Сельская газета

Парижская школа со смиловичской пропиской

Как смиловичскому мальчику Хаиму Сутину удалось покорить Францию

В червенском поселке, где когда-то начинал знаменитый живописец, сегодня подрастают юные преемники Хаима Сутина


Из динамика доносится бархатное звучание французской гармоники.  В помещении витает запах свежесваренного кофе. Сидя за столиком импровизированного кафе в смиловичском музее «Пространство Хаима Сутина», представляешь себя гостем ресторана «Ротонда» в Париже, где так любила собираться творческая молодежь в начале прошлого столетия. Частым гостем там был и сам Хаим СУТИН, чудаковатый, местами странный и даже немного сумасшедший… Быть может, потягивая вино, молодой художник представлял, как станет знаменитым, но сам славы не искал. Он просто любил рисовать. Как в Париже, где для этого были все условия, так еще мальчишкой в Смиловичах, где таких возможностей не было вообще… 


«Хаим рос странным, скрытным и нелюдимым. В верующей семье евреев не принято было рисовать, а он этим заветом пренебрегал, — знакомит с детскими годами жизни Сутина директор музея Светлана Хасеневич. — Именно поэтому часто получал нагоняй от старших братьев и отца».

 В семье Залмана и Сары Сутиных, которые воспитывали в сельской местности одиннадцать детей, царила типичная для того времени атмосфера — повседневные заботы по дому, тяжелая работа, молитвы. А тут вдруг рисование. Стремление к творчеству никто не поощрял, поэтому мальчику приходилось искать способы, чтобы как-то раздобыть карандаши и бумагу. Хаим воровал из дому столовые приборы и выменивал их на улице на мел и прочую ненужную для бедной семьи художественную утварь. А однажды мальчик преступил все мыслимые и немыслимые устои. Нарисовал человека (да еще кого — отца!), лежащего в гробу. В качестве наказания устраивали ему «темную»: закрывали в чулане. Поэтому он так любил сбегать из дома и уединяться меж плакучих ив у речки и там отводил душу, рисуя все что хотел.

По этой улице некогда ходил юный Сутин

Местный краевед, член Союза писателей Беларуси и по совместительству педагог дополнительного образования Смиловичского государственного аграрного колледжа Иван Ярошевич проводит меня по сутинским местам. Пейзажи впечатляют — имение Ваньковичей, которое сохранилось до наших времен, там же парк, где любил практиковаться юный художник.

— Смиловичи тех времен были большим местечком, — углубляется в историю Иван Павлович. — На месте нынешнего рынка в выходные работал базар, куда съезжались окрестные торговцы. Найти здесь можно было все, что душа пожелает. Работали лавки, кафе, пивные. Но благами этими могли пользоваться не все. Сутины были не самых богатых кровей, жили скромно, затянув потуже пояса. 

Племянница художника Нина ФЕРАПОНТОВА хранит альбомы о знаменитом родственнике

К рынку примыкала Минская улица, ныне Республиканская, на которой и жила семья. Дом после войны не сохранился, но место его расположения Иван Ярошевич знает хорошо. Современные Смиловичи уже совсем не те, что прежде, но по другую сторону от рынка еще можно увидеть старые дворы. А на территории Центра детей и молодежи появились настоящие художественные инсталляции — кованая пчела и улей, которые словно перемещают во Францию во времена художников «Парижской школы». 

Разглядывая репродукции картин в местном музее, сложно представить Смиловичи без Сутина. Как, впрочем, и без самого музея, который сегодня считается брендом поселка. Открылся выставочный зал в Центре детского творчества детей и молодежи в 2008 году при поддержке Национальной комиссии по делам ЮНЕСКО. С тех пор здесь побывало много именитых гостей, в их числе известные художники, искусствоведы, представители дипмиссий. В «Пространстве Хаима Сутина» три зала: первый рассказывает о детстве и юности художника, второй стилизован под парижское кафе первой трети прошлого столетия, в третьем собрана экспозиция еще одного известного уроженца Смиловичей, родоначальника эскизов для тканей модных домов Парижа в 30-х годах XX века Файбиша-Шраги Царфина. 

В ЗАЛЕ, который посвящен жизни Сутина в Смиловичах, один из центральных экспонатов — генеалогическое древо рода. До недавних пор многие имена в нем были неизвестны. Сейчас белые пятна истории семьи постепенно обретают отчетливые очертания. Например, долгие годы считалось, что в гетто погибли родители Хаима Сутина. Но на старом еврейском кладбище на могильном камне, который нашли студенты-волонтеры несколько лет назад, значится дата смерти Залмана Сутина — 1932 год. Рядом с ним еще два памятника. Прочесть надписи на них энтузиасты так и не смогли. Но не исключено, что именно здесь похоронены мать Хаима, умершая в 1938 году, и его младшая сестра, которой не стало в 1936-м. Остальным Сутиным пришлось спасаться от фашистов, многие сегодня разбросаны по всему миру. Сестра Хаима, Мери, к слову, уехала в свое время в США, вслед за ней еще Морис, Сесиль и Иосиф. Янкель перебрался в Ташкент, а Гирш в Березино служил раввином. Сестры Фрида и младшая Этель остались в Смиловичах. В доме Этель в свое время жила мама Сара. Какой она была? Бабушку помнит Нина Ферапонтова — дочь Этель и племянница Хаима, которую удалось отыскать. Сейчас Нина Александровна живет в Минске, но все детство провела в Смиловичах:

Картины художника продаются за миллионы долларов

— Наш дом стоял в самом начале Минской улицы, а бабушки — на этой же улице неподалеку. Пока жила моя мама, наведывались в гости к ней нечасто. После смерти мамы, а мне тогда было всего шесть, стали жить вместе с бабушкой. Помню, как в нашем доме над моей кроватью висели три портрета — тети Мери, мамы (стояла в красивом бежевом платье, облокотившись на перила) и Хаима. Все это рисовал он. Помню и бабушку, она была доброй женщиной, верующей, частенько угощала меня сладостями. 

Отец Нины Александровны, Григорий Алексеевич, работал начальником снабжения кожевенной артели, поэтому семья жила небедно — в кладовой висели окорока, а на столе всегда была еда. В семье же самого Хаима такого достатка не было. Отец зарабатывал тем, что чинил обувь, мать хлопотала по дому. Родители мечтали, чтобы дети выбились в люди — выучились и стали раввинами. Но такое будущее Хаима не устраивало. Отец Нины Александровны рассказывал, что часто наблюдал, как тот бегал на речку, где подолгу любил рисовать. Уже тогда он был требовательным к творчеству: «Бывало, нарисует что-нибудь, сидит, рассматривает, а потом возьмет да и сомнет творение».  

КАК МАЛЬЧИКУ из бедной семьи все же удалось осуществить свою мечту? Светлана Хасеневич приводит одну распространенную версию. В 1907 году Хаим убегает из дома в Минск. Там он посещает лекции рисунка у Крегера — художника, известного только в узких кругах. Однажды, по слухам, Хаим написал портрет раввина, что в принципе иудейской религией запрещается. Сын героя картины, мясник, пришел в ярость и избил мальчика так, что тот попал в больницу. По решению суда Хаим получил в качестве компенсации за телесные повреждения 25 рублей. Этого было вполне достаточно, чтобы уехать из Минска в Вильно, стать помощником адвоката и начать учиться в художественной школе. Здесь Сутин знакомится с Михаилом Кикоиным, уроженцем деревни Режицы Витебской губернии. Там же учился Павел Кремень, что приехал в Вильно из Желудка Щучинского района. 

Именно вслед за ними в 1913 году Хаим перебирается в Париж. Эти деревенские ребята держались вместе, были Сутину верными друзьями, единомышленниками. Они мыли посуду, выколачивали из чужих ковров пыль, мели улицы и помогали друг другу выживать. Как и многие другие эмигранты-творцы, приезжавшие во Францию, Сутин нашел прибежище в «Улье» — доме для художников-бунтарей со всего света. За первые десять лет жизни в Париже Хаим вдоволь наголодался, намытарился, наскитался. 

Один из залов Смиловичского музея стилизован под парижское кафе

Друзья художника позже вспоминали, как тот рисовал натюрморт с селедками. Прежде чем съесть принесенную из лавки снедь, принимался за работу и мучился, пожирая ее глазами. Пока не закончит картину, не притрагивался. «Улей» при Сутине страдал от невыносимых запахов. Хаим лишь оправдывался тем, что туши быков любил рисовать сам Рембрандт. Освежеванная и распятая бычья туша стала для него символом безвинной и насильственной смерти, этот мотив не раз появлялся на его картинах. Маленьким мальчиком он увидел, как соседский мясник отрубает голову петуху. Помнил, что хотел закричать, но  не смог. Позже говорил, что все свои работы потому и пишет, чтобы выпустить наконец тот самый, застрявший сгустком ужаса в горле крик. 

ПОНАЧАЛУ творчество художника мало кого интересовало, пока американский коллекционер Альберт Барнс не разглядел нечто особенное в картинах и не скупил все работы Сутина за 20 тысяч франков — немалая по тем временам сумма. Так в один миг он стал популярным и богатым. У Хаима появилась своя мастерская, пятикомнатные апартаменты. Но богатство не затмило ему глаза: как небрежно одевался, так же относился и к деньгам. Однако о родителях не забывал. 

Нина Ферапонтова вспоминает, что бабушка Сара получала от сына денежные переводы. На эти деньги покупала в Торгсине за валюту апельсины, шоколад, докторскую колбасу в фольге, которой угощала и внучку. О том, что Хаим помогал семье, есть и документальное подтверждение. В Париже хранится оригинал письма, которое в 1937 году сестра Этель, мать Нины Александровны, писала брату. В нем она называет его лучом света, который делает мрачную жизнь светлее: «Твои новости нам добавляют силы жить. Мы вечно будем помнить подарок, который ты нам сделал. Мама нам тоже дала немного денег». 

Директор музея «Пространство ХаимаСутина» СветланаХАСЕНЕВИЧпроводит экскурсию

СЕГОДНЯ в Смиловичах есть последователи знаменитого художника. В прошлом году в Центре творчества детей и молодежи открылась арт-студия «Улей», где занимаются пятнадцать юных художников. Педагог дополнительного образования Валентина Юцкевич, которая работает с ребятами, поясняет, что художественная мастерская появилась здесь не случайно:

— У нас родились известные на весь мир художники — это своеобразная почва для искусства. Сегодня вместе с ребятами мы возвращаемся к творчеству Сутина, дети сами рисовали его работы, которые теперь украшают арт-центр. К нам приезжают талантливые художники, мы сами выезжаем в музеи, знаковые для страны места, чтобы знакомить ребят с образцами искусства. Дети участвуют в республиканских и международных конкурсах, завоевывают призовые места. Кто знает — быть может, через несколько лет у нас вырастет новый Сутин.

В РЕПРОДУКЦИЯХ работ «Девочка на изгороди» и «Двое детей на дороге», которые украшают музей, крупным планом сельская ребятня. Смиловичская? Искусствоведы говорят, что не факт. Однако я убеждена: детские воспоминания, пусть и не самые счастливые, должны были отпечататься в душе, на холсте здешнего художника с мировым именем.

СПРАВКА «СГ»

Хаим Сутин родился 13 января 1893 года (по другим данным — в 1894-м) в поселке Смиловичи Червенского района в семье Залмана и Сары Сутиных.  Он — один из самых известных представителей художников «Парижской школы». Его работы выставляются не только в странах Европы, но и в США. Умер 9 августа 1943 года в Париже, похоронен на кладбище Монпарнас.

bizyk@sb.by

Фото автора

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости