Пилюля для здравого смысла

В домашней аптечке всегда найдутся таблетки от головной боли, порошки от несварения желудка, пилюли от ОРЗ, купленные про запас. А как быть с медикаментами, если срок годности истек раньше, чем вы успели ими воспользоваться?..

В домашней аптечке всегда найдутся таблетки от головной боли, порошки от несварения желудка, пилюли от ОРЗ, купленные про запас. А как быть с медикаментами, если срок годности истек раньше, чем вы успели ими воспользоваться?


Выбросить в мусорное ведро и забыть — проще простого. Но тут подвох: избавляясь от просроченных лекарств, мы тем самым, возможно... подвергаем себя опасности. Экологи утверждают, что микрочастицы современных антибиотиков непродолжительное время спустя попадают в воду, почву, а оттуда и в продукты питания. Вроде и не ел «аллерген», а откуда ни возьмись зуд и сыпь. А крупное исследование запасов лекарств армии США показало, что 90 процентов препаратов с 15–летней просрочкой по–прежнему сохраняли свое действие. То есть лечить средство уже не лечит, но напомнить о себе способно. И еще как!


Бери — не хочу?


«СБ» писала о том, как в деревне Пущеево Витебского района на лесной дороге была обнаружена внушительная свалка лекарств («Таблетки для головной боли», 27.05.2009 г.). Эуфиллин для астматиков, ампулы пирацетама, таблетки азалептина, который применяется при острых формах шизофрении... Куча упаковок объемом в пару мешков из–под картошки под открытым небом, бери — не хочу. «Во Владивостоке был случай, когда на свалку выбросили неактивированную оспенную вакцину. Она попала в руки детям и вызвала вспышку заболевания, — приводит пример Ольга Клочкова, научный сотрудник лаборатории профилактической и экологической токсикологии РНПЦ гигиены. — Лекарственные препараты имеют в составе химические вещества различной структуры. Сложно просчитать, как они будут взаимодействовать, вместе или по отдельности, попав под влияние солнечного света, осадков, других химических веществ. Могут образоваться и более опасные соединения! Более того, со временем токсичные элементы начинают просачиваться через контейнеры, куда помещаются мусорные отвалы. Следовательно, будет происходить загрязнение подземных вод и почвы. А оттуда, не исключено, химикаты попадут на поля и в пищу».


— Конечно, объем выбрасываемых лекарственных препаратов не может ни в какое сравнение идти с отходами, скажем, химических лабораторий. Но и небольшого количества потенциально опасных веществ достаточно, чтобы создать экологическую проблему, — рассуждает Юлия Вишневская, старший преподаватель кафедры иммунологии МГЭУ им. А.Д.Сахарова. — В токсикологии давно установлено: малые концентрации биологически активных соединений, в том числе и лекарственных средств, оказывают на организм не меньший эффект, чем высокие. Сотрудники нашего университета, например, экспериментально продемонстрировали такую закономерность: очень низкие (на несколько порядков ниже тех, что используются для лечения) дозы местных анестетиков или блокаторов ионных каналов могут приводить к разрушению эритроцитов даже быстрее, чем высокие.


В идеале, конечно, старые лекарства следовало бы сдавать в аптеки, как поступают в Швеции, Финляндии, Канаде, Эстонии, Чехии и Франции. Но у нас таких пунктов приема попросту нет. А быть может, и необходимости в них не существует? «Закончилась эпоха, когда медикаменты закупались впрок, — убежден Александр Хоменко, директор Национальной антидопинговой лаборатории, профессор, доктор медицинских наук. — В былые времена в Советском Союзе их стоимость была сравнительно невелика. И население закупало лекарства в значительных количествах, а часто получало бесплатно или по сниженной цене. До сих пор помню, как однажды родственники умершей старушки принесли целый почтовый ящик, набитый лекарствами. А теперь, когда за одну упаковку можно отдать 50 — 70 тысяч рублей, без крайней необходимости дорогостоящие препараты почти никто не приобретает». И тем не менее проблема утилизации лекарств, да и вообще медицинских отходов у нас существует. Причем заниматься ею начали совсем недавно.


Группа специального назначения


— По заданию Министерства здравоохранения наш центр разработал Санитарные правила и нормы по обращению с медицинскими отходами, — Ольга Клочкова убеждена, что проблема давно нуждается в более пристальном внимании экспертов. — Теперь они поделены на группы. Допустим, обычный бытовой мусор опасности не представляет. А вот лекарства с просроченным термином годности либо те, что были повреждены во время транспортировки или использования, а также вызывающие сомнения у специалистов при внешнем осмотре, требуют особого внимания. В отдельную группу вынесены признанные заведомо опасными отходы цитостатических препаратов, вызывающие реакции угнетения, торможения клеток и другие негативные последствия.


В больницах и поликлиниках препараты прежде чем выбросить, особым образом нейтрализуют. Скажем, отходы, образовавшиеся в результате уничтожения лекарственных средств, содержащих живые культуры микроорганизмов, подвергают стерилизации насыщенным водяным паром при избыточном давлении и высокой температуре в паровых стерилизаторах (автоклавах). А вот для отходов цитостатиков, широко применяющихся в онкологии, нужны особые печи, где температура не ниже 1.200 градусов по Цельсию. Опыт Европы и США показывает: только так можно уничтожить диоксины и другие стойкие органические вещества–загрязнители, которые могут образовываться при неполном сгорании. Такая печь сама себе контролер, поскольку снабжена датчиками выброса вредных веществ в атмосферу, системой наблюдения за уровнем их предельно допустимых концентраций, очистительными фильтрами. А у нас в стране скопилось в общей сложности около 100 тонн отходов цитостатиков! Избавиться от них — давно назревшая необходимость, признают врачи. В РНПЦ онкологии и медицинской радиологии имени Н.Н.Александрова такие отходы складируются более пяти лет, а в советское время и вовсе попросту выбрасывались. Теперь медики с нетерпением ждут, когда в Гомельском областном клиническом онкологическом диспансере приобретут печь, чтобы переправить опасные «залежи» туда на сжигание. В перспективе же подобные установки не помешало бы иметь в каждом регионе (в любом случае территориальные центры гигиены и эпидемиологии будут измерять выбросы вредных веществ в атмосферу).


А в Брестской областной больнице такую печь уже приобрели и в октябре прошлого года запустили в эксплуатацию. «Она позволяет избавиться от 100 килограммов любых отходов, в том числе и цитостатиков за три с половиной часа. Сжигаем же мы по 10 килограммов в месяц (это использованные шприцы, иглы, ампулы и др.), а кроме того — использованные перевязочные материалы. Установка состоит из двух камер, в одной уничтожаются выхлопные газы, так что угрозы для окружающей среды она не представляет. За консультацией к нам уже обращались коллеги из Гомеля. Прорабатываем вопрос, чтобы помочь Брестскому областному онкологическому диспансеру с накопившимися там отходами», — поделилась новым пока для нашей страны опытом заместитель главного врача по административно–хозяйственной части Брестской областной больницы Кристина Семенова.


...Пока экологи и врачи ломают голову над тем, как наиболее безопасно избавиться от некогда полезного, для обычного потребителя американское агентство по контролю за лекарствами и пищевыми продуктами FDA разработало ряд нехитрых правил по обращению со старыми препаратами. Таблетки, свечи, порошки надо обязательно перемешать с пищевыми отходам, например с кофейной гущей или картофельными очистками, чтобы сделать малопривлекательными для детей, бродяг и животных. Смесь положить в плотный полиэтиленовый пакет, пластиковую емкость или стеклянную банку и плотно закрыть. И ни в коем случае нельзя смывать лекарства в туалет — в городских реках и так «плавают» почти терапевтические дозы антидепрессантов и гормональных контрацептивов!


Кстати


В 37 штатах США приняты законы, позволяющие передавать ненужные лекарства через местные благотворительные аптеки нуждающимся пациентам. Однако с двумя условиями: медикаменты должны быть в нераспечатанных упаковках и до окончания срока годности должно оставаться не менее 6 месяцев.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
СБаноним
Недавно перед нами выступал председатель горисполкома и призывал пользоваться экономичными лампами дневного света, но в них ведь содержится ртуть. Я не знаю ни одного приемного пункта ртутных ламп дневного света в нашем городе от населения. Во всех нормальных странах их принимают назад в магазин. У нас пока только на помойку, для создания экологической катастрофы.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?