От урожая до урожая своих яблок не хватает. Почему?

К 2020 году производство плодово-ягодной продукции должно увеличиться до 160 тысяч тонн

НАКАНУНЕ этого разговора прошел по столичным магазинам, посмотрел, какие, где и почем продаются яблоки. Выбор большой. Но завозных.  Свои, как мне сказали, в основном реализованы в осенне-зимний период, часть поставили в Россию. Неужели мы не в состоянии насытить рынок отечественными плодами? Сколько их завозится, закладывается на хранение? Чем озабочены производители, почему некоторые куда охотнее продают урожай российским заготовителям? Выполнена ли пятилетняя программа развития плодоводства, какие задачи стоят перед садоводами на пятилетку? Эти вопросы обсуждают участники «круглого стола» — директор РУП «Институт плодоводства» Вячеслав САМУСЬ, заместитель начальника Главного управления растениеводства—начальник отдела по производству плодоовощной продукции Минсельхозпрода Татьяна КАРБАНОВИЧ, начальник цеха садоводства агрокомбината «Ждановичи» Александр БОЛДИСОВ и генеральный директор ассоциации «Белсадпитомник» Анатолий КОРЕНЬКО. 

Вячеслав САМУСЬ

Татьяна КАРБАНОВИЧ
Александр БОЛДИСОВ
Анатолий КОРЕНЬКО


«СГ»: — Давайте прежде всего посмотрим на то, как выполнена упомянутая выше программа, ведь от сделанного, в частности обновления садов, во многом будет зависеть обеспеченность плодами в ближайшие годы. 

Татьяна Карбанович: — На начало года в стране было 99 тысяч гектаров многолетних плодовых насаждений,  39 тысяч из них в сельскохозяйственных и фермерских хозяйствах. За пятилетку посажено 7,7 тысячи гектаров плодов и ягод, в том числе около 5 тысяч — плодовых насаждений, вышли на самообеспечение посадочным материалом. Ежегодно выращиваем около 2,5 миллиона плодовых саженцев и 3,5 миллиона ягодных культур. 

Обновление шло по всем направлениям. Раскорчевывались, в основном за счет собственных средств организаций, старые сады низкого бонитета. Укрепилась материально-техническая база специализированных организаций. В результате валовой сбор плодово-ягодной продукции в сельхоз- и крестьянско-фермерских хозяйствах за пятилетку возрос  почти на 60 процентов. 

Увеличились и поставки на экспорт. В прошлом году, например, за пределы республики реализовано около 47 тысяч тонн яблок. Их и наши саженцы знают примерно от Калининграда до Сахалина, в Казахстане и Кыргызстане. 

«СГ»: — В то же время яблоки мы завозим...

Татьяна Карбанович: — Здесь на полное самообеспечение не вышли. Импортируем около ста тысяч тонн плодовой продукции в год, то есть примерно столько, сколько получаем. Поставлена задача нарастить производство. В ряду других мероприятий планируем ежегодно закладывать по 500 гектаров садов, чтобы к 2020 году производство плодово-ягодной продукции увеличить до 160 тысяч тонн. 

Анатолий Коренько: — Нам нужно закладывать уплотненные сады. Россия пошла по этому пути. У них в южной части работают кластеры с законченным технологическим циклом. Если учесть, что ежегодно мы импортируем плодов на 10—15 миллионов долларов, нетрудно представить, сколько садов можно было бы посадить. 

Татьяна Карбанович: — Хочу обратить внимание на то, что с 2016 года закладка садов будет проводиться на конкурсной основе. При определении участников конкурса приоритетными критериями будут эффективность производства, участие в ранее реализованных программах, опыт работы в плодоводстве, наличие многолетних насаждений и их состояние, обеспеченность хранилищами или мощностями по переработке и другие. При этом в конкурсе могут участвовать все желающие. Главное требование — получить эффективную отдачу от вкладываемых средств. 

Александр Болдисов: — Наш модератор интересовался, сколько нам нужно производить плодовой продукции? Столько, сколько можно продать. Рынок сам даст ответ на этот вопрос. Если товар востребован, а в этом никто не сомневается, он всегда будет в цене. За яблоками к нам постоянно приезжают россияне, устойчивый спрос на них дома. 

Любой востребованный рынком сорт должен быть вкусным, красивым, хорошо храниться, иметь товарный вид. У каждого из них свои достоинства. Я, например, много лет выращиваю яблоки «Лиголь». Потому что знаю: они стабильно востребованы, постоянно дают хороший урожай и ни разу не подмерзали. То же самое можно сказать о сорте «Чемпион», широко распространенном в Германии, Польше. Признание он завоевал своеобразным вкусом. 

Сможем ли мы насытить рынок своей продукцией? Полагаю, да. Польша, например, решила эту проблему, а с юго-западом и западом Беларуси у нее схожие природно-климатические условия. Но помощь садоводам должна быть адресной. 

Сад высаживается на десятилетия. Одновременно приходится строить хранилища, создавать шпалеры, социальную инфраструктуру. Но не всегда и везде принимались оправданные решения. 

«СГ»: — Если у хозяйств с большими садами и солидной историей отлажены связи с потребителем, то что делать фермерам, которые только начинают заниматься плодоводством, как им закрепиться на рынке? 

Александр Болдисов: — Выращивать проще, чем продавать. У нас нет фирмы или оптовой базы, которые занимались бы реализацией или мониторингом. В Польше, например, или Голландии работают производственно-торговые объединения, а у нас каждый сам за себя. Было бы неплохо создать аналогичную организацию или хотя бы сайт, где можно было узнать, кто предлагает  плоды или саженцы, какие сорта, сколько. Из-за незнания обстановки яблоки осенью иногда уходят за копейки. К тому же у некоторых фермеров негде хранить продукцию. Если выделяемые по программам плодоводства деньги направить им, то поверьте, сегодня мы не знали бы, куда девать свои яблоки.

Татьяна Карбанович: — Фермеры наравне с сельхозпредприятиями участвовали в реализации программы. Им выделялись бюджетные деньги на закладку садов, другие мероприятия. У нас 135 крупнотоварных плодоводческих организаций. Среди них немало и фермерских хозяйств. Не без их участия стало больше отечественных плодов. Увеличилось и количество хранилищ, появилась возможность больше закладывать яблок на межсезонный период.  Если раньше стабилизационный фонд составлял 10—12 тысяч тонн, то теперь более 20 тысяч. 

«СГ»: — Но отечественных яблок в продаже теперь практически нет. 

Александр Болдисов: — В прошлом году один из столинских фермеров вырастил около пяти тысяч тонн плодов. Полагаю, основное их количество ушло в Россию. Некоторые фермеры предпочитают не связываться с нашими торговыми сетями из-за несвоевременных расчетов. Так, с одним из них  на конец апреля еще не рассчитались. Кому он лучше продаст яблоки? Конечно, россиянам, они сразу платят. 

Вячеслав Самусь: — А с вами рассчитываются?

Александр Болдисов: — Рассчитываются. Мы реализуем не только  плоды, но и помидоры, огурцы, другие овощи. Если торговля хочет с агрокомбинатом работать постоянно, то вынуждена рассчитываться своевременно. 

Анатолий Коренько: — Система торговли действительно хромает. Если с Белкоопсоюзом ситуация улучшается, то «Евроопт», предприятия Минторга предлагают большие скидки. А УП «Партизанский» белорусской столицы одному из сельхозпредприятий и фермерскому хозяйству до сих пор не заплатил около 400 миллионов рублей. 

Вячеслав Самусь: — Сельхозпроизводители имеют право выбора, куда и кому продавать плоды. Но наша торговля в последнее время поставила неприемлемые условия — рассчитываться не позже 90 дней со времени поставки. Но если зарубежный покупатель платит сразу, какой смысл кому-то ждать три месяца? 

Для наращивания производства яблок нужно и дальше закладывать сады, в том числе с капельным поливом, способные давать по 60 тонн плодов с гектара. Мы еще не вышли на так называемые рациональные нормы питания. Требует улучшения и сортоиспытание. Эта проблема не решается много лет. Зачем нам, например, шесть сортоучастков? 

Татьяна Карбанович: — Проблем в отрасли действительно немало. Многие решены, некоторые еще нет. За время реализации предыдущей госпрограммы реконструировано и построено хранилищ примерно на 40 тысяч. Общая их вместимость — 104 тысячи тонн. Действует 15 сортировальных линий плодов. Решается проблема сортоиспытаний. О ней можно было говорить года три назад. Проблемные вопросы постоянно рассматриваются на экспертном совете, созданном по поручению министра сельского хозяйства и продовольствия. 

«СГ»: — Мы много говорим о производстве, хранилищах. Но некоторые садоводы жалуются на слабую обеспеченность техникой. 

Александр Болдисов: — Возможно, часть фермеров отдельные виды техники взяли бы в лизинг. А хозяйства закредитованы. Приобрести теперь можно все, были бы только деньги и желание. 

Вячеслав Самусь:  — В стране не выпускают, например, смородиноуборочные комбайны, но их нам много не надо. Выгоднее их купить, чем самим выпускать. 

Александр Болдисов:—  Их в нашем хозяйстве три — один самоходный и два прицепных. Достаточно.

Татьяна Карбанович: — В свое время мы обсуждали необходимость производства такой техники. Провели мониторинг ягодных насаждений и пришли к выводу: достаточно около сорока машин. Кстати, за прошлую пятилетку приобретено более 500 единиц специализированной техники.

«СГ»: — Увеличить производство плодов можно за счет повышения урожайности. Как у нас здесь дела?

Вячеслав Самусь: — Этот резерв задействован пока не полностью. 

Татьяна Карбанович: — Хочу обратить внимание, что речь идет о средней урожайности плодово-ягодных культур. А это и яблоки, и смородина, и малина, голубика, косточковые культуры. И если в 2010-м она была 17,6 центнера с гектара, то к 2015 году увеличилась до 35 — это стали плодоносить молодые сады. В то же время отдельные сельхоз- и фермерские хозяйства стабильно получают высокие урожаи, хороший опыт здесь  уже наработан. 

«СГ»: — Яблоки выращивать мы научились. А груши? Почему им уделяем меньше внимания? 

Александр Болдисов: — Они идут на ура. В прошлом году собрали 118 тонн. Правда, большинство летне-осенние сорта. В этом году они плодоносят еще на 12 гектарах. Полагаю, будет неплохой урожай. 

Один день в садоводстве значит очень много. В прошлом году на двух участках груши цвели очень хорошо. На одном в течение дня провели обработку и завезли пчел. Два дня стояла хорошая погода. Потом завезли их на второй. Груша там отцвела, погожие дни закончились, пчела не летала. В результате урожайность на первом оказалась около 20 тонн с гектара, на втором — значительно меньше.

Вячеслав Самусь: — Некоторые об опылении вообще забывают. А потом сетуют на низкие урожаи. 80 процентов в садах занимают яблони. Потом идут груши, косточковые. Все они перекрестно опыляющиеся. Самоплодных нет. Поэтому пчелоопыление обязательно. Таких факторов для высоких урожаев набирается около тридцати. Как-то на Толочинском консервном заводе жаловались: мол, алыча не плодоносит. Посмотрели, кто ее опыляет. Оказалось, летает несколько пчел и мошек. Теперь сделали пасеку. Вдобавок получают еще и мед.

Александр Болдисов: — Для опыления груши, вишни года четыре используем шмелей. 

Вячеслав Самусь: — Надо не только увеличивать количество садов, но и развивать сырьевые зоны перерабатывающих предприятий. Это позволит получать отечественные соки прямого отжима высокого качества.  

Анатолий Коренько: — Необходимо и орошение налаживать. В прошлом году из-за засухи недобрали около 20 тысяч тонн плодов. Много яблок отдаем переработчикам по бросовым ценам. В последнее время построено 12 цехов, но этого мало. 

Татьяна Карбанович: — И конечно же, чтобы увеличить выход товарной продукции, нужно соблюдать технологию на всех этапах производства. 

zybulko@sb.by

Фото автора и Сергея ЛОЗЮКА
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости