Минск
+13 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

В центрах красоты по-прежнему дурят голову доверчивым клиенткам

Осторожно, спа-салон!

Мама редко приезжает к нам с женой в Минск. И вдруг — грандиозные столичные планы. Экскурсия, медицинская конференция, театр. А между светскими мероприятиями и приездом к нам в гости еще и поход в спа–салон. Торжественно сообщив об этом, мама заставила меня округлить глаза. Спа–салон?! Удивила. Никогда ведь подобным не увлекалась. Да и может ли себе позволить простой врач городской поликлиники взять и «приехать на спа» из другого города? 

Оказалось, может. Во–первых, заодно с намеченной программой, а во–вторых, бесплатно. Вспомнив о сыре и мышеловке, мы нашли затею подозрительной: мама выиграла в некой акции, ни разу ни в чем не участвуя. Вежливый женский голос по телефону сначала объявил: «Вам сделали подарок!» Но после расспросов, кто же этот щедрый гражданин, преподнесший столь дорогой сюрприз, голос уже не так вежливо ответил, что сведения об этом конфиденциальны. А затем и совсем холодно добавил: «Наталья Николаевна, на процедуру возьмите паспорт. Мы должны убедиться, что придете именно вы».

Пусть все это и выглядело странно, мама решила, что ничего не теряет. Даже нравоучительные истории подружек о похожих «акциях» в других центрах красоты ее не испугали. По рассказам, косметическая процедура заменяется плохим шоу: обслуживание превращается в навязчивое рекламирование дорогущей импортной косметики и сопровождается красочным устрашением клиентки по поводу состояния ее кожи. Помочь коже уже не может ничто! Кроме, конечно же, этой самой косметики. Паспорт нужен для оформления покупки. Причем «специальная» цена действует только в момент посещения салона — принимай решение быстро! Захочешь купить позже, будет дороже.

Смирившись, что ее будут «окучивать», мама попросила меня пойти в салон вместе с ней. Беспокоиться она стала, когда уже в шестой раз за день девушка–консультант позвонила с напоминанием о сеансе. Мама обещалась прийти. «Кажется, будет весело», — нервно смеялась она.

На ресепшене протянули анкету и в лучших традициях сетевого маркетинга попросили написать номера телефонов 10 друзей, которые могли бы заинтересоваться подобными спа–услугами. У мамы друзей не оказалось: она выбрала тактику никого не втягивать в сомнительные акции.

Сели мы за анкету. Совместными стараниями нарочно создали маме репутацию неперспективного клиента: доход средний; косметику предпочитает отечественную, качественную, но недорогую; в спа впервые, никуда, кроме как в парикмахерскую, не ходит; внешности значения не придает; муж и трое детей тоже не интересуются новомодными косметическими средствами.

Сидим в очереди. Наблюдаем за конвейером, в котором каждой посетительнице уделяется минут 20. «Ну хоть недолго», — подбадриваем мы себя. Пригласили. Я остался ждать. Спустя время мама выходит и заговорщицки шепчет: «Сынок, поезжай домой. Сама доберусь».

Уже дома я узнал, что целых два часа ее неистово подвергали диагностике с поражающими воображение результатами. Красочные диаграммы, которые мгновенно выдал компьютер, показали: мамина кожа такая сухая, как Сахара. Пигментные пятна вокруг глаз не меньше, чем у панды. Да еще и 100 процентов морщин! Вот прям 100 из 100! Представьте, как это выглядит. Чудовище. И это о моей молодой, ухоженной маме, которую до сих пор иногда принимают за мою старшую сестру.

Она было расстроилась, но здоровый скепсис и высшее медицинское взяли свое. Вместо ругани мама выбрала юмор: «Если мне поможет только ваш крем, мажьте побольше!» Когда же «косметолог»–продавец нанес крем только на половину лица с целью продемонстрировать чудо–эффект, мама насупилась и потребовала выполнить работу в полном объеме: не идти же по улице с «обвисшей» второй половиной! Продавец наткнулся на непроходимую «дремучесть» невоспитанной клиентки и, пусть и не сразу, но сдался.

Если бы на минуту мамой овладело отчаяние, ее, без сомнения, отрезвила бы цена. Предлагая за величайшее достижение человечества против уродства и старения каких–то 20 неденоминированных миллионов, «косметологи» воистину возмутились отказом. Даже рассрочка на 18 месяцев не смогла укротить строптивую. (Вот глупая, потерять по одной еженедельной процедуре на целых полгода!)

«А я и не знала, что у меня все настолько плохо!» — сокрушалась молодая девушка на выходе из соседнего кабинета. Она зажимала в руке паспорт для заключения договора. Сама решилась. И никакого давления.

сultura@sb.by

Советская Белоруссия № 142 (25024). Среда, 27 июля 2016
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.3
Загрузка...