Орбита без сахара

Космонавт Олег Новицкий - о космическом здоровье, зависти, своем новом хобби и отношении к мемуарам

Много ли вы знаете известных людей, которые проводят свой отпуск не на Майорке, Кипре или в Таиланде, а у нас? Олег НОВИЦКИЙ, не так давно вернувшийся с орбиты Земли, вместе с двумя дочурками уже которую неделю гостит в Червене у своей мамы Валентины Эдуардовны. Мы встретились с космонавтом «Роскосмоса» и узнали, какое новое хобби у него появилось на Земле, о намеченных летных планах и почему он никогда не напишет книгу о своих полетах.


— Олег Викторович, не могу не спросить, изменились ли после долгих месяцев космической командировки Минск и Червень? Как вас встретили на родине?

— Крайний раз был тут в прошлом июле перед вылетом в США, где проходила часть подготовки до полета на МКС. Сравнивая тот год и нынешний, не могу сказать, что сильно все изменилось, — основные перемены к лучшему прошли давно. Оба города, как всегда, ухожены, приятны для глаза. Встречали меня, как и после первого полета, очень душевно. Во двор родительского дома вынесли большой стол, испекли каравай, присутствовали все ближайшие соседи. Были те, у кого на глазах я рос. Мама, которая, конечно, больше всех за меня переживала, сначала была веселой, вся в гостевых заботах, а потом все же расплакалась. Я ее понимаю. Мы за своих детей переживаем, она — за нас.  

 — Вы приехали к нам в отпуск с женой Юлией и двумя дочками. Старшая Яна уже была тут много раз, а младшая Рита — впервые. Понравилось ли в гостях у бабушки? Как деньки проводите? Знаю, много внимания уделяете журналистам…
 

Человек после полета в космос восстанавливается примерно столько же, сколько летал.
—  Да, действительно, чаще вижусь с вашими коллегами. Дома в Червене помогаю маме, иногда с друзьями встречаюсь. День начинается всегда рано. В половине седьмого утра уже бегаю по городскому стадиону по четыре-пять километров. Стараюсь поддерживать себя в форме. Сейчас вешу где-то 87—88 килограммов. Но тренировки и правильное питание для меня абсолютно не обязательны. Отпуск же: имею полное право ничего не делать, валяться, есть, отдыхать, но привык вести иной образ жизни. 

Мама пытается кормить на убой, но у меня есть ограничения. Да, можно питаться всем подряд, но потом будешь катиться шаром, а не ходить. Я могу пополнеть в пределах разумного. 

Дома с детьми по-настоящему отдыхаем. Видно, как младшая дочка окрепла за свои каникулы. Много двигается, изучает все. Вот уже определила, какие кусты ягод ей нравятся. С утра всех тащит именно к голубике. В общем, свежий воздух, спокойствие всем на пользу. Хотя и наш город Звездный, где мы живем, очень зеленый. Многоэтажные дома прямо в лесу. В советское время на территорию городка даже машины не заезжали, чтобы не загрязнять воздух. Место было самое экологически чистое. 

— Утром космонавт по городскому стадиону мимо пробегает, днем в магазин идет… Червенцы автографы берут, селфи просят сделать? Вы вообще себя считаете публичной личностью?

— Нет, расписаться не просят, а сфотографироваться иногда — да. Скажем так: не хотелось бы быть публичным и известным. Недавно в Червене подъехал к магазину. Жара стояла — я был в шортах, футболке, солнцезащитных очках. Все равно как-то опознали, попросили сфотографироваться на крыльце магазина. Такой внешний вид для фото не очень мне по душе… Стараюсь в таких ситуациях быстрее уехать. Конечно, понимаю, что деваться некуда. Те, кто просит сфотографироваться, рассказывают, что наблюдают за моей работой, любят, уважают, и мне это приятно. Есть и другие люди. Улыбаются в лицо, но я просто чувствую неискренность. Знаю, многие считают, что космонавты — бездельники. Конечно, когда люди наблюдают, как кто-то подметает улицы, трудится у станка, то понимают — все они работают. А космонавтов видят в основном на различных встречах и мероприятиях, где им поют дифирамбы, рассказывают, какие они хорошие. Никто не знает, что к этому успеху и триумфу они несколько десятков лет шли, прикладывая огромные усилия, напряженно работая и тренируясь. К такому неприятному отношению я давно привык. 

— Олег Викторович, а как все же вы попали в отряд космонавтов? Неужели все с крепким здоровьем и стальными нервами могут полететь туда — к звездам? 

— Так сложилось, что проводился отбор в отряд космонавтов именно из числа слушателей Военно-воздушной академии — в течение многих лет, еще с первых наборов это было традицией. Я решил воспользоваться шансом. Смотрели тогда при отборе медицинскую книжку, в целом состояние здоровья скрупулезно проверяли — анализов сдавали много. Комиссия сказала: всем довольны, но… надо похудеть. Скинуть 4—5 килограммов. И сделать это не резко, а с умом. Иначе все скажется на анализах. Хорошо, были знакомые ребята в отряде, которые подсказали, как нужно правильно похудеть, объяснили и то, что ноги нужно подготовить к большим нагрузкам, чтобы были хорошие параметры кардиограммы. В 2007 году был отобран в отряд, а впервые в космос полетел в 2012-м. Подготовка у всех одинаковая, но знаю ребят из отряда, которые много лет готовятся к полету, да так и не летят. Многое связано с элементом везения, удачи — на кого упал глаз руководства Центра полетов. А еще важно здоровье, как физическое, так и психологическое. В основном всегда летали военные летчики и  инженеры ракетно-космической отрасли — в целом был закрытый набор в космонавты. Сейчас ситуация изменилась — отбор открытый, к полету готовят военных, медиков, инженеров и представителей других профессий. В космонавты может пойти практически любой человек. Все требования есть в открытом доступе в интернете. Но врачи и психологи считают, и я с ними согласен: отправлять нужно в первую очередь летный состав. Увы, тратится время и ресурсы на ответы на заявки тем, кто не может стать космонавтом. Это нерационально.

Космонавт: «Больше всего в космосе понравился эксперимент «Перемещение жидкостей» — как перераспределяется жидкость во время длительного полета и как это связано с внутричерепным давлением».

— Во время работы на станции вы занимались множеством экспериментов. Какие запомнились? 

— Всего их было более пятидесяти. Мне понравился эксперимент «Перемещение жидкостей». Часть его проводилась до полета, затем в космосе и вновь после полета. Изучалось, как перераспределяется, перемещается жидкость во время длительного полета и как это связано с глазным давлением и внутричерепным. После полета я уже ездил в командировку по этому поводу,  а в декабре, через полгода после посадки, еще часть эксперимента завершим. У нас еще много работы.

— Когда вы отправлялись во второй раз на МКС, вашей младшей дочке не было и года. Трудно было без семьи? 

— Вы считаете, нужно было отказаться от полета? Это моя работа. Юлия меня поддерживала, каждый день высылала фото и видео из дома. И хоть мое фото висело над кроваткой Риты, она меня не сразу по прилете признала. Фото, видео и реальный человек — для ребенка абсолютно разные вещи. Возможно, только сейчас, в отпуске, когда я всегда рядом, у нее появилось ко мне доверие. 

— И после всего этого вы хотите вновь в космос — в третий раз?! 

— Да! Думаю, выражу мнение всех ребят, летавших в космос: сколько бы ты там ни был, хочется туда вновь. Я уже прошел реабилитацию. Медкомиссия проводилась через пять дней после посадки, две недели, месяц и два месяца — врачи были довольны. В декабре—январе — через полгода после посадки — меня проверят вновь.

Олег НОВИЦКИЙ летал на орбиту Земли уже два раза. Полетит ли в третий? В декабре—январе узнаем.

— Олег Викторович, а если не космонавтика, то чем бы вы занимались? 

— Если моя профессия не связана с космонавтикой, то… Не знаю. А если у вас не будет вашей газеты, вашей профессии?

— Хм, не знаю… Не вижу себя в другом. 

— Вот и у меня так. Так что будем решать вопросы по мере их поступления. Если не полеты в космос, то я, как нормальный здоровый мужик, найду еще множество занятий, чтобы можно было проявить себя. Засяду ли я дома, в огороде, выйдя на пенсию? Ну, пару «закусочных» грядок у меня будет присутствовать. Я бы точно не занимался рыбалкой — не нравится мне это. А вот охотиться люблю. Недавно добавил себе одно хобби — перед полетом купил мотоцикл Honda 1997 года выпуска. Немного древний, но он меня устраивает. Буду восстанавливать навыки езды. Главная цель — не скорость. Ее мне хватило в полетах на самолетах, ракетах. Байк — езда для души. К сожалению, лето прошло, а я так и не покатался. 

— Сейчас вам 45 лет, а когда можно идти на пенсию? 

— Я мог уйти на пенсию еще до отряда космонавтов, когда был военным летчиком. Что касается космонавтики, то на пенсию можно уйти, как и все люди, или через полгода после полета. Еще вариант: если не летал на МКС, через 10 лет после подготовки в отряде. Тогда можно получать космическую пенсию. Сколько? Неплохая она. Всех это почему-то интересует. Вы знаете, какая она у летчиков гражданской авиации? У космонавтов она меньше. 

Такое пожелание оставил космонавт Олег НОВИЦКИЙ «Р» и ее читателям.

— Олег Викторович, благодаря вашей жене Юлии, которая и в первый, и во второй полет писала блог «Дневник жены космонавта», многое можно было узнавать о вашей работе на орбите фактически онлайн. После первого полета была выпущена книга «Голос сердца. Дневник жены космонавта», а когда ждать вторую часть — историю второго полета? Кстати, может, вы сами собираетесь написать, скажем, мемуары космонавта? 

— Первый блог в книге вышел в 2014 году при поддержке Министерства информации Беларуси. Что касается второго блога — пока вопрос о выпуске открыт. Я бы сам не написал мемуары. Нет желания, охоты, да и мастерства. Считаю, те, кто пишет о себе после какого-то поступка, ситуации, пытаются приподнять себя, обозначить перед всеми свое я. Мне это не нужно.  

alinakasel@gmail.com

Фото Виталия ПИВОВАРЧИКА и из архива героя
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости