Минск
+11 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Оттолкнуть от Земли

Давно ли вы перечитывали Жванецкого? Да хотя бы вот этот нетленный кусочек из миниатюры “Я при себе”: “Ничего не разрешаю себе уничтожать. Все старые вещи при мне. Мне 50, а все мои колготочки при мне, все ползуночки, носочки, трусики, маечки. Документики все держу, метричку, табель первого класса, второго. Все честно, все документировано. Ни шагу без фиксации.

— Где был с января по февраль тысяча шешешят?..

— Вот справка.

— Где сейчас находится дядя жены?

— А вот.

— Где похоронен умерший в тышяшя восемьдесят брат папы дедушки по двоюродной сестре?

— Парковая, шестнадцать, наискосок к загсу. От загса десять шагов на север, круто на восток, войти в квартиру шестнадцать и копать бывшее слободское кладбище”.

К Жванецкому меня, если честно, натолкнул Виктор Ладес, известный судья соревнований по тяжелой атлетике, директор минской СДЮШОР профсоюзов “Спартак”, который прислал в редакцию 10 файлов, а на самом деле чуть ли не краткий исторический справочник о тяжелой атлетике. Все в них было. 

Виктор Ладес
Фото Артура Прупаса

— Кто самый возрастной олимпийский чемпион в штанге?

— Рудольф Плюкфельдер (СССР, вес. кат. 82,5 кг, род. 06.09.1928, а чемпионом стал в Токио 16.10.1964 в возрасте 26 лет 41 день).

— Кто самый тяжелый чемпион мира?

— Андрей Чемеркин (Россия, стал чемпионом в 1997 году, показав результат в двоеборье 462,5 кг с собственным весом 170,3 кг).

— Кто поднял первым три собственных веса?

— Стефан Топуров (Болгария, толчок 180 кг, вес. кат. 60 кг (59,85) 24.10.1983).


И так далее, и так далее. На любой список вопросов у Виктора Александровича есть список ответов, причем, говоря словами Михал Михалыча Жванецкого, обязательно четыре варианта по времени года. Впрочем, не славы ради прислал в редакцию свою цифирь Ладес, а справедливости для. Говорит, мол, будет неправильно, если в белорусской прессе так никто и не напишет, что в этом году было ровно тридцать лет с того дня, как Леонид Тараненко установил в Канберре свой уникальный рекорд, о котором проще всего сказать, что он вечный.

А дело было так.

У нас наступала зима, а в Австралию приходило лето. Во второй половине 80-х штангой на Зеленом континенте руководили братья Сэм и Пол Коффа — первый одно время входил даже в руководство Международной федерации, а второй в те годы выступал кем-то вроде импрессарио. Сегодня Пол Коффа по-прежнему активен и ведет неустанную борьбу против “допингового” блока в любимом виде спорта, а тогда, тридцать лет назад, он с радостью принимал у себя в гостях представителей “советского блока” — они приносили ему кассу.

Кубок супертяжеловесов (или как его более точно называли Samboy Chips World Superheavyweight Challenge; по названию главного спонсора — производителя чипсов) проходил в Австралии несколько лет подряд, и сегодня Леонид Тараненко не без удовольствия вспоминает, что в ходе этих состязаний выступать ему доводилось даже в ресторане, где за выступлениями атлетов следила жующая публика в смокингах. Да и у самих атлетов в этом самом ресторане бывал открытый счет, который открывал глаза на райскую жизнь.

Впрочем, мы же все-таки говорим о рекордах.

В интернете можно найти рассказ Пола Коффы о том, как в 1988 году по пути в Канберру четыре “русских медведя” — Леонид Тараненко (олимпийский чемпион — 1980), Александр Курлович (триумфатор Сеула — 1988 и будущий триумфатор Барселоны — 1992), Юрий Захаревич (олимпийский чемпион — 1988) и их тренер Алексей Медведев сделали остановку в Мельбурне: “Бывший штангист и мой близкий друг владел престижным автосалоном. Его выставочный зал был полон Ferrari’s и Lamborghini. Поэтому я взял их там. В шутку я сказал трем медведям, что, если побьете мировой рекорд, я дам “Ламборджини”.

Тараненко поездку на роскошном авто помнит, но настаивает, что на турнире он и его товарищи состязались не за машину, а за премиальные (по советским меркам внушительные, по сегодняшним — сущий мизер), при этом еще держали в уме, что на родине из сумм с тремя нулями им могло достаться не более 600 инвалютных рублей.

26 ноября 1988 года в спортивном зале (на этот раз не в ресторане) Канберры сошлись звезды. Это много позже в Австралию хлынут потоком болгарские штангисты во главе с Благоем Благоевым и Наимом Шаламановым (позже он станет турком Сулейманоглу), румыном Нику Владом и прочими-прочими, использующими падение железного занавеса в своих целях, а тогда это было нечто иное. Тараненко в рывке зафиксировал сперва 205, потом 210 кг. Толчок начал с “разминочных” 245, а дальше послушаем Пола Коффу:

“Леди Удача была на нашей стороне в тот день. Это было просто невероятно. Когда Леонид толкнул 266 кг, то я бросился к нему с предложением пойти еще дальше — на 270. Он оглянулся на Захаревича и Курловича, и 270 кг (595 фунтов) было установлено — толпа задохнулась. К сожалению, Тараненко к штанге больше не вышел. Он был буквально выжат. Но кто мог обвинить его?! Он только что достиг невероятного. Какой прекрасный день, какой прекрасный момент для спорта!”

26.11.1988 г. Канберра. Есть толчок 266 кг. 
Фотографий этого рекорда нет нигде. 
Есть только видеоролик на YouTube.

К сожалению, время — это река, которая неуклонно размывает границы. Международная федерация тяжелой атлетики, стремясь очиститься от допинговых следов, за минувшие три десятка лет уже несколько раз обнуляла мировые рекорды и пересматривала весовые категории. В результате достижение Тараненко уцелело лишь в Книге рекордов Гиннесса, да и там после прошлогоднего чемпионата мира в Анахайме, где грузин Талахадзе сумел зафиксировать по сумме двух движений 477 кг, за белорусом остался только рекордный толчок.


К сожалению, нет уже в живых и многих из тех, кто упомянут в этом тексте. Еще три года назад в таком же снежном декабре скончался Иван Логвинович — тренер, сделавший из неизвестного паренька Лени из городка Малорита олимпийского чемпиона, который показанным в Канберре результатом утвердил себя в качестве самого сильного человека на этой планете. Еще раньше исчез, пропал, разрушили (называйте как хотите) легендарный тренировочный зал в подвале здания НИИМЭСХ Нечерноземной зоны (сегодня это РУП “Научно-практический центр НАН Беларуси по механизации сельского хозяйства”). Еще раньше было многое, что можно найти сегодня в архиве Виктора Ладеса (но больше — нигде).

Свое очередное путешествие по волнам нашей памяти я хочу закончить словами Жванецкого: “Нет в городе человека, уверенней чем я, в завтрашнем, сегодняшнем, а, главное, во вчерашнем дне. С высоко поднятой головой сижу. Некоторые издеваются: справки — это все, что ты накопил к старости? Все, причем это копии, оригиналы закопаны в таком месте! Глядя на меня, другие светлеют. Значит, можно, значит, живем!”...

gord@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...