит. Скажем, достаточно точно средневековый странствующий театр показал Ингмар Бергман в фильме «Седьмая печать». То, что удивляло народ 600 лет назад, у большинства вызовет теперь разве что зевоту. И если мы хотим, чтобы зрители оставались с нами до конца, приходится лукавить...


— И поэтому вы называете себя «плутовским театром»?


— В определенном смысле это так. Но если на улицах мы стремимся зацепить публику трюками поэффектнее, на фестивалях можем позволить себе погрузиться в культуру прошлого максимально глубоко. Так сказать, в образовательных целях.


— И все–таки уличные шоу для вас важны?


— Конечно, путешествуя по фестивалям, мы постоянно останавливаемся по дороге, выступаем на площадях. Ну и заодно осматриваем достопримечательности... В прошлом году, например, в Хамельне, красивейшем городе, который прославили братья Гримм в своей знаменитой сказке «Хамельнский крысолов», даже встретили коллегу. Того самого крысолова, который, играя на кларнете, каждое воскресенье уводит за собой местных школьников, переодетых в костюмы крыс. Поравнявшись с нами, этот человек (кстати, одетый в костюм, очень похожий на наши) велеречиво произнес, что до следующих выходных весь город оставляет нам, со всеми его улицами и туристами. После чего о деньгах на топливо мы могли уже не беспокоиться.


Легенда про Цмока


— А кто он вообще — этот ваш ДиГриз?


— Фактически театр родился во время одной из ролевых игр, посвященных XV веку. Тогда, 5 лет назад, мы впервые и назвали себя «плутовским театром ДиГриза» — в честь авантюриста из фантастических романов Гарри Гаррисона. А после решили оставить себе это звучное имя.


— Раз уж речь зашла о литературе... У вас есть полноценные огневые спектакли по произведениям Гете, Гоголя. Пора бы взяться и за белорусских классиков, как считаете?


— Есть у нас один, долго вынашиваемый национальный проект. Но не по классикам, а по старинным народным балладам. Одна из самых известных, легенда про Цмока, и стала основой для нашего нового огневого спектакля. Большого, мощного шоу с белорусскоязычными текстами под аккомпанемент архаичных инструментов. Уже разработаны и хореография, и дизайн костюмов...


— Значит, скоро пригласите на премьеру?


— К сожалению, в Беларуси не так много фестивалей, где можно презентовать подобную программу, — техника безопасности не позволяет. Возможно, первым, где мы покажем свой новый спектакль, будет фестиваль огня в Киеве или Архангельский форум уличных театров... Впрочем, один мой коллега–театрал уже в сентябре этого года намерен учредить фестиваль уличных театров в Новополоцке. Так что не исключено, что премьера может состояться и в Беларуси.


— Кстати, большинство тех, кто занимается огневыми шоу у нас в стране, не скрывают, что черпают вдохновение в культуре маори. Вы же пытаетесь найти истоки своих манипуляций с огнем в белорусском язычестве...


— Конечно, документально подтверждено, что в Европе огневые шоу стали устраивать только в XII веке, — с подачи факиров из Азии или африканских стран. Но ведь и Купалье у нас празднуют издавна, и вайделотки, жрицы огня, у нас были... К сожалению, все эти элементы истории скрыты под большим количеством мифов. Доказать истину тут уже едва ли возможно. Но и доказать обратное нельзя.


Вообще, мне кажется, это очень благодатный миф, на который можно привлечь немало туристов. Европе очень интересна архаичная культура Беларуси! Могу судить об этом даже по нашим выступлениям на международных фестивалях. Люди валом валят на наши представления. Хотя огневых–то шоу там навидались...


Фаер–шоу за здравие


— Но мало кто из артистов, выступающих с подобными шоу, станет рисковать, как вы. С голым торсом и распущенными волосами жонглировать факелами, например...


— Про ожоги я знаю чуть ли не больше любого медика — первые года три редкое представление обходилось без этого. Однако риск в разы увеличивает зрелищность — ведь и воздушный акробат вызывает больше эмоций у зрителей, если работает без страховки. Возможно, дело тут в профессионализме, а может, организм адаптировался, но ни у меня, ни у моей супруги Анны Сергеевны, арт–директора нашего театра, ожоги давно не появляются.


— И вы можете спокойно смотреть на выступления жены?


— Аня очень не любит, когда за нее волнуются. Поэтому к публике я выхожу обычно сразу вслед за ней — когда жена выступает, я готовлюсь к своему выходу и времени на волнение уже не остается.


— Замечу, что огневые шоу становятся теперь довольно популярным клубным развлечением, — в прошлом году по этой причине даже сгорело несколько московских клубов...


— Тут можно сказать, что отношение к технике безопасности у нас параноидальное. Поэтому выступать мы предпочитаем все же на открытом воздухе. И, кстати, сотрудники МЧС нередко приглашают нас на свои праздники.


P.S. Подробнее узнать обо всех событиях в «Плутовском театре ДиГриза» можно на официальном сайте http://medievalbelar us.org/.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?