Ось противостояния

По большому счету, сегодня мало кто понимает, что происходит в мире. То ли новое качество взаимодействия цивилизаций, то ли их неминуемая смерть в огне третьей мировой. То ли деление мира по признаку «раса», «конфессия», то ли налицо традиционные Запад и Восток и соперничество между ними. Понятное противостояние ХХ века ушло в прошлое вместе с кризисом коммунистической идеи и гибелью СССР, а вот имя для нового противостояния так и не придумали. А в том, что оно также носит глобальный характер, мало кто сомневается. И то, что происходит сегодня, плохо поддается рационалистическому толкованию.

Корейский лидер Ким Чен Ын говорит о том, что готов к бескомпромиссной борьбе с США и народ Северной Кореи поддерживает своего лидера, в том числе и путем возможного массового самопожертвования. США и их лидера понять сложно: то ли речь идет о привычном поведении в контексте обычных поступков американских президентов (силовое давление, чувство национального превосходства и т.д.), то ли стоит ожидать неожиданных поступков, которые то ли удивят, то ли напугают мир. В этом аспекте ждут новых и сильных ходов от Китая, но здесь пока превалируют традиционные осторожность и взвешенность.

Западная Европа переживает внутренний кризис, и главные усилия направлены на ликвидацию центробежных тенденций, укрепление европейского сообщества. На этом фоне выглядят вторичными и отношения с США, которые постепенно начинают возвращаться в привычное русло, и поиск новых союзников. В этом аспекте достаточно сложная ситуация и в России: сложно понять, где союзники нашего великого восточного соседа и какие интересы являются первостепенными. Для нас этот вопрос не второстепенный: Союзное государство есть та реальность, которая одинаково близка обеим сторонам.

Но все это не дает ответа на главный вопрос: по какой оси сегодня складывается (сложилось) противостояние в мире? Тем более фактически никто не грезит общечеловеческими ценностями и миром во всем мире. Нет такого мира и, судя по всему, в ближайшей перспективе не будет.

Если попытаться сформулировать ответ, то он выглядит следующим образом. Это не экономическая, не технологическая ось. Здесь глобализационные процессы сделали свое дело, и весь мир превратился в сеть взаимопереплетенных отношений, достижений, в основе которых именно технология и экономика. Это не расовая, не конфессиональная ось. И по причине высокоразвитого чувства самосохранения у представителей мировых религий, и традиций максимального дистанцирования от вселенских конфликтов — благо соответствующий опыт имеется, и не всегда опыт позитивный. Это не классовые столкновения, не борьба между богатыми и бедными — хотя бы потому, что богатство и бедность в мировом масштабе — константы. Тогда это разделение по принципу «свой» и «чужой».

Великобритания может трижды объявлять разного рода брекситы, но она всегда останется «своей» для стран, входящих в Европейский союз, для США. Это одна цивилизация, близкая (а то и единая) история, единое понимание ценностей, и различия здесь носят скорее тактический характер. И это вопрос не только сегодняшнего дня. Гитлер, оккупировав Францию, не нацеливал карательные органы на массовое уничтожение исторических памятников, на строительство концлагерей и миллионное уничтожение французов как нации. Сравните поведение оккупационных войск в завоеванных странах Западной Европы и, допустим, у нас, в иных странах Восточной Европы. В одном случае цивилизационная (не нацистская) близость, переплетенность отношений исторических, культурных, даже семейных, личных. В другом случае — перед ним, «освободителем», дикари, отсталые люди, которых можно жечь, как дрова — им же не больно.

Несмотря на столетия пустой говорильни о том, что мы все едины, у нас общее понимание того, что свято, мы приверженцы одних мировых религий, что у мировой культуры единая кровеносная система и прочее, изменения по оси «свой» и «чужой» малозаметны. Это, конечно, не значит, что разлом по этой оси имеет отношение исключительно к нашей истории. Похожие процессы несложно проследить и на иных континентах. И возникает непростой вопрос относительно самих категорий: «свой», «чужой» — это кто? И вторая проблема: это надолго, может, навсегда?

Относительно второго вопроса сомнений нет: это надолго, возможно, навсегда. А говоря о первом вопросе, то «свой» — это тот, кто думает похожим образом, у кого поколения предков пережили схожие проблемы, у кого шкала приоритетов выстроена определенным образом и т.д. Грубо говоря, если мой дед, прадед весь свой век проходили за конем в поле, то мне сложно понять логику поведения тех, кто ходил в крестовые походы или славил инквизицию. Понятно, что это очень упрощенный и схематичный, однако показательный пример.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...