«Пациенты после пересадки печени живут и тридцать, и сто лет»

ЗАСЛУЖЕННЫЙ врач Республики Беларусь пришел на интервью с корреспондентом «БН» сразу после операции по резекции (удалению. — Прим. авт.) печени. Ежегодно в центре их проводится около 70, и это стало уже обычной практикой. Тема нашей беседы — экстрокорпоральная резекция печени, которая выполнялась в Беларуси лишь трижды. Причем все три раза — в 2011 году.

Руководитель Республиканского научно-практического центра трансплантации органов и тканей Олег Руммо рассказал о новейшей операции, освоенной белорусскими врачами.

ЗАСЛУЖЕННЫЙ врач Республики Беларусь пришел на интервью с корреспондентом «БН» сразу после операции по резекции (удалению. — Прим. авт.) печени. Ежегодно в центре их проводится около 70, и это стало уже обычной практикой. Тема нашей беседы — экстрокорпоральная резекция печени, которая выполнялась в Беларуси лишь трижды. Причем все три раза — в 2011 году.

— Олег Олегович, в каких случаях проводится экстрокорпоральная резекция печени?

— Выполняется она тогда, когда опухоль удалить в пределах самой печени невозможно и когда пациенту не показана пересадка печени. Чаще всего это бывает при злокачественных опухолях печени.

— Что представляет собой эта процедура?

— Ее суть в том, что на определенном этапе операции печень удаляется из организма, затем удаляется опухоль из этой печени, восстанавливаются нормальные анатомические взаимоотношения в органе и потом печень вшивается на то место, где она раньше находилась.

 — Когда экстрокорпоральная резекция печени была выполнена впервые в мире?

— Эту операцию впервые выполнил в 1989 году всемирно известный немецкий хирург Рудольф Пихльмайр.

— В чем преимущества экстрокорпоральной резекции?

— Их несколько. Во-первых, каждая операция имеет свои показания и противопоказания. В той ситуации, когда у пациента имеется злокачественная распространенная опухоль, ему не показано выполнение пересадки печени — она попросту бесполезна. Дело в том, что сразу после трансплантации органа в 95 процентах случаев опухоль возникает в новой печени, и человек очень быстро умирает. Естественно, никто не будет в данном случает заниматься пересадкой. На то есть несколько причин: существуют другие пациенты, имеющие право и возможность после трансплантации печени жить 30, а иногда и больше лет. Предпочтение в пересадке печени получит тот пациент, которому она нужнее и который может дольше и эффективней прожить оставшуюся жизнь. К сожалению, после экстрокорпоральной резекции печени пациент редко живет больше, чем пять лет. Но никто врачам не давал право лишать человека этих лет. Данная операция практически всегда имеет благоприятный исход, когда у человека имеется огромных размеров доброкачественная опухоль. В таком случае пациенту не стоит делать пересадку печени и обрекать его на прием специальных препаратов, потому что его печень здоровая. В ней существует просто огромная опухоль, которая может разорваться, и тогда человек умрет, или из доброкачественной может превратиться в злокачественную. На этой стадии, когда опухоль уже невозможно удалить внутри организма, выполняют экстрокорпоральную резекцию. После данной процедуры пациент имеет все шансы прожить и сто лет. Человек в итоге знает, что у него нет никакой опухоли и, как следствие, нет проблем с печенью. Это те случаи, когда выполняют экстрокорпоральную резекцию или, как некоторые врачи ее называют, аутотрансплантацию печени.

— Расскажите, пожалуйста, о трех ваших пациентах, которым врачи центра делали такую операцию.

— Первый пациент, как ни странно, приехал из Молдовы. Ему отказали в Санкт-Петербурге и Москве. Денег на то, чтобы поехать лечиться в Германию, у него не было, и он обратился за помощью к нам. Мы знали, что технически готовы. Специалисты нашего центра выполнили операцию успешно. До нее пациент чувствовал себя плохо, больше месяца держалась высокая температура, был истощен. А сейчас живет в Молдове, и никаких проблем с его здоровьем нет.

Второй пациент имел злокачественную опухоль. Нам пришлось удалять нижнюю полую вену, протезировать ее. После проведения операции у пациента возникло осложнение и, к сожалению, он умер. Третьего человека мы прооперировали 2,5 недели назад. У 16-летнего парня была доброкачественная опухоль, которая могла превратиться в злокачественную. Она полностью занимала все его сосуды. Операция прошла успешно, юноша пока находится в нашем стационаре и готовится к выписке.

— А сколько длится период реабилитации?

— В Беларуси разработана четкая система реабилитации. После двухнедельного содержания в стационаре нашего центра пациента, как правило, направляют либо в Республиканскую клиническую больницу медицинской реабилитации в Аксаковщине, либо в 11-ю городскую клиническую больницу. Через месяц человек совершенно спокойно может работать и жить полноценной жизнью. В ситуации, когда мы имеем дело с доброкачественной опухолью, нет необходимости проводить какое-либо специальное обследование. К сожалению, когда речь идет о злокачественной опухоли, пациент обязан быть на диспансерном наблюдении у онколога. После операции он должен пройти курс химиотерапии, принимать специальные препараты, которые предотвращают рецидив опухоли.

— Могли бы вы назвать стоимость одной экстрокорпоральной резекции печени?

— Это не такая дорогая операция. Ее себестоимость, с учетом оплаты труда врачей, расходов на электроэнергию, растворы и прочие материалы, вряд ли будет выше тысячи долларов, хотя скажу, что операции нашим гражданам мы делали бесплатно.

— Сколько специалистов одновременно заняты при проведении такой операции?

— Операционная бригада хирургов — четыре человека, два анестезиолога — это уже шесть врачей. Плюс медперсонал. В среднем около 12 человек единовременно заняты в этом процессе.

— Какова средняя длительность экстрокорпоральной резекции печени?

— Последняя операция в нашем центре у мальчика длилась 12 часов. В среднем такие процедуры занимают от 6 до 13 часов.

— Насколько популярны подобные операции в мире?

— Нужно исходить из простых вещей. Операция очень сложная и требует высокой квалификации хирургов. Поэтому даже в странах с развитым уровнем медицины, таких как Германия, Испания, США, далеко не каждый центр способен выполнить экстрокорпоральную резекцию печени. Обязательное условие — это центры, имеющие программы трансплантации печени. К счастью, количество больных, которым показана исключительно эта процедура, невелико. Опыт ведущих мировых центров, практикующих экстрокорпоральные резекции печени с 1989 года, ограничивается 25 операциями. В год одна клиника выполняет три—пять. Для Беларуси потребность в  среднем не будет превышать пять операций в год. Поэтому наш центр готов принимать иностранных граждан, если у них есть соответствующие показания.

— Олег Олегович, большое спасибо за беседу. Удачи вам в нелегком деле!

Беседовала Екатерина ЗАБАВСКАЯ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?