Огненное кольцо

За неделю ожесточенных боев до немцев дошло: Минский «котел» станет им могилой

Приказом Ставки для обороны Минска был оставлен 113-й стрелковый корпус, ему придавалась 174-я стрелковая дивизия, которой ставилась задача прикрыть восточное направление, не допустить прорыва окруженного противника в город. 352-я стрелковая дивизия прикрывала город с юга, а 62-я обеспечивала коридор для войск 2-го Белорусского фронта в направлении Смолевичи — Негорелое.

В этом районе боевых действий располагались две танковые бригады 2-го гвардейского корпуса. Сюда же было подтянуто около тридцати партизанских бригад. К ликвидации окруженной группировки привлекались войска 33-й армии, некоторые соединения 49-й и 50-й армий 2-го Белорусского фронта, авиация 1-й и 4-й воздушных армий.

Галина Анискевич, руководитель поисково-исследовательского отряда «Катюша» Жодинской женской гимназии, вместе со своими воспитанницами, отталкиваясь от местного материала, по крупицам восстанавливает события военных лет, биографии погибших за освобождение родных мест, их подвиги. Перелопатив горы архивных документов и литературы, она нашла многие неизвестные подробности сражений под Минском в 44-м. Так появились ее уточненные паспорта воинских захоронений в Жодино и Смолевичском районе.

— Часто в списках на плитах братских могил или в паспортах захоронений встречаются ошибки в фамилиях и именах, в указании мест гибели воинов, — рассказывает Галина Ивановна. — А возможности уточнить тогда не было — сведения Подольского военного архива стали доступны только в 90-е годы. Я узнала номера всех дивизий Красной Армии, которые принимали участие в ликвидации Минского «котла», нашла материалы про эти формирования, их бои, просмотрела все наградные документы и составила списки погибших. Наша городская газета разместила их на своем сайте. И люди находят родных.

Недавно, например, объявились сын и внук захороненного на Московском кладбище в Жодино Соломона Брейчера, ранее проходившего по спискам как Брейгер. Правильную фамилию удалось установить по наградному листу. Кстати, интересная судьба была у этого человека. Перед войной он был репрессирован, из лагеря сам попросился на фронт. Его направили сначала в стройбат, а после ранения — в 376-й стрелковый полк 220-й дивизии. Лейтенант Соломон Брейчер числился пропавшим без вести.

В августе сын и внук собираются приехать в Жодино. Они хотят взять горсть политой кровью отца и деда белорусской земли и отвезти на могилу его жены.

Девять атак за один день

Враг с отчаянной обреченностью стремился вырваться из окружения. В районе Волма — Пекалин в первых числах июля 1944 года шли наиболее ожесточенные бои. Но воины 157-й и 324-й стрелковых дивизий надежно перекрыли пути прорыва в направлении Смиловичей. Вот что установила по документам и литературе Галина Анискевич:

— Части 324-й дивизии под командованием полковника Казака только за 5 июля в районе деревень Волма — Цирулево (уже не существует) отразили девять немецких контратак противника, пробить брешь в кольце фашисты так и не смогли.

После кратковременной передышки немцы предприняли попытку прорыва в районе деревни Волма. В боях 6 июля отличился пулеметчик 2-го стрелкового батальона 1095-го стрелкового полка красноармеец Г. С. Шинкарев, который один отразил три контратаки противника. Когда кончились патроны к пулемету, он продолжал вести огонь из автомата и забрасывал противника гранатами. А разведчик этого же полка старший сержант Н. В. Францев в засаде уничтожил около тридцати немцев.

Крупная вражеская группировка пробовала прорваться на участке Драчково — Петровичи — Калита. Немцы шли в атаку батальонными колоннами. Мощный артиллерийский, минометный и пулеметно-автоматный огонь буквально косил гитлеровцев. Не выдержав, враг откатился назад, оставив на поле боя около семи тысяч своих солдат.

Подвиг артиллеристов

Среди тех, кто сорвал попытки врага вырваться из Минского «котла», были и артиллеристы 873-го истребительного противотанкового артиллерийского полка. Как свидетельствуют архивные документы, в ночь с 4 на 5 июля полк, который входил в состав 33-й армии, получил приказ командующего артиллерией армии сформировать подвижной артиллерийский десант, выйти в район деревни Волма, оседлать перекресток дорог и не пропустить врага в сторону Минска.

У деревни Ротковщина полк столкнулся с врагом. Шесть батарей заняли огневые позиции вокруг деревни и отразили девять атак гитлеровцев. В 4 часа утра 6 июля после получасовой артподготовки противник, собрав рассеянные и подошедшие колонны в районе Верх-Озеро — Степаново, начал наступление, поддержанное полком артиллерии и десятью самоходками. Соотношение сил было явно не в пользу советских воинов.

Юго-западнее Ротковщины занимала позицию батарея под командованием капитана И. А. Мальковца. Хорошо зная своих подчиненных, командир выдвинул вперед расчет старшего сержанта М. Ф. Теплова. Орудие Теплова вело меткий огонь. После шестой атаки, поддержанной самоходкой, командир расчета был ранен, но продолжал вести бой. Когда погиб последний боец из его отделения, старший сержант сам подносил снаряды, сам заряжал пушку, наводил ее и стрелял. Потом продолжал отбиваться от наседавших гитлеровцев автоматным огнем, а когда кончились патроны, последней гранатой взорвал себя вместе с пятью гитлеровцами, которые окружили его.

Пять часов отбивала атаки врага батарея старшего лейтенанта Ф. А. Смирнова. Весь личный состав батареи вместе со своим командиром пал смертью храбрых, уничтожив пять немецких орудий, четыре пулеметные точки врага, два миномета, 30 повозок и до 300 солдат и офицеров.

Полторы сотни вражеских солдат и офицеров, две самоходные пушки, шесть пулеметов, четыре автомашины уничтожил 19-летний наводчик Анатолий Авдеев. Когда не осталось снарядов, храбрый воин взялся за автомат, потом в ход пошли гранаты. Бросив последнюю, отважный боец схватил топор и в рукопашном бою убил еще несколько фашистов. К слову, этот эпизод показан в диораме «Минский «котел» в Белорусском государственном музее истории Великой Отечественной войны. Но самое интересное в том, что Авдееву удалось выйти живым из этой мясорубки.

К 9 часам утра, когда вести бой могли уже лишь считанные орудия, на помощь подоспели части 70-й и 380-й стрелковых дивизий. Противник был отброшен, а затем разгромлен. А деревня Ротковщина снесена с лица земли.

За беспримерный героизм, проявленный бойцами 873-го истребительного противотанкового артполка у деревни Ротковщина, это воинское подразделение было удостоено ордена Красного Знамени, а Михаил Теплов, Федор Смирнов и Анатолий Авдеев стали Героями Советского Союза.

На таран

В 16 часов 5 июля советские летчики подвергли сокрушительным атакам с воздуха скопления вражеских войск в районе Волмы. С высоты 400 метров, нередко снижаясь до бреющего полета, штурмовики 74-го гвардейского штурмового авиационного полка обрушили на немецкие колонны, переправлявшиеся через реку Волму, бомбы и пушечно-пулеметный огонь. Эффективность налета была очень высокой. Многие автомашины, танки, транспортеры были уничтожены, убиты сотни немецких солдат и офицеров.

В этот день совершил огненный таран командир звена 74-го гвардейского штурмового авиаполка 1-й гвардейской штурмовой авиадивизии гвардии лейтенант И. В. Березин, повторил подвиг капитана Гастелло, направив свой горящий самолет в гущу фашистских автомашин.

На следующий день, 6 июля, совершил таран экипаж самолета 75-го гвардейского штурмового авиаполка в составе летчика младшего лейтенанта Н. И. Киреева и воздушного стрелка А. И. Сафонова. В районе восточнее Волмы штурмовик был подожжен вражеским снарядом. Сбить пламя не удалось. И тогда мужественный летчик направил горящую машину в скопление вражеской техники и солдат.

Долгое время считалось, что погибли оба члена экипажа. Они, кстати, числятся похороненными в братской могиле в деревне Калита. Однако впоследствии стало известно, что стрелок-радист остался жив. Взрывная сила вражеского снаряда, попавшего в самолет, выбросила его из самолета. Он упал в лесу, в бессознательном состоянии был подобран советскими частями и отправлен в госпиталь.

Листовки над лесом

Бои не прекращались ни днем, ни ночью. В донесениях и отчетах, хранящихся в архиве, приведены сотни подвигов советских бойцов.

Войска 49-й армии 6 июля разгромили группу Траута, пытавшуюся пробиться на Дзержинск. В ходе боя немцы потеряли 3500 солдат и офицеров, в том числе 1200 пленными. Был захвачен и сам командир группы генерал Траут, а также командующий артиллерией корпуса и начальник разведотдела штаба.

Группа генерала Мюллера намеревалась в тот день прорваться в обход Минска из района Большой Тростенец, Ельница, но частями 113-го стрелкового корпуса 31-й армии была с большими потерями отброшена назад.

В центре «котла» 6—7 июля вели смертельную схватку с врагом части 380-й стрелковой дивизии под командованием генерал-майора А. Ф. Кустова, входившей в состав 50-й армии.

— 380-я Орловская стрелковая дивизия понесла самые большие потери в операции, — заметила Галина Анискевич. — Пятеро ее бойцов были удостоены звания Героя Советского Союза: лейтенант Газарос Авакян, старшина Айткеш Ибраев, старший сержант Павел Садаков, старший сержант Барый Султанов, рядовой Николай Шохин. Наиболее отличившиеся солдаты и офицеры получили ордена и медали, многие из них — посмертно.

7 июля группа, возглавляемая Мюллером, предприняла еще одну попытку прорваться из окружения. Часть окруженных достигла реки Птичь. Напряженные бои разгорелись в полосах действий 324-й, 369-й, 222-й и 380-й стрелковых дивизий. Несмотря на интенсивный огонь, густые цепи фашистов снова и снова шли в атаку, не обращая внимания на огромные потери.

8 июля после упорных боев на восточном берегу реки Птичь генерал-лейтенант Мюллер прибыл на командный пункт 121-го стрелкового корпуса для переговоров об условиях капитуляции остатков разбитых частей 4-й германской армии. Через некоторое время он отдал приказ прекратить военные действия, в котором писал: «Солдаты 4-й армии восточнее реки Птичь! После многонедельных тяжелых боев наше положение стало безнадежным... Я приказываю поэтому: приостановить с настоящего момента военные действия».

Командующий 2-м Белорусским фронтом генерал Захаров направил окруженным частям обращение, которое вместе с приказом разбросали над окруженными немецкими войсками. Содержание листовки передавалось по громкоговорителям, установленным на переднем крае. Два десятка пленных немцев добровольно согласились вручить приказ командирам немецких дивизий и полков.

Вскоре началась массовая сдача гитлеровцев в плен.  

Елена КЛИМОВИЧ, «СГ»

(Благодарим Галину Ивановну АНИСКЕВИЧ за предоставленный материал.)

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?