Минск
+13 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Интеграция малонаселенных школ в Россонском районе дает возможность ученикам развиваться, равняться на лучших

Отсрочка с оглядкой на демографию

СИСТЕМА образования Витебской области уже несколько лет живет в состоянии оптимизации, основная причина — демографическая. На крайнем севере Беларуси, в Россонском районе, всего 9045 жителей, в райцентре — 4500. Из 12 школ с богатым, можно сказать, вековым прошлым за 10 лет оптимизации осталось всего пять, и те загружены лишь на 10 процентов мощности. Начальник отдела по образованию райисполкома Виктор Мельников называет свою сферу передвижной, ведь 15 процентов детей на Россонщине, а это 184 школьника и 31 детсадовец, в учреждения образования подвозят на девяти комфортабельных автобусах.

Клястицкая школа.

Из пункта А в пункт Б автобус в основном едет не более получаса. Россонский район компактный. Например, в Клястицы добираются из Головчиц, что в семи километрах, Ковалей — 11, Юховичи и Марачково чуть поодаль — 15 и 23 километра соответственно. С детьми, кроме водителя, находится сопровождающий. Казалось бы, ни гвоздя, ни жезла, но и здесь можно найти минусы.

Светлана Петрович в Головчицах заведует местной библиотекой-клубом, ее дети — восьмиклассник Илья и пятиклассница Яна — учатся в Клястицах, добираться недалеко. Тем не менее Светлана ностальгирует по школе в своей деревне:

— Ее закрыли шесть лет назад, сын успел лишь первый класс окончить. Конечно, на месте учиться удобнее. Дочь поначалу от переездов уставала. Вставать приходится в шесть утра, чтобы выехать в 7.15 и успеть к нулевому уроку. С другой стороны, в Клястицкой школе крупнее классы. И это плюс, ведь ребенок должен развиваться среди детей. Они же сейчас очень общительные, после уроков домой совершенно не спешат, не прочь задержаться на кружках и секциях.

Виктор Мельников замечает, что ученик часто привязан к графику автобуса, и не всегда есть время для дополнительных занятий, поэтому скомканный досуг — один из главных минусов подвоза. К тому же ухабистые дороги и транспорт, каким бы надежным он ни был и какой бы ас им ни управлял, — источник повышенной опасности. Поэтому требования к водителям здесь, как для международного класса. Несоответствие в зарплате компенсируют тем, что приглашают на работу людей пенсионного возраста. В целом на автопарк в год уходит 200 тысяч рублей. Этой суммы хватило бы на содержание полноценной базовой школы. Но альтернативы нет.

— Демографическая картина на селе не радует, нет заказа на людей в том количестве, как это было 10 или 20 лет назад, — замечает одну из причин убыточной демографии Виктор Мельников. — Вот смотрите, купил лесхоз харвестер, и вместо бригады вальщиков леса понадобился один машинист. На новых сельхозкомплексах тоже работников меньше вполовину. Словом, площадями, которые раньше осваивал человек, теперь занимается машина.

Директор Клястицкой школы Татьяна Мельман не упускает и еще одну причину низкой демографии:

— Здесь директорствую 20 лет. Принимала школу, было, как сейчас помню, 247 детей, параллельные классы. Сейчас же всего 93 учащихся и 34 детсадовца — из них 50 доставляем двумя автобусами из соседних деревень, где закрылись четыре школы. Люди активно мигрируют в города — вот основная сельская боль. Бывшие выпускники сетуют, что их альма-матер не стало, а ведь сами уехали, не захотели создать здесь семьи, чтобы и их детишки бегали в местные садик и школу.

Начальник отдела по образованию Россонского райисполкома Виктор МЕЛЬНИКОВ и директор Клястицкой средней школы Татьяна МЕЛЬМАН.

В агрогородке Клястицы около тысячи человек. Три лесничества, хозяйство в статусе филиала Полоцкого молочного комбината. Местные учителя в буквальном смысле сызмальства воспитывают у ребят патриотизм, чтобы те, отучившись, возвращались на малую родину. У мудрого подхода есть плоды: не только рабочие, но и многие специалисты на агропредприятии — выпускники Клястицкой школы, успешно трудятся, получают звание «Человек года Россонщины». Местная молодежь выбирает сельхозвузы и колледжи, откуда в школу потом приходят теплые благодарственные письма.

Для качественного образования дети должны быть социализированы, в чем малокомплектная школа, по словам россонских педагогов, заметно проигрывает. Хорошо, если в маленьком классе есть ученики с мотивацией, а если там 3—4 пассивных, то за кем тянуться? В области, увы, имеются случаи, когда в классе остается один учащийся. Для учителя это погибель, а для ребенка тем более. Бесконечный диалог. Какой в нем интерес?

К тому же содержать малокомплектные школы накладно для государства, недаром с 2019 года в системе образования введено подушевое финансирование. Чтобы ему соответствовать, Россонщина стала первопроходцем в повсеместном создании на селе комплексов детский сад — школа. Это облегчает ситуацию, но в сущности даже в райцентре в нормы подушевого финансирования не укладываются. Расходы немалые: зарплата сотрудникам, отопление, освещение, обслуживание помещения. Тем более ясна затратность школы с 30 учащимися, которая могла бы вместить в десятки раз больше. Хотя районные власти порой идут на исключение.

Ученики из Клястиц работают в капустном поле.

В агрогородке Соколище, например, школу планировали закрыть еще два года назад, здесь всего 37 учащихся и 12 детсадовцев. Но председатель райисполкома Владимир Быков распорядился сохранить школу, и главный тому аспект — социальный.

— Хозяйства здесь не осталось, а значит, нет и рабочих мест для технического персонала, — посвящает в сущность проблемы самый опытный в районе директор Николай Воробьев. — А это ведь родители наших учеников, и им сорваться из агрогородка, которому отдали 20 лет жизни, непросто. У нас опытные учителя, достойная компьютерная и спортивная база, успешные ученики, которые продолжают учебу в гимназиях и вузах.

НО и Николай Воробьев, и Виктор Мельников понимают, что это лишь отсрочка в решении проблемы, и все равно рано или поздно вопрос закрытия встанет, ведь демографического всплеска не видать. Если техперсонал трудоустроить сложнее, то педагоги без занятости не остаются: во время оптимизации увольняются единицы, и то по собственному желанию.

— В районе 250 педработников. Если нарисовать среднестатистический портрет, то это женщина 45—50 лет с первой категорией и зарплатой около 900 рублей, — рассуждает Виктор Мельников. — Средняя зарплата в системе 700 рублей, и это, честно говоря, для Россонщины золотой вариант. В свое время внедрили у себя разрешенную законодательством доплату по контракту, ведь приятно, когда сотрудники зарабатывают больше.

Директор школы в агрогородке Соколище Николай ВОРОБЬЕВ.

Виктор Мельников душой болеет за свое дело, ведет его девять лет. Географ по специальности, сам вышел из директоров. Руководил Альбрехтовской школой, которая когда-то размещалась в семи хатах, отапливалась 21 печкой и двумя котельными. «Раритет» тоже закрылся. К оптимизации надо относиться с пониманием. Конечно, все родители хотят видеть своих детей на месте, золотыми медалистами и студентами престижных вузов. Но есть реалии, и они таковы. А средства, сэкономленные при закрытии, идут именно в систему образования.

— Во всех средних школах Россонщины современные компьютерные классы, лицензионное обеспечение. В этом году на эти цели выделено 50 тысяч рублей, купили три мультиборда и два компьютерных класса для базовых школ. Ведь все дети должны развиваться в одинаковых условиях, — замечает Мельников.

Система образования района в основном дотируется из бюджета, максимум 2,5 процента для своего содержания школы зарабатывают самостоятельно. В этом один из лидеров — Клястицкая школа. Здесь выращивают рассаду не только помидоров, но и сальвий, которых реализовано на 6,5 тысячи рублей. Все овощи на обеденных столах учеников со школьного приусадебного участка, яблоки — из своего сада. Чтобы обновить сельхозоснащение, коллектив задумал получить грант в проекте «Школьный сад» от ПРООН. Подкрепленные витаминами без консервантов, школяры берут Гран-при в конкурсах и на конференциях.

Местный девятиклассник Валерий Натыкан расставляет приоритеты:

— У нас все ученики на виду. Приезжие из закрывшихся школ легко адаптируются, чувствуют себя комфортно. Поначалу им непривычно, что у нас много раздолья, не могут нарезвиться. А потом становятся спокойнее, каждый находит дело по душе. Я, например, экскурсовод музея 1812 года, рассказываю про генерала Кульнева. Вместе со сверстниками ездили в Ленинградскую область на реконструкцию Клястицкого сражения, которая проводится рядом с родовым имением русского генерал-фельдмаршала Витгенштейна. Еще в нашей школе есть музеи истории Великой Отечественной войны и белорусского орнамента.

Последние штрихи подготовки Соколищенской школы к учебному году.

Валера устремил знания в точные науки и на новом мультиборде, который появится в школе, будет осваивать чертежи. Илья и Яна Петровичи тоже не скучают, несмотря на то что добираются в школу на автобусе, времени реализовать себя хватает. Недавно вместе с родителями заработали награду в областном конкурсе «Мама, папа, я — энергосберегающая семья», заодно научились экономить. В прошлом году почти все клястицкие выпускники поступили в вузы.

В марте в районе побывал министр образования Игорь Карпенко, который лично беседовал с детьми и давал дельные советы. Не важно, городская гимназия или обычная сельская школа, смысл ведь в сплоченности, дружелюбии и намерениях коллектива. Но главное условие — чтобы ребенок не рос отшельником в собственном мире, а развивался среди сверстников, равнялся на лучших. Интеграция малонаселенных школ в этом плане — шаг навстречу.

КОМПЕТЕНТНО

Дмитрий ХОМА, начальник главного управления по образованию Витебского облисполкома:

— Честно говоря, вопрос оптимизации для меня очень болезненный. В нынешнем году в области закрываются четыре школы. Нельзя сказать, что этот процесс начался в последнее время, на самом деле он шел постоянно, ведь детей становится меньше, а территория области большая. В 1991-м на Витебщине работала 1051 школа. Когда пришел в управление в 2009 году, было 627. Сейчас их 349. Поэтому определить наиболее активный период оптимизации сложно.

Сэкономленные средства стараемся направлять на развитие системы образования. Как пример, финансирования в этом году выделено практически в четыре раза больше, чем в 2016-м. Основные статьи расходов — текущий ремонт и укрепление материально-технической базы. Средства стараемся распределять объективно, в зависимости от потребностей, но традиционно больше внимания уделяем районам, в которых запланированы областные «Дажынкі», ныне это Браславский.

basikirskaya@sb.by

Фото автора.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...