Oн жил так, будто впереди вечность

29 мая исполнилось бы 65 лет Александру Абдулову

29 мая исполнилось бы 65 лет тому, кого и через десять лет после смерти любят, помнят и ставят в пример молодым актерам. Журналисты собрали воспоминания его друзей. 


Георгий Мартиросян, актер: 

— С Шурой нас связывала 34–летняя дружба. Мы познакомились на съемках «Пропавшей экспедиции», ему в то время было двадцать с небольшим, мне — на пять лет больше. Шурка делал в кино первые шаги, но в «Ленкоме» слыл уже восходящей звездой. И по дружбе предложил представить меня Захарову. 

С актрисой Ириной Алферовой Александр прожил в браке почти двадцать лет.
Бывали периоды, когда на двоих у нас был один рубль — и мы делили его поровну. Отношения были душевными и доверительными, и — редкое дело! — в глаза друг другу мы говорили правду. Хотя иногда это приводило к тяжелым последствиям. Скажем, когда Шура познакомился с Ирой Алферовой и собрался жениться, я высказался резко против. И он на меня жутко разозлился. Но я видел, что Ирина ему не подходит. Он эмоциональный, подвижный, обожающий компании, она — полная противоположность. Но моих увещеваний он слушать не желал. Когда они поженились, Ира запретила Саше приглашать друзей в дом, ей никто из нас не нравился — приходилось встречаться на стороне. Гостеприимному и хлебосольному Саше это было трудно принять. 

Он жил так, будто впереди вечность… Хотел успеть все и не успевал ничего, в итоге сам себя сжигал. Сколько раз я просил его замедлить бег, бросить курить, меньше выпивать — застолья в последние годы были у него чуть не каждый день. Как ни позвоню, звучало приглашение заехать выпить. 

Как–то я сказал ему открыто: «Шура, ты наплевательски относишься к себе, к здоровью, к жизни, но, поверь, наступит момент, когда тебе жутко не захочется умирать». Однажды на гастролях в Китае он попал на прием к местному профессору медицины. И услышал, что онкология либо уже началась, либо на подходе и надо резко изменить образ жизни. Но Шура не придал значения прогнозу. Болезнь скрутила его очень быстро. Почувствовал себя плохо, решил, что язва. Медики предположили прободение. Сделали операцию, оказалось — рак. А эта болезнь не любит света, пошло резкое ухудшение состояния. Сашка боролся, ездил и по врачам, и по шаманам, искал спасения. 

Последний раз мы встретились 31 декабря 2007 года. Я заехал к нему в больницу поздравить с Новым годом. Он лежал сильно похудевший, немощный, только глаза еще были живыми. О чем говорили? Да практически ни о чем. Он все понимал — подбадривать не имело смысла. Прощаясь, я сказал: «Шурчик, я тебя люблю, будь молодцом». А он в ответ: «Постараюсь…»

Вдова и дочь актера — Юлия и Женя.
Меньше чем за год до его ухода у него родилась Женечка. Ради дочери он и хотел жить, но не получилось. Кстати, Женя не единственный его ребенок. У Саши есть внебрачный сын. По моим предположениям, ему сейчас за 40. С его мамой у Шурки случился роман в пору студенчества. Девочка забеременела, родила, по всей вероятности, они сразу расстались — подробностей не знаю. Но через несколько лет она Шуре позвонила, сказала, что у нее появился мужчина и у него отношения с сыном не складываются. Просила поговорить с ребенком, заявить, что он его родной отец. Знаю, что Сашка ездил к ним. Он мне так потом рассказывал: «Представляешь, навстречу мне бежал маленький Абдульчик — абсолютная моя копия». Может быть, это выглядит некрасиво, но Саша испугался ответственности. Я пытался его переубедить, говорил: «Шура, ты балбес! Это же твоя кровь, твое продолжение». 

О последнем Сашином дне знаю, что вечером он съездил к маме во Внуково, поздравил ее с Новым годом и вернулся в больницу. А рано утром 3 января проснулся, сел в кровати, попросил чаю… Жена Юля приготовила, принесла, а он вдруг обмяк… 

Сашкину маму, Людмилу Александровну, я одно время навещал, но потом она уехала в Иваново, где жила с невесткой, вдовой другого ее сына, Роберта (Людмила Александровна умерла в 2017–м в 96 лет. Роберт ушел из жизни в 2011 году. — Прим. авт.).

Андрей Макаревич, музыкант:

— Мы познакомились в середине 1980–х на дне рождения Ярмольника. Леня дружил с Абдуловым, я — с Леней, так что знакомство было неизбежно. Абдулов прибежал вечером после спектакля и подарил новорожденному… булочку с маком из буфета — ничего другого поздно вечером не мог купить. И тут же стал сочинять пьесу о том, что происходило. Отталкиваясь от каждого телефонного звонка, разговоров за столом. Я понимал: он сочиняет что–то гениальное, жаль, не записывал по ходу дела. Мне он сразу же дал задание: написать музыку и песни. «Завтра начинаем работать!» — сказал он. Я все это принял за чистую монету и следующие пару недель ждал от Саши звонка, усиленно обдумывал музыкальную задачу. Абдулов не появлялся. Я позвонил Ярмольнику, спросил: что у Саши с пьесой? Леня очень удивился. Я напомнил. Он говорит: «Андрей, ты не очень хорошо еще знаешь Сашу — он такое придумывает каждый вечер, утром все забывает и сочиняет что–то новое».

Меня это ошарашило, потому что я–то работаю иначе. Если за что–то берусь, довожу до конца. 

Тем не менее, когда мы с Сашей увиделись, я о той пьесе спросил. Он долго вспоминал, про что речь, а потом сказал: «Нет, та идея была не очень хорошей. Я уже другое придумал!» 

Надо заметить, что я довольно много написал песен к пьесам, которые он так и не поставил. Позже записал их на своих сольных пластинках, что–то до сих пор пою. Все не зря. 

Было время, когда Саша, после того как расстался с Ириной, почти полгода жил в моем доме. Я пригласил его, он согласился. Помню, как почти сразу он потерял бумажник со всеми документами. И сказал мне: «Ну все, теперь я — бомж. Из документов — только узнаваемая морда». Долго ездил без прав на своем автомобиле «Нива». 

Это были самые веселые и безумные дни моей жизни. Александр потрясающий… 

Абдулов всегда хотел успеть все — он любил рыбалку, увлекался охотой.

Елена Проклова, актриса:

— С Санькой мы дружили — он тоже был одинок, и мы друг друга тонко чувствовали и поддерживали. В юности тусовались в одной компании, а после фильма Астрахана «Желтый карлик», в котором вместе снимались, стали друзьями. Я тогда переживала трудный период. Сашка же жил наотмашь: всегда в движении, постоянно чем–то увлечен, планов — громадье. Он неистово дружил, так же сильно любил. Я ему не раз говорила: «Саш, такой темп не выдержать, так и помереть недолго». Он в ответ смеялся… Мне он никогда не нравился как мужчина. Правда, в «Обыкновенном чуде» бесподобен, но на себя настоящего совсем не похож. Он был очень жестким, без капли романтики.

Абдулов был прекрасным другом, а вот в любви ему не везло! Он выбирал красивых и эффектных, но… не успевал ни построить, ни заметить человеческих отношений. К нему относились потребительски, а он хотел любви. И эта боль пронесена им через всю жизнь. К нам за город он приезжал на мой день рождения. Однажды привез зеркальных карпов и выпустил в пруд. Потомки тех рыбин до сих пор на месте и напоминают об ушедшем друге… 


Из биографии актера

Александр Абдулов родился в Тобольске, но уже в 3 года оказался с родителями в Фергане (Узбекская ССР). Впервые на сцену вышел еще в пятилетнем возрасте — в спектакле Ферганского драмтеатра. В школе занимался фехтованием, стал кандидатом в мастера спорта СССР, увлекался музыкой. Первая попытка поступить в Щепкинское театральное училище закончилась провалом. Талант Абдулова оценили через год, когда он поступил в ГИТИС. В дипломном спектакле его игру заметил главный режиссер «Ленкома» Марк Захаров и пригласил Александра в труппу.

Алла ЗАНИМОНЕЦ.

ООО «ТН-Столица». 

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости