Охота на последнего ведьмака

"Сказ пра Лысую гару" уже изучают литературоведы, ставя в один ряд с анонимными поэмами XIX века "Тарас на Парнасе" и "Энеида навыворот".
"Сказ пра Лысую гару" уже изучают литературоведы, ставя в один ряд с анонимными поэмами XIX века "Тарас на Парнасе" и "Энеида навыворот"...

Вот-вот войдет она в хрестоматии и школьную программу...

В один прекрасный день 1971 года некоторые белорусские писатели обнаружили в своих почтовых ящиках странное послание. Это была отпечатанная на машинке поэма "Сказ пра Лысую гару", подписанная неким Ведьмаком Лысогорским.

Вскоре о поэме знали и говорили все. Ее переписывали, давали почитать. Говорят, в Москве таксисты торговали крамольным произведением из Беларуси за большие деньги. Не будет преувеличением сказать, что поэма всколыхнула общество. Хотя проблемы в ней описывались вроде бы локальные - дележ членами Союза писателей БССР дачных участков, выделенных под Минском, в окрестностях упомянутой Лысой горы; постройка дач, уход за грядками, обустройство дачного быта, производимое теми же самыми писателями. Но это было явно больше, чем желание высмеять коллег: произведение искрилось талантом автора, поражало гражданской смелостью. Вся эпоха представала перед читателем лишенной торжественных идеологических облачений

: Калi у кампанii парою

Не зразумець было, хоць плач, -

Хто лезе чокацца з табою

: Цi шчыры сябра, цi стукач.

"Быу час, быу век, была эпоха..." - эти слова из "Лысай гары" любят цитировать в разных контекстах. Но подобное и теперь требует риска - все действующие лица называются своими именами и их поступки называются своими именами. Галерея портретов "инженеров человеческих душ" и тогдашних литературных генералов получилась вовсе не парадной. Писатель, как рядовой советский мещанин, воевал за свои "сотки", добывал правдами и неправдами стройматериалы для дачи, изыскивал удобрения для грядок, за устройством собственного благополучия забывая о том, что обозначается понятием "творчество"...

О, творцы пошук пад гарою!

Калi б у гуле нашых дзен

Свайго станоучага героя

Шукалi так, - якi бы› плен!

Силу воздействия и художественный уровень поэмы подтвердил ее успех в начале перестройки, когда крамольный текст был издан официально. Поэму, изданную в "Библиотеке "Вожыка", можно было увидеть в руках пассажиров метро и граждан, ожидающих в очередях всевозможных учреждений, - как сегодня карманные издания Донцовой и Бушкова. Начали раздаваться даже робкие недовольные голоса: мол, зачем распространять такую компрометирующую вещь, у общества складывается превратное мнение о белорусских писателях как о весьма приземленных и нечистоплотных личностях, способных "здабываць угнаенне з-пад слана" и заставлять молодых авторов ударничать на постройке коттеджа за публикации. Но, думаю, не ошибусь, если скажу, что поэму будет интересно читать и тогда, когда большинство упомянутых в ней фамилий ничего не скажут читателю.

...Вот "Сказ пра Лысую гару" уже изучают литературоведы, ставя в один ряд с анонимными поэмами XIX века "Тарас на Парнасе" и "Энеида навыворот"... Вот-вот войдет она в хрестоматии и школьную программу...

И, разумеется, с самого начала победного шествия поэмы по читательским рукам начался поиск автора, скрывавшегося за озорным псевдонимом Ведьмак Лысогорский.

Поиск продолжается до сих пор, уже более 13 лет.

Знаешь, читатель, что такое "секрет Полишинеля"? Это когда со сцены балагана шепчут в толпу: "Только никому не говорите... Это великая тайна..."

История с Ведьмаком напоминает мне секрет Полишинеля навыворот. У кого ни спроси из коллег-литераторов мнение об авторстве "Сказа", тут же услышишь: "А хiба ты сама не ведаешь? Ды гэта ж усiм вядома!"

Но фамилия, "вядомая усiм", произнесена чаще всего не будет. Впрочем, дальнейшее расследование установит, что этот "знающий" подразумевает одну фамилию, тот - другую, третий - третью...

Интерес подогревается явственными доказательствами, что поэма написана литератором-профессионалом, принадлежащим к творческой элите, которую он описывает и в тонкости отношений внутри которой посвящен.

Многие пытались вычислить автора. Этой проблеме были посвящены одни из "литературных посиделок" в газете "Лiтаратура i мастацтва", целый номер культурологического журнала "Крынiца", публикации в газете "Звязда". В журнале "Крынiца" была даже напечатана фотография Ведьмака, правда... снятого со спины - типа он пришел в редакцию с доказательствами авторства, но окончательно "обнародоваться" пока не пожелал.

Версии возникают, лопаются, как мыльные пузыри, либо набирают вес, словно кокосовые орехи. Имена назывались самые неожиданные. Один из литераторов возвел в ведьмаковский статус даже собственного дядьку, провинциального поэта-самородка. Многих из "кандидатов на авторство" уже нет в живых - Алеся Звонака, Анатоля Велюгина, Пимена Панченки, Анатоля Астрейки, Петруся Макаля, Рыгора Нехая (перечисляю только тех, о ком слышала сама, вероятно, список кандидатов далеко не полон)... Впрочем, наиболее часто обсуждаемые кандидатуры, слава Богу, в здравии, и дай им Бог еще долгих лет. В одном из недавних номеров "ЛiМа" они названы конкретно - часть исследователей стоит за кандидатуру поэта Миколы Аврамчика, часть - за кандидатуру поэта Нила Гилевича.

Сторонники той и другой кандидатуры иногда горячатся не менее, чем лилипутские "остроконечники" и "тупоконечники", разделившиеся на партии в зависимости от взгляда на способ разбивания вареного яйца. Сами же названные поэты в суете не участвуют, на расспросы отвечают уклончиво.

Аргументы сторонников следующие. Микола Аврамчик - яркий талант, известен способностью к розыгрышам. Ныне ему за 80, и принадлежал он к тесному кругу "лысогорцев", описываемых в поэме. Кроме того, в журнале "Крынiца" на снимке будто бы именно его, аврамчикова, спина. Впрочем, поэт отказывается от единоличного авторства, говоря: "Аутар там не адзiн. Усе пiсалася за чаркай добрага сухога вiна пад рогат i сумесную рыфмоуку..." Выходит, "Сказ пра Лысую гару" - произведение коллективное, и один из авторов - Микола Аврамчик.

Те, кто отстаивает версию об авторстве Нила Гилевича, исходят из особенностей творческого почерка. Действительно, почитайте хотя бы поэму Нила Гилевича "Родныя дзецi" и убедитесь, что юмор, мастерское владение художественным словом, аромат живой народной речи под стать Ведьмаку. Более того, энтузиасты взялись за сопоставление отдельных цитат, образов, интонаций и нашли столько аналогичного в творчестве Нила Семеновича и в тексте поэмы, что любой компьютер зашкалило бы на положительном результате.

Но... Уверенности нет, пока нет окончательного признания автора либо вердикта литературоведов. Недаром же в заключение Ведьмак написал

: А хто пiсау паэму гэту,

I дзе тварыу ен, i калi -

Навечна канула у Лету,

I толькi бурбалкi пайшлi.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости