Народная газета

Перспективная партия

Изменят ли политический ландшафт в Беларуси предстоящие выборы?

18 февраля 2018 года пройдут выборы депутатов местных Советов. Такого рода кампании, как правило, вызывают заметное оживление партийной жизни. Стоит ли ожидать подобного в нашей стране, способны ли партии изменить политический ландшафт? Об этом наш разговор с директором Института социологии НАН, доктором социологических наук, профессором, заслуженным деятелем науки Беларуси Игорем Котляровым.

Фото БЕЛТА

— Игорь Васильевич, долгое время абсолютное большинство партий у нас практически ничем себя не проявляли. Как можно охарактеризовать современное партийное поле в нашей стране?

— За последние годы социологическая картина относительно политических партий в целом не изменилась. Те же рейтинги большинства из них в пределах статистической ошибки, те же лидеры “в турнирной таблице” и те же аутсайдеры. Но в то же время заметно чувствуется, что людям в принципе партии нужны. В ходе последних социологических опросов мы задавали гражданам вопрос: нужны ли в нашей стране сильные политические партии? Положительно на него ответили 19,5 процента опрошенных, “скорее, да” — 28 процентов. То есть почти половина населения считает, что партии как политический институт, способный быть связующим звеном между гражданами и органами власти, должны быть. Другое дело, что сами политические партии в большинстве своем по-прежнему себя не проявляют.

— В стране объявлена дата местных выборов. Как вы считаете, это отразится на активности партий?

— Сегодня уже, а точнее, еще вчера, партии должны были отобрать потенциальных кандидатов, готовых побороться за депутатские мандаты. Но партии чаще занимаются тем, чем им заниматься не следовало бы, — высказыванием взаимных претензий друг к другу, внутренними разборками и так далее. Не надо далеко ходить, возьмите недавно отмеченное 100-летие Великой Октябрьской социалистической революции. Для партий — по крайней мере, левого толка — оно должно было стать колоссальным толчком к активности. Но этого, как мы видим, не случилось. Если партии смогут использовать предстоящую политическую кампанию, чтобы дойти до многих жителей, это даст результат и позволит им раскрутить свой рейтинг. Прошлые такого рода кампании для партий были скорее неудачными.

— Тем не менее некоторые общественные деятели довольно активно участвуют в выборах на протяжении многих лет. И это показывают, кстати, и результаты ваших соцопросов. Но вызывает удивление, что третью строчку рейтинга занимает мало кому известная партия “Зеленые”, находящаяся же давно на слуху ЛДП лишь пятая.

— Этот рейтинг формировался на основе ответов респондентов на вопрос: “Если бы в белорусский Парламент выборы проводились по партийным спискам, то за какую политическую партию вы проголосовали бы?” Как правило, многие социально и политически пассивные избиратели выбирают партию со звучным либо привлекательным названием. Вспомните — “Франция, вперед!”. Белорусская партия “Зеленые” имеет привлекательное название, хотя особой активностью она в последние годы не отличалась.

А вот ЛДП действительно активно работает. Она стремится дойти до регионов. Но у нее есть существенный недостаток — нет интересных идей, привлекательных лозунгов, которые можно было бы преподнести людям. Она опирается не на протестный электорат, то есть довольно конструктивна, но в то же время идеологически не раскручена так, как коммунисты. Если либерал-демократы найдут какую-то интересную политическую изюминку, будут с полезными и нужными идеями идти к людям — они с учетом отлаженных механизмов и опыта работы получат на выборах в местные Советы достаточно много голосов. Правые же партии будут работать на привычном им протестном электорате. Но люди уже не столь наивны.


— Это, кстати, хорошо показала “массовость” последнего широко раскрученного оппозицией “марша рассерженных”, не собравшего и двух сотен человек по всей стране. Почему придерживающиеся правых организации столь несостоятельны?

— Прежде всего потому, что Декрет № 3, под знаком недовольства которым оппозиция и пыталась вывести людей на улицы, народом в целом поддержан. Граждане отлично понимают, что он поддерживает социальную справедливость и направлен прежде всего против тех людей, которые хотели бы оторвать кусочек пирога у честно работающих граждан. Устранение государством недостатков первоначальной редакции декрета снимает и многие причины для недовольства этим нормативным актом.

— Уже несколько лет обсуждается вопрос преобразования в политическую партию Республиканского общественного объединения “Белая Русь”. Насколько мне известно, этот вопрос может быть вынесен на планируемый вскоре съезд РОО.


— По всем показателям Республиканское общественное объединение “Белая Русь” намного состоятельнее, весомее, чем любая из наших нынешних политических партий. У него есть эффект узнаваемости, в то время как, например, в двух БНФ и трех социал-демократических партиях граждане откровенно путаются. “Белая Русь” — единственное общественное объединение, которое имеет свое лицо, высокий коэффициент доверия, по-настоящему и весьма активно работает. Вспомним, например, их участие в предыдущих избирательных кампаниях, работу общественных приемных.

Но переход от общественного объединения к политической партии повлечет за собой немало сложностей, которые “Белой Руси” придется в таком случае решать. Скажем, сегодня в стране общественные объединения создаются зачастую по производственному принципу, партии же могут создаваться лишь по территориальному. И в этом случае в нашем Институте социологии, например, первички “Белой Руси” уже не будет. То есть организационные вопросы уже будут решаться не на уровне трудовых коллективов, а на уровне региона. Но политическая ниша у партии, которая может быть создана из РОО “Белая Русь”, несомненно, есть. Ее и заполнят люди, желающие стабильности, успешности развития нашей страны и которые будут все делать для этого.

— Каков ваш прогноз: изменят ли предстоящие выборы в местные Советы партийный ландшафт в нашей стране?


— Современная молодежь в политике достаточно активна и воспринимает партийную деятельность с определенным интересом. Другое дело, что есть партии с засидевшимися лидерами и застаревшими членами. И когда молодежь попадает на их партсобрания, видит внутренние разборки, она уходит. Но если политические лидеры будут активно работать с молодежью — та их обязательно поддержит. Ведь партии, как бы то ни было, выполняют функции формирования, воспитания и выдвижения высокопрофессиональных кадров. Поэтому сегодня и необходима работа с юношами и девушками. И не следует утверждать, что молодые люди аполитичны, предпочитают лишь сидеть в компьютере или гулять в парках. Это совершенно не так. Просто с ними надо разговаривать, причем разговаривать на равных.

Что же касается предстоящих выборов, думаю, кардинальных изменений не будет. Но то, что рейтинг политических партий повысится, — это да. Сегодня в партиях все четче наблюдается понимание того, что, если они хотят остаться на плаву, хотя бы удержаться на политическом поле, им надо уметь взаимодействовать с избирателями. Выборы дают для этого просто уникальную возможность. Если партии собираются добиться каких-либо политических успехов, они должны постоянно работать. И работать солидно.

osipov@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...