Первая выставка в Минске — какой она была?

История о том, как начальник жандармерии и епископ организовали первую выставку в Минске

«Эта история будет о том, как начальник жандармерии и епископ организовали первую выставку в Минске», — с таких слов искусствовед Надежда Усова начинает рассказ о неожиданном результате своих исследований, позволяющем по–новому взглянуть на прошлое одного из старейших минских домов и, возможно, стать ключом к дальнейшим архивным находкам.

Здесь начиналась художественная жизнь Минска.

У здания по адресу ул. Революционная, 2 богатая биография, лишь часть которой известна большинству минчан. Именно здесь был основан Институт белорусской культуры, первая модель Национальной академии наук. Найти дом большого труда не составит — благодаря памятнику Максиму Горецкому в нише фасада. Однако есть и другие поводы считать эти стены туристической достопримечательностью.

Изначально тут была городская резиденция графов Пшездзецких. Впоследствии, если судить по архивным документам, — почтовая контора. В 1872 году дом по улице Койдановской (прежнее название Революционной) перешел в собственность Минского духовного училища. Некоторые из этих фактов можно узнать из мемориальной таблички на одной из стен. Но мало кому известно, что за год до этого, в 1880–м, здесь провели первую художественную выставку Минска. Что подтверждает переписка устроителей «Выставки достопримечательностей разного рода» с минским губернатором Александром Петровым, сохранившаяся в Национальном историческом архиве.

— Эта выставка меня давно интриговала, — не скрывает Надежда Усова, продолжая искать новые сведения для своего исследования о художественной жизни Минска рубежа XIX — начала ХХ века. — Совершенно непонятно было, кто и с какой целью мог ее организовать. Единственная информация, которой мы располагали, — газетная заметка за 1955 год Сендера Палееса, отмечавшего, что это была удивительная выставка. На которой демонстрировались холсты Рафаэля, Караваджо, Матейко, Айвазовского, Верещагина, Маковского, Боголюбова, Соколова, Мещерского. И представьте мое изумление, когда выяснилось, что ее организатором оказался небезызвестный нам Василий Алексеевич фон Роткирх! Тот самый, который был руководителем минского общества вспомоществования учащимся и в 1882 году устроил розыгрыш картины Айвазовского в пользу неимущих гимназистов. Василий Роткирх, избранный председателем комитета по устройству выставки, с удивлением убедился в богатстве минских собраний: ежедневно в залы Духовного училища стекались из усадеб картины и предметы «антропологического и этнографического характера».

О некоторых фактах пестрой жизни этого человека «СБ» вспоминала на своих страницах минувшей весной, публикуя архивные документы, подтверждающие, что 150 лет назад Иван Айвазовский действительно написал картину для минских гимназистов по просьбе Василия фон Роткирха, начальника Минского жандармско–полицейского управления железных дорог. Однако до не такого уж давнего времени это имя могли вспомнить, скорее, в связи с восстанием 1863 года, в подавлении которого фон Роткирх сыграл не последнюю роль. Даже получил медаль за свою деятельность и едва не погиб в результате покушения от кинжала одного из повстанцев. А ведь при этом был редким знатоком литовского фольклора и, как полагают исследователи, первым перевел на русский отрывок из «Дзядоў» Адама Мицкевича, запрещенных цензурой Российской империи.

— До нас не дошло ни одного портретного изображения Василия Алексеевича, — сожалеет Усова. — Но сохранились рисунки, которые он сделал к своим заметкам о Друскениках в 1854 году, где служил до прибытия в Минск. К слову, это фон Роткирх первым описал Друскеники как курорт. Недавно в Литве переиздали его дневниковые записи вместе с этими рисунками, в свое время запрещенными цензурой — настолько правдиво и нелицеприятно он описывал быт этого места.

Наверняка как художника–любителя с точным и острым глазом Василия фон Роткирха интересовал и Минск. Но до сих пор пока его имя не связали с нашей первой художественной выставкой и наследием Айвазовского, исследовать эту биографию в таком разрезе никому не приходило в голову. Надежда Усова:

— Определенно, этот барон–полковник был очень нетипичным начальником жандармерии. Где бы ни оказывался Василий Алексеевич, он моментально сходился с местной элитой и возглавлял благотворительные общества. Но в связи с «Выставкой достопримечательностей разного рода» стоит вспомнить еще одного человека, без поддержки которого фон Роткирху было бы затруднительно поднять такое дело. Духовное училище, где выставили картины и другие «достопримечательности», находилось в ведении не губернатора, а епископа Минского и Туровского Евгения, в миру — Николая Демидовича Шерешилова. Став Минским епископом, он издал труды Кирилла Туровского, открыл церковь в Пищаловском замке, а во время русско–турецкой войны предоставил часть архиерейского дома под лазарет. Словом, личность также весьма интересная и практически забытая на сегодняшний день. И вот эти двое совершенно разных людей впервые объединили здесь минскую элиту, показав прекрасные полотна из личных коллекций.

Словом, эта первая выставка, устроенная также в пользу общества вспомоществования учащимся, и вправду была удивительной. Очевидно, архивы таят в себе еще немало сюрпризов.



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...
Новости