«От наших бомб над техникой вермахта вздымался дым, как из вулкана»

67 ЛЕТ назад, как раз в эти дни (с 23 июня по 29 августа), на нашей Родине гремели залпы Белорусской наступательной операции «Багратион», в результате которой группа армий «Центр» фашистской Германии была разгромлена. О «Багратионе» писали уже не раз. А вот об отдельных «кирпичиках», из которых состояла операция, порой забывают. А ведь одним из краеугольных камней той победы стала, например, Бобруйская операция, имеющая свое «лицо» и высокое значение. Она интересна тем, что при ее реализации использованы новые военные приемы, укоренившиеся теперь в армиях всего мира — двойной огневой вал перед фронтом атакующих частей, уничтожение взятых в кольцо соединений силами одной только авиации. К слову, современную «реинкарнацию» этих приемов, впервые опробованных на белорусской земле, военные наблюдатели замечали в течение двух последних десятилетий в Ираке, когда американцы проводили операции у берегов Персидского залива.

В ходе Белорусской наступательной операции «Багратион» Красная Армия применила ряд тактических новинок, ставших потом военной мировой практикой.

67 ЛЕТ назад, как раз в эти дни (с 23 июня по 29 августа), на нашей Родине гремели залпы Белорусской наступательной операции «Багратион», в результате которой группа армий «Центр» фашистской Германии была разгромлена. О «Багратионе» писали уже не раз. А вот об отдельных «кирпичиках», из которых состояла операция, порой забывают. А ведь одним из краеугольных камней той победы стала, например, Бобруйская операция, имеющая свое «лицо» и высокое значение. Она интересна тем, что при ее реализации использованы новые военные приемы, укоренившиеся теперь в армиях всего мира — двойной огневой вал перед фронтом атакующих частей, уничтожение взятых в кольцо соединений силами одной только авиации. К слову, современную «реинкарнацию» этих приемов, впервые опробованных на белорусской земле, военные наблюдатели замечали в течение двух последних десятилетий в Ираке, когда американцы проводили операции у берегов Персидского залива.

«На берегах Березины мы мстили за Ржев»

План «операции Багратион», говоря простым языком, был таков: неожиданным ударом сил, превышающих немецкие, расчленить врага на три группировки (Минскую, Витебскую, Бобруйскую) и уничтожить. Остатки оттеснить в Польшу. Любому, кто представит действия Красной армии, станет ясно: план окажется явью лишь в том случае, если его составные части — Витебско-Оршанская и Полоцкая операции на севере, Минская в центре и Могилевская с Бобруйской на юге — сработают с точностью швейцарского хронометра. Единый эффект был возможен только при ювелирном исполнении всех этих пунктов. Здесь сила и слабость «Багратиона». Ведь не сломи красноармейцы сопротивления на одном из участков линии фронта, они подставили бы своих товарищей на других участках под фланговый удар обороняющихся.

— На Бобруйском направлении оборонялись 9-я немецкая армия (10 пехотных дивизий) и две дивизии 4-й армии, имея заблаговременно подготовленную прочную, глубоко эшелонированную оборону. Кроме того, по pекам Добосна, Ола, Березина, а также вокруг Бобруйска были заранее подготовлены оборонительные рубежи. 9-я армия имела большой опыт оборонительных боев — наши так и не сломили ее в 1942-м под Ржевом и лишь потеснили на Курской дуге. Поражений в ее списке не значилось, чем немецкий личный состав очень гордился, в шутку называя себя «девятой непромокаемой», — рассказывает полоцкий историк-любитель, военный консультант российских фильмов «Последний эшелон», «Застава Жилина», «Лейтенант Суворов» Сергей Войцевич, живущий сейчас в Москве. — Против 9-й армии советское командование выделило намного превосходящие силы: четыре армии — 3, 48, 28 и 65-ю — плюс два корпуса с Днепровской военной флотилией в придачу. В отличие от боев 1942—1943 годов у нас уже хватало понимания того, что нападать надо, имея подавляющую численность как в людях, так и в технике. Замысел советского командования был прост: ударить по сходящимся направлениям из районов севернее Рогачева и южнее Паричи в общем направлении на Бобруйск, окружить и уничтожить бобруйскую группировку врага, освободив впоследствии Слуцк и Пуховичи.

«В деревне Здутичи горели земля, железо и камень…»

Левое крыло войск Константина Рокоссовского справилось с задачей довольно успешно: в первый же день наши вклинились в оборону врага на 10 километров, освободив 50 населенных пунктов. К исходу третьего дня наступления соединения 65-й армии вышли на реку Березину южнее Бобруйска, а войска 28-й армии форсировали реку Птичь. Группировка врага была полуокружена! 3 и 48-я армии встретили не только сильное сопротивление немцев, но и самой природы — широкая болотистая пойма Друти не пропустила пехоту и танки. Только к утру 27 июня наши все-таки обошли Бобруйск с севера. 40, по другим данным — 70, тысяч немецких солдат и офицеров, множество техники оказались в кольце.

Тогда особо отличились моряки катеров флотилии, высадив важный десант у белорусской деревни Здутичи Бобруйского района. Автору удалось найти воспоминания одного из десантников, Анатолия Козлова, участвовавшего в этой маленькой, но очень важной операции:

— В полночь 26 июня катера «БК-11» и «БК-13» высадили десант на окраине селения Здутичи. Всюду был огонь. От снарядов «катюш» — установки били прямо с кормы судов! — горели земля, железо и камень. Противник стал отходить, боясь окружения. В четыре часа утра Здутичи очистили от немцев. Это была важная победа — мы прорвали вражескую оборону южнее Бобруйска.

Кстати, сейчас ветеран живет в Москве. В середине 90-х Анатолий Алексеевич побывал в Беларуси, на лацкане его пиджака светится медаль «За освобождение Беларуси».

«На ветках берез висели руки, ноги, даже уши врагов…»

Окруженные шесть дивизий попытались прорваться, однако советские летчики очень быстро подавили у немцев всякое желание сопротивляться. 16-я воздушная армия выделила для бобруйского «котла» 526 самолетов, которые, подвесив под крылья дополнительные топливные резервуары, в ходе полутора часов барражировали над «котлом», сбросив на головы врагов сотни бомб и реактивных снарядов.

— Впервые занявшись «Багратионом» в 1995 году, еще будучи в Полоцке, я встретился с жителем Бобруйска Витольдом Самокишем, видевшим авиационную операцию своими глазами. Тогда, в 1944 году, свидетелю знаменитого налета было всего 10 лет. Все его слова я записал на диктофон, — рассказывает Сергей Войцевич. — Он сравнил бомбежку с адом: черный столб дыма от горящей техники вздымался, как из вулкана! Грохот в течение полутора часов стоял такой, что ни одного целого стекла в окружности километров десяти ни осталось точно. Выпить воду из кружки мальчику было просто невозможно: рука от страха тряслась — и питье выливалось на пол землянки. Вдалеке, словно огромная стая воронья, кружились, спиралями уходя в небо, многочисленные самолеты. Еще несколько дней спустя матери-бобруйчанки жаловались: дети не могут уснуть ни на час — вздрагивают, плачут, жалуются на головную боль. Хотя для взрослых страшные звуки взрывов и гула моторов были музыкой Моцарта — знали ведь, что бомбим мы, а не нас! Аж до осени рядом с местом разгрома колонн врага на ветвях деревьев висели автомобильные покрышки, брезент, руки, ноги и даже уши врагов.

Налет сотен краснозвездных самолетов причинил немцам огромный урон и окончательно деморализовал их. В окруженных войсках началась паника, многие солдаты бросали оружие, пытались выбраться из окружения самостоятельно. К середине дня 28 июня подошедшие войска 48-й армии ударами с нескольких направлений уничтожили окруженную группировку противника. Правда, 5-тысячному отряду удалось уйти в направлении на Осиповичи, но и он вскоре был разгромлен. 29 июня Бобруйск был освобожден. А двойным огневым валом пользуются и сейчас: совсем недавно, в 2004 -м, им «прикрывались» американцы при штурме иракской Басры.

Вместо эпилога

В результате Бобруйской операции войска 1-го Белорусского фронта разгромили главные силы 9-й немецкой армии и создали условия для стремительного наступления на Минск и Барановичи. К исходу 29 июня они продвинулись до 110 километров. Двадцать наиболее отличившихся в боях соединений и частей были удостоены почетного наименования «Бобруйские». Враг потерял 50 тысяч убитыми и 20 тысяч — пленными.

Денис ТРОФИМЫЧЕВ, «БН»

НА СНИМКАХ: часть той самой разгромленной колонны, «разнос» которой наблюдал Витольд САМОКИШ; уличные бои в Бобруйске; уничтоженные на марше «Тигр» и Т-3.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости