Минск
+8 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Как противостоять браконьерской охоте на зубров

Охота на браконьера

За последние полгода в Беларуси нелегально убили двух зубров. Пока в январе шло следствие по делу троих охотников, расстрелявших прошлой осенью беловежского исполина в лесу под Жабинкой, в Дятловском районе еще один краснокнижник стал жертвой 48-летнего минчанина. Животные, спасенные в свое время от вымирания, сегодня притягивают ценителей редких трофеев. Как этому противостоять?

Фото Алексея Столярова

Добили контрольным выстрелом


За последними дикими быками Европы по-прежнему закреплен охранный статус. Охота на них жестко регламентирована, а нарушители установленных правил оказываются за решеткой.

Но до полного восстановления в дикой природе зубру предстоит еще долгий путь, на котором встают алчные браконьеры.

О дятловской истории пока известно немного. По данным Следственного комитета, 18 января около пяти утра возле деревни Красный Бор 48-летний руководитель частной фирмы, минчанин с 30-летним охотничьим стажем, легально шел на оленя, а застрелил зубра. Это произошло на территории Дятловского лесхоза. Сергей Шершеневич, официальный представитель УСК по Гродненской области, дополняет:

— Следователи с участием представителей Дятловской районной инспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды, Слонимской межрайонной инспекции охраны животного и растительного мира и Дятловского лесхоза произвели осмотр места происшествия. В ходе него, помимо животного, изъяты охотничий карабин Tikka M595 с прицелом ночного видения, несколько стреляных гильз и патрон. Допрошены свидетели. Проведены иные следственные и процессуальные действия.

Возбуждено уголовное дело по факту незаконной охоты, повлекшей причинение ущерба в особо крупном размере. Чем обернулось браконьерство в Брестском районе, уже известно. Двое отправились в колонию общего режима на два года. Третий признан виновным в незаконной разделке туши животного. Ему назначили полтора года ограничения свободы. В распоряжении “НГ” оказались эксклюзивные подробности этих событий.

Кочегары, разменявшие шестой десяток, проживали в Брестском районе в деревнях Чернавчицкого сельсовета. Третий — безработный, инвалид второй группы. Ему на момент преступления исполнилось 45 лет. 13 ноября все трое пошли на зайца в районе деревни Ивахновичи с зарегистрированными ружьями и оформленными документами. Вот как описывает произошедшее один из них:

— В какой-то момент мы увидели зубра, которого гнали по лесу наши собаки. Это было в светлое время суток.

По словам второго охотника, зубр набросился на него:

— Поэтому пришлось выстрелить. От испуга.

Первый, вероятно, тоже испугался:

— Зубр остановился и пошел на меня. В этот момент я в него выстрелил. Допускаю, что мог выстрелить сразу два раза. Я в него стрелял, чтобы он не причинил мне никаких увечий.

Добили животное контрольным выстрелом в голову. После этого все трое решили разделать тушу, а мясо забрать себе. Поехали по домам, оставили там ружья и вернулись на место преступления с ножами, топорами, лопатами, пленками и пакетами. Разделывали основательно: сдирали шкуру, обрезали мясо, фасуя его по пакетам.

wallhere.com


Оперативно задержать браконьеров помогла неравнодушная женщина, оказавшаяся, что называется, в нужное время в нужном месте. В тот день она возвращалась на своей машине из Жабинки и свернула в лес, чтобы набрать шишек для дочери, увлекающейся поделками. На дороге она увидела зубра и захотела его сфотографировать. И в этот момент за животным выскочили два фокстерьера. Дама решила продолжить фотоохоту в лесу, куда ушел зубр, но тут услышала выстрел:

— Я поняла, что кто-то стреляет в зубра, и стала сигналить, пытаясь привлечь внимание стрелявших. Это сделала намеренно, чтобы они не выстрелили в моем направлении, а также хотела отвлечь их внимание от животного. После первого выстрела, секунд через 20, раздался двойной, как будто из двуствольного охотничьего ружья, а затем через несколько секунд еще один.

Зная, что охота на зубра в таких условиях запрещена, свидетель набрала 102. Сначала на место происшествия приехал местный участковый, а затем сотрудники Госинспекции охраны животного и растительного мира. Накрыли шайку в тот момент, когда та разделывала тушу. Фактически браконьеры убили зубра, принадлежавшего Национальному парку “Беловежская пуща”, поскольку, по закону, все зубры, находящиеся на расстоянии 50 км от границ парка, также относятся к нему.

То, что мясо преступники хотели поделить между собой, — факт. Вопрос: куда сбыть такие объемы скоропортящейся продукции? Мне, не вхожему в охотничьи круги, такой товар не продадут. Дмитрий Кривоблоцкий, заместитель начальника Брестской областной инспекции охраны животного и растительного мира, говорит, что браконьеры всегда ищут выгоду. Но при этом они очень осторожны:

— Мясо расходится через знакомых, родственников. Это же не поставлено на поток. Удалось добыть — тут же реализовывают.

Александр Козорез, начальник отдела охотхозяйства Минлесхоза, считает, что в этом случае браконьеров подвела жадность:

— Связаться с зубром — это отсутствие здравого смысла. Решили, наверное, действовать по принципу: разделаем, а потом решим, куда девать мясо. Не думаю, что они смогли бы что-то заработать на таком его количестве.

Действительно, в любом сельхозпредприятии подтвердят: как только животное, к примеру, получившее травму, попадает на вынужденный прирез — время разделки и заморозки частей туши идет на часы, иначе мясо попросту испортится. Делается это в специально оборудованных местах. Свежина помещается в большой морозильник. На что рассчитывали браконьеры в ночном лесу с топорами и лопатами — неясно. Впрочем, здесь гораздо страшнее урон, который они причинили природе.

Нужны экологические коридоры


В материальном плане ущерб оценивается базовыми величинами. К примеру, потеря зубра в Дятловском районе оценена в 400 базовых. Но на самом деле вред куда более весомый. Каждый зубр, убитый таким варварским способом, говорит Татьяна Железнова, консультант отдела биологического разнообразия Минприроды, — это огромная потеря для всей страны:

— Это были зубры основного генофонда. То есть они несли в себе сильные гены, способные поддерживать популяцию.

Казалось бы, зубры в Беларуси уже не редкость. Под Гродно они даже выходят на автодороги и попадают под колеса машин. С начала года — два ДТП в районе СПК “Озеры”, где зубров разводят с 1999 года. Их численность в микропопуляциях  по всей стране растет, и они, по словам ведущего научного сотрудника ГПУ “НП “Беловежская пуща” кандидата биологических наук Алексея Буневича, начинают разбредаться:

— 50-километровая зона, в которой орудовали браконьеры, — для животного небольшое расстояние. В период яра самцы в поисках новых стад расходятся по лесам и на 300 километров.

Сегодня только в Беловежской пуще на нашей стороне обитают 560 зубров. Во всей Беларуси — свыше 1770. Мы занимаем первое место по численности вольноживущих диких европейских зубров  в мире. И все же они по-прежнему находятся под охраной. Об их нынешнем статусе говорит академик НАН, доктор биологических наук Михаил Никифоров:

— В соответствии с научными подходами для сохранения такого вида, как зубр, необходима популяция свободно скрещивающихся особей — не менее 1500. Но не всегда обращают внимание на вторую часть этого условия — это должна быть единая популяция, а не изолированные расстоянием микропопуляции, между которыми нет обмена генетическим материалом.

После столкновения с зубром машина превращается в груду металлолома.
newgrodno.by

newgrodno.by


Сейчас, продолжает Михаил Никифоров, ведется работа по созданию новых микропопуляций в промежутках между действующими. Если посмотреть на карту, между ними приличное расстояние — от 60 до 220 километров. Важно его уменьшить, соединив таким образом зубров экологическими коридорами, по которым они могли бы “ходить в гости” друг к другу, обеспечивая генетический обмен. Только тогда, говорит ученый, можно будет считать, что это одна самоподдерживающаяся популяция необходимой численности. А пока нужно беспокоиться о выживании и поддержании каждой микропопуляции, для чего и требуются строгие меры охраны.

Вернемся к ЧП в Гродненской области. Сегодня в стране создано 11 микропопуляций зубров. Дятловская была последней. Туда завезли 18 животных, которые должны были размножаться, создавая новое устойчивое “мини-сообщество”. Особи, отмечает Татьяна Железнова, отбирались крепкие и сильные. В создании новой популяции продумывается все до мелочей. Ученые рассчитывают количество самок, самцов, возраст и другие параметры:

— Каждая особь вносит свой вклад. Мы и так создавали беловежскую популяцию всего из нескольких зубров. А генетическое разнообразие очень важно, чтобы вид не вымер. И оно сегодня не настолько сильно, чтобы мы могли говорить о спасении зубра в долгосрочной перспективе.

А ведь и в небольших “зубровых группах” не все и не везде обстоит благополучно. Михаил Никифоров приводит некоторые данные:

— На сегодня рост численности в ряде микропопуляций практически остановился или сильно замедлился, не достигнув оптимального, что является неблагоприятным показателем. В трех крупнейших микропопуляциях наблюдается превышение экологически обоснованной и безопасной численности, снижение воспроизводства. Поэтому убийство зубра из основного генофонда наносит огромный вред, ведь по социальной структуре зубр — стадное животное. И чем стадо или популяция в целом меньше, тем этот эффект от потери чувствительнее.

Изъятию подлежит


Несмотря на охранный статус зубра, охотиться на него в Беларуси все-таки можно. Легально. Но с большими оговорками. Начнем с того, что правильнее будет говорить не охота, а изъятие тех особей, которые подлежат выбраковке. Это единственный вид краснокнижного животного, которому придан бинарный статус. На трофеи могут рассчитывать охотники, которые будут целиться в зубров резервного генофонда. В этот список, говорит Татьяна Железнова, попадают преимущественно старые, хромые и больные особи:
Фото Алексея Столярова

— В некоторых популяциях наблюдается превышение оптимальной численности. А зубр — животное крупное, требующее больших пространств и кормовых ресурсов. В каждой микропопуляции есть особи, которые подлежат регулированию, чтобы дать возможность здоровым развиваться. Перевод зубра в резерв осуществляет комиссия, в которую входят представители Минприроды, Минлесхоза, Госинспекции охраны животного и растительного мира, ветеринары, держатели зубров. “Резервных” животных разрешено изымать в целях регулирования и распространения численности. Они не представляют интереса для микропопуляции, не могут участвовать в ее создании и поддержании крепкого генофонда.

Охотиться на “резервного” зубра можно там, где его содержат. Это нацпарки, лесхозы, охотхозяйства, сельхозорганизации по всей стране. К примеру, только в Беловежской пуще, по словам Алексея Буневича, в прошлом году изъято 32 зубра. В этом — 15. Оптимальное число для нацпарка — 350 особей, а сегодня численность превышена более чем на 200. Изъятия или гуманные усыпления зубров резерва проводятся для спасения основной популяции. Кстати, доходы, полученные нацпарком от туристов-зверобоев, изымающих быков, идут на ее содержание. Александр Козорез говорит, что в год по стране изымается около 40 зубров. Интерес к нему, как правило, есть у иностранных охотников. Минимальная цена, определенная законодательством, стартует от нескольких тысяч евро. А дальше держатель каждой популяции ее накручивает как хочет, так что это удовольствие может стоить и свыше 10 тысяч евро. Причем мясо выбракованного зубра, продолжает Александр Козорез, — добыча так себе:

— Животному 15—18 лет. Старое, больное. Чтобы приготовить мясо — нужен очень хороший повар. Да и особого спортивного интереса в охоте на зубра нет. Настоящих охотников интересует только экзотический трофей. Это голова с рогами.

Рог не изобилия


Охота на царя пущи стоит немалых денег. Согласно постановлению Совмина, минимальная стоимость продукции охоты — рога с черепом — для граждан Беларуси составит от 6 тысяч рублей и выше. Для иностранцев — от 7 тысяч. Начальник управления охоты и рыболовства Республиканского государственно-общественного объединения “Белорусское общество охотников и рыболовов” Сергей Цебрук говорит, что охотники, преимущественно иностранцы, увозят трофеи с собой.

Действительно, голову зубра, а тем более его чучело купить непросто. На многочисленных интернет-площадках я с трудом нашел более-менее свежие объявления на трех ресурсах. Минчанин Александр предлагает чучело зубра в полный рост за 26 тысяч рублей. Ирина из Липецка просит за чучельную голову зубра 3250 белорусских рублей, а продавец из Винницы за рога и череп зубра, приделанные к деревянной доске, хочет получить чуть более 800 наших рублей.

Немного зарабатывают на зубрах и изготовители чучел. Ирина Шляхтенко, сотрудник столичной таксидермической мастерской “Альфаскиф”, оформляющей охотничьи трофеи, говорит, что спрос на чучела зубра невелик:

— Очень редко по зубрам обращаются. Года два заказов не было. Сама по себе охота дорогая. Приезжают только иностранцы, но чаще, мне кажется, они едут просто на отстрел. Редко заказывают чучело и то только голову. Стоимость заказа сегодня составит около двух тысяч рублей.

Не уверен — не стреляй


Одна из отговорок нарушителей правил охоты — перепутал зверя. Специалисты в такое верят с трудом. Дмитрий Кривоблоцкий считает, что обычно охотник знает, в кого будет целиться:

— Зубра не перепутать ни с кабаном, ни тем более с зайцем. Когда охотник с собаками идет конкретно за зверем — умысел налицо. Вероятность перепутать — одна на миллион. Но и ошибка не означает невиновность стрелявшего. Охотник несет персональную ответственность за каждый выстрел. Не надо открывать огонь за 300 метров. Подойди ближе, убедись в цели. Охотник имеет специальное удостоверение, выданное государством. То есть он — обученный специалист. Так же как шофер, получивший водительские права. А у охоты есть правила, как, к примеру, и правила дорожного движения. И их неукоснительно нужно соблюдать. Увы, находятся те, кто этим пренебрегает. В результате — человеческие жертвы. За пять лет на охоте в Брестской области погибло около 10 человек. То брат выстрелил в брата, то отец в сына, то кум в кума...

Зная об ответственности, тем не менее нарушители бьют по запрещенным целям. Специалист по связям с общественностью Госинспекции охраны животного и растительного мира Ольга Громович приводит статистику по стране:

— За 2018 год госинспектора выявили 786 нарушений в сфере охоты (возбуждено 145 уголовных дел), изъяли 233 единицы незарегистрированного оружия. В январе-феврале 2019 года выявлено 187 нарушений в сфере охоты (возбуждено 28 уголовных дел), изъято 23 нелегальных ружья.

Уголовные дела возбуждаются за незаконную охоту, хотя стрелки, как в случае с зубрами, могут иметь право на выстрел. Только в других животных. Таким образом, типичный портрет современного браконьера, говорит Ольга Громович, описать непросто:

— Далеко не всегда это житель сельской местности, как принято считать, который таким образом добывает себе пропитание. Зачастую на браконьерстве попадаются действующие охотники, у которых есть средства и на приобретение путевки, и на снаряжение. А в случае с добычей самца и двух беременных самок оленей у деревни Новоселье Минского района нарушители и вовсе оказались далеко не бедными людьми. Оба работали и жили в столице, в каждой семье был автомобиль. К тому же у одного дом у озера Свирь в Мядельском районе, а у другого — четыре земельных участка в Логойском районе. Этих браконьеров также приговорили к двум годам лишения свободы плюс обязали выплатить в общей сложности около 50 тысяч рублей.

Сегодня охотников-нелегалов закон наказывает сурово. Виновные платят немалые штрафы и возмещают причиненный вред. За самые грубые “проступки” можно получить до 6 лет лишения свободы. В то же время, по словам Ольги Громович,  в прошлом году подход к мелким нарушениям правил либерализовали. К примеру, зайчатника, у которого в кармане оказались пули и картечь, на первый раз накажут штрафом, но не лишат права на охоту, как было раньше. Ведь, кроме карательных мер, нужно прививать культуру охоты, а это возможно только в охотничьих коллективах.

ДОСЬЕ “НГ”

Изначально ареал зубров распространялся от Пиренейского полуострова до Западной Сибири и включал также Англию и южную Скандинавию. В Европе сформировалось 2 подвида европейского зубра: равнинный европейский (литовский, беловежский) и кавказский. Тогда дикие быки населяли не только леса, но и открытые местности. Впоследствии из-за интенсивной охоты они остались только в густых лесах.

Еще в Средние века люди высоко ценили зубров и защищали их от браконьеров. К слову, в пуще опека над зубром началась в 1577 году, когда специальными распоряжениями тогдашних властей Речи Посполитой устанавливалось количество животных для отлова, определялся круг лиц, имеющих право охоты. Тем не менее с годами популяция неуклонно сокращалась. Катастрофой для вида стала Первая мировая война и годы разрухи, когда браконьерство было фактически безнаказанным. Последний живущий на свободе зубр был убит в Беловежской пуще в начале 1920-х годов. В зоопарках и частных владениях всего мира сохранились лишь 66 животных.

Первых зубров-производителей в количестве 10 особей (беловежско-кавказского и беловежского происхождения) завезли к нам из Польши в 1946—1949 годах. С 1946 года зубр находится под охраной. Он включался во все издания Красной книги Беларуси. К 1953 году численность животных увеличилась до 18, и 7 из них выпустили на свободу для вольного разведения. К 1968 году на воле оказались все зубры.

mityakov@sb.by

Автор благодарит официального представителя УСК по Брестской области Дмитрия Иванюка за помощь в подготовке публикации

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...