Большой совет

Обсуждаем проблемы образования

ФОТО  АРТУРА  ПРУПАСА.

Сегодня стартует Республиканский педсовет — главный форум учителей и преподавателей. В отрасли свыше 451 тысячи работников, а ответственны они за судьбу более чем 2,3 млн ребят и девушек — учащихся, студентов, воспитанников. Большой педсовет традиционно определяет тактику на новый учебный год, исследует накопившиеся проблемы, ищет решения. Но на сей раз задача еще шире — стратегия. Около 1.000 педагогов, руководителей системы образования, республиканских и местных органов государственного управления, представителей общественных объединений и отраслевого профсоюза будут обсуждать в том числе концептуальные подходы. Как на обозримое будущее — до 2020 года, так и на достаточно долгую перспективу — до 2030–го. Главная часть предложений прозвучала на рабочей встрече Президента с вице–премьером Василием Жарко и министром образования Игорем Карпенко. О чем же еще пойдет речь? Что стоит за предлагаемыми новациями? Как объясняют их эксперты и педагоги?

Педагоги идут на мозговой штурм

Школа: объективно говоря

Фото  Артура  ПРУПАСА.

Основной новацией, предлагаемой к обсуждению общественности, пресса поспешила назвать переход на обязательное общее среднее образование. На самом деле это фактически свершившийся факт. Во–первых, говорит министр Игорь Карпенко, есть государственный запрос на образованного гражданина и высококвалифицированного специалиста. Во–вторых, в Кодексе об образовании заложен законодательный коридор для такой нормы. В–третьих, мы очень близки к заявленной цели: допустим, более 90% учащихся в системе профессионально–технического образования уже получают именно общее среднее образование. Официальное признание, что от обязательного базового страна перешла к обязательному общему среднему образованию, еще и улучшит наши позиции в рейтинге индекса человеческого развития. Там мы пока занимаем общую 52–ю строчку среди 188 государств, по показателю «Ожидаемая продолжительность обучения» — 30 — 32–ю, «Средняя продолжительность обучения» — 19 — 20–ю. Иными словами, с этим вопросом разночтений быть не должно. Другое дело — оценка качества образования. Ее Минобразования предлагает сделать более объективной и независимой.

Фото Владимира Шлапака.
И дело даже не в обсуждении «5 или 10?», которое бурно идет уже целую неделю. Александр Лукашенко справедливо подчеркнул: прежде чем принимать какое–либо решение, необходимо все взвесить, вынести эту тему на общественный суд. Нет, здесь речь о целой системе, которая предусматривает независимую аттестацию выпускников базовой школы, комплексный общеобразовательный экзамен (тест) за курс средней школы и участие в Международной системе PISA, которая оценивает качество общего среднего образования уже более чем в 70 странах. Оглашение результатов PISA порой становится одним из главных событий для национальных систем, а незавидное место в этой «табели о рангах» — прямым руководством к действию. С легкой руки европейских менеджеров от образования появился даже новый термин: PISA–шок. Так вот Минобразования предлагает организовать Агентство по контролю в сфере образования, которое бы отвечало за создание в стране системы независимой оценки знаний. Здесь, уверяют специалисты, не потребуется дополнительных вложений: во имя единой цели будут объединены подчиненные министерству структуры. К 2020 году ставится цель провести независимую итоговую аттестацию за курс базовой школы и выработать критерии отбора в 10–е гимназические классы ребят наиболее мотивированных. А к 2030–му — усовершенствовать систему итоговой аттестации и на заключительной ступени общего среднего образования с проведением комплексного итогового теста. Кстати, к тому времени современная информационно–образовательная среда станет во всех школах делом привычным.

Есть у Минобразования еще одно насущное предложение — в целом упорядочить структуру. В системе сейчас около 8 тысяч всевозможных учреждений. И хорошо бы выстроить их в единую сеть таким образом, чтобы образование шло непрерывно, ведь и мировой слоган «Образование через всю жизнь» к тому подталкивает. Поэтому виды учреждений общего среднего образования думают сократить, на уровне профессионально–технического и среднего специального образования оставить колледжи и особо присмотреться к гимназиям. Нужны ли вступительные экзамены в их 5–е классы? Не слишком ли велик стресс для четвероклассника, когда объявляют, что он не способен где–то учиться? Ведь мы не знаем, как он себя позже проявит, зато учителя знают массу примеров, когда ученик «пробуждается» в 6 — 7–м классе, да еще как! Вообще, так ли высоко качество знаний, как того ждут от «элитных» учреждений? Над критериями и механизмами такой оценки сейчас работают в министерстве.

ФОТО  БЕЛТА.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Наталья Бушная, директор гимназии № 1, Минск:


— Мы участвовали в апробации системы PISA, и думаю, что сравнивать таким образом уровень школьников — правильный путь для нашей системы образования. Дети должны уметь применить полученные знания в нестандартной ситуации. На форуме будет обсуждаться и независимая аттестация после 9–го класса, и я не сомневаюсь, что скоро мы к этому придем. Возможно, с нового учебного года вводить ее еще преждевременно. Но в ближайшем будущем это не повредит. Здесь влияет и тренд ориентации на профессию после базовой школы, который тоже будет развиваться. Хорошей идеей, на мой взгляд, был бы и какой–то итоговый тест после 11–го класса, связанный с общим развитием детей. Почему бы и нет? Мы ведь хотим, чтобы ученики не просто обучались в старших классах, а с расчетом на будущую профессию. И общий уровень образовательной культуры здесь тоже очень важен.

Лариса Ковалевская, учитель биологии Минского государственного областного лицея:


— Думаю, если бы у нас появилась независимая аттестация для учеников за курс базовой или средней школы, она добавила бы объективизма в выставление отметок. Мой предмет необязательный, он профильный. Хотя у меня был опыт работы в гимназии № 15, где был мультипрофильный класс. Ученики сдавали экзамен и в основном подтверждали свои отметки. После же лицея мои ученики показывают хорошие результаты на ЦТ по биологии, многие получают по 98 — 99 баллов. Плюс у нас в этом году, как и в прошлом, трое победителей республиканской олимпиады, которые автоматически получают 100 баллов по биологии. В основном такие ребята идут в медицинский университет. Очень ими гордимся! Но появись в профильных классах обязательный экзамен по профильному предмету, это было бы правильным решением. Целенаправленное обучение стимулирует. И здесь для ученика, который углубленно изучал предмет, было бы неплохо, окажись рядом другой учитель, который с ним не работал. Такой педагог оценил бы знания более объективно, без отсылок на прошлые успехи, помог бы посмотреть на подготовку с другой стороны.

Татьяна Лукша, директор столичной гимназии № 24:


— На мой взгляд, независимая аттестация для школьников — вопрос неоднозначный. С одной стороны, это более объективное оценивание, ведь в своих школах и гимназиях играет человеческий фактор. Но с другой — мы получим дополнительный стресс для учеников. А вот что касается участия в программе оценивания PISA, думаю, для учеников это будет интересно. Интересуют учителей и другие злободневные вопросы. Например, будет ли у нас пятибалльная система? Или останется десятибалльная? Тот же переход на общее среднее образование. Хотя для нашего учебного заведения это не так актуально: ученики гимназии нацелены на общее среднее образование и на успешное поступление в вузы.

Фото Павла Чуйко.

Вузы: перевернуть пирамиду


Фото  Артура  ПРУПАСА.
Во все времена успешность человека определял не столько уровень образования, сколько уровень мастерства. Не корочка диплома, а реальные профессиональные навыки. Об этом у нас говорят как минимум семь последних лет, когда рынок труда остро ощутил дефицит именно в квалифицированных рабочих на фоне «перепроизводства» юристов, экономистов, психологов. И сейчас, по меткому замечанию вице–премьера Василия Жарко, мы имеем несколько перевернутую пирамиду. Вузы выпускают чуть ли не вдвое больше специалистов, чем училища, колледжи и техникумы. Этот перекос начал формироваться еще с середины 1990–х, когда появились частные институты и платное обучение. План приема в вузы с каждым годом рос, по рабочим специальностям — сокращался. И если в 1990 году школу окончили 78 тысяч ребят, а вузы на все формы обучения набрали 37 тысяч, то пять лет назад дошло до того, что на 64 тысячи выпускников пришлось 81,3 тысячи поступивших. Как же вернуть образовательную пирамиду на место? Чтобы в основании ее не лежало высшее образование, причем преимущественно гуманитарное, а оба направления стали равноценны, как за рубежом?

Эксперты утверждают: в советской школе, которая сегодня считается почти эталонной, существовал такой фильтр, что на старшую ступень попадали 60% учеников, из них где–то 35% становились потом студентами. Сейчас ценность высшего образования девальвировалась: с дипломом вуза чуть не каждый второй. Так или иначе, платно или бесплатно, на вечернее или заочное, готовы принять практически всех желающих, если они преодолели минимальный порог баллов на ЦТ. Он, прямо скажем, мизерный. По главному профильному предмету математике, физике, химии, биологии допустимыми считаются 15 баллов из 100, а по истории, обществоведению, иностранным языкам — 20, для некоторых вузов — еще ниже. Поэтому по итогам вступительной кампании вице–премьер Василий Жарко и предлагает поэтапно повысить пороговые значения показателя ЦТ. Одновременно пересмотрев содержание тестов на соответствие учебным программам. Прежняя работа уже дала определенный результат: средний балл нынче вырос сразу по 11 дисциплинам и у всех категорий абитуриентов!

Но ни повышение «проходной планки» в вузы, ни качество тестов не дают ответа на главный вопрос: как сместить вектор интересов школьников? В Германии, например, более половины детей проходят через профобразование, в Швеции высшее образование имеют 15% населения, а у нас оно стало чуть ли не массовым, и студент–платник с 85–процентной вероятностью получит диплом, даже если рассуждает: «Я еще за свои деньги должен и учиться?» Василий Жарко заверил: искусственно сокращать места в вузах никто не будет, корректировать планы набора должна реальная ситуация — то есть совместный прогноз в потребности кадров Минтруда и соцзащиты и Минэкономики. В повестке дня — переход на конкурсную основу при формировании контрольных цифр приема за счет бюджета, более жесткие требования к лицензированию и аккредитации вузов. И надо наконец разобраться с их профилизацией. К примеру, экономистов у нас готовят 28 высших учебных заведений, юристов — 17, не считая средних специальных. Актуален вопрос и по старению ректоров. Почти каждому второму из них за 60, каждому третьему — за 65...

Фото Павла Чуйко.

Впрочем, нельзя отрицать: ситуация стала выправляться. 63,4 тысячи, 63,1, 55,5, 53,5 тысячи — такова динамика планов приема в вузы за последние четыре года. Зато у молодежи в чести профессии парикмахера, слесаря по ремонту автомобилей, помощника машиниста тепловоза, повара, кондитера, продавца. В мировом чемпионате рабочих профессий WorldSkills мы начали участвовать совсем недавно, но уже есть чем похвастаться. Видимо, стоит двигаться по тому же пути — избавляясь от невостребованных мест на студенческой скамье и делая ставку на профориентацию. Недаром в концепции Минобразования до 2030 года значится такой пункт: обеспечить профподготовку учащихся на базе учреждений профессионально–технического и среднего специального образования, в том числе в шестой школьный день.

В КРУГУ МНЕНИЙ


Борис Никульшин, проректор по учебной работе БГУИР:


— Мы не показатель для других вузов, так как сейчас находимся на пике популярности. ИТ–сфера востребована, сокращать набор здесь нет смысла, поэтому он и регулируется обоснованно. У нас в полтора раза больше заявок, чем можем предложить специалистов. При этом динамика роста ПВТ показывает, что с каждым годом все больше отстает динамика подготовки кадров. Радует и то, что много заявок от радиотехнической области, куда тоже приходят компании–резиденты ПВТ, в итоге берут не только разработчиков, но и других специалистов. Востребованы все. Цифры набора у нас несколько лет на одном уровне, снизился лишь набор на заочную бюджетную форму. В то же время набирает популярность сокращенная форма.

Андрей Король, ректор Гродненского государственного университета имени Я.Купалы:


— Главное, что следует ставить во главу угла, — качество подготовки специалистов. Это залог грамотных решений в экономике, социальной сфере. А количественный показатель не всегда подкреплен должной материально–технической базой, соответствующим профессорско–преподавательским составом, то есть идет вразрез с качеством. Хочу отметить при этом, что количество граждан, имеющих высшее образование, является важным индикатором уровня социально–экономического состояния и основным ресурсом развития любой страны. Следует понимать, что при введении ограничений молодые люди могут уезжать в университеты соседних с нами государств. Мне как ректору университета, расположенного на границе с Евросоюзом, это более чем понятно. В нашем университете с 2013/14 учебного года общее количество студентов уменьшилось с 16.840 до 12.880 — на 23,5 %. А вот доля магистрантов выросла с 2,0 до 6,7%. Это произошло естественным путем, за счет баланса спроса и предложения. Мы сократили прием на недостаточно востребованные специальности I ступени и открыли новые образовательные магистерские программы, направленные на углубленную практико–ориентированную подготовку специалистов. Это позволяет повысить привлекательность университета, в том числе среди иностранных граждан. Что касается получения высшего образования в заочной форме, то мы и здесь руководствуемся необходимостью обеспечения должного качества подготовки специалистов. По этой причине снизили прием на заочную форму получения высшего образования за последние два года на 14,9%. Но при этом не ущемили право выпускников колледжей совмещать работу с получением высшего образования, тем более что в составе университета четыре колледжа, где мы непосредственно контролируем качество подготовки специалистов. Поэтому прием на базе общего среднего образования сократился на 29,3%, а на базе среднего специального образования остался на прежнем уровне.

Что еще в планах?


Оптимизировать специальности, исключить дублирование подготовки по ним как на уровне среднего специального, так и высшего образования.

Обновить классификаторы специальностей и квалификаций совместно с Минтруда и соцзащиты, а также разработать новые подходы к формированию прогноза потребности в кадрах.

Развивать движение WorldSkills Internаtional для популяризации рабочих профессий и повышения стандартов профподготовки.

Расширить перечень специальностей обучения на английском языке, в дистанционной форме.

Реализовать модель «Университет 3.0», которая предполагает создание внутри вузов интегрированной образовательной, научной и предпринимательской среды для коммерциализации научных разработок.

Оснастить все учреждения образования высокоскоростным беспроводным интернетом, перейти на электронные документы (в том числе классный журнал), карту учащегося.

Скорректировать содержание программ и стандартов дошкольного образования с учетом принципа преемственности.

Обеспечить шаговую доступность дошкольного образования путем расширения сети учреждений всех форм собственности.

Перейти к инклюзии на всех уровнях образования.

Модернизировать вступительные испытания на I ступени высшего образования, обновить правила приема на II ступень и многое другое.

gabasova@sb.by

pasiyak@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...