Один за всех

Георгий Колдун вернулся на ОНТ

Три года назад поклонницы Георгия Колдуна лили слезы: из сетки вещания канала ОНТ исчезла передача «Один против всех», а вместе с ней и обаятельный телеведущий. Однако из телевизионной жизни Колдун совсем не выпал. Более того, к новому сезону вместе с коллегами подготовил очередную интеллектуальную новинку. Увы, по ряду причин шоу «100 миллионов» продержалось в эфире всего один сезон, и Георгий ушел в творческий телеотпуск почти на два года. И вот на днях случился долгожданный для всех поклонниц камбэк: ведущий вновь вернулся в еженедельный эфир. Интеллектуальные баталии, правда, остались в прошлом. В настоящем их заменили чашка утреннего кофе и Люция Геращенко в качестве соведущей. А это значит, что Георгий присоединился к дружной команде «Нашего утра».


— Георгий, признавайтесь, как вас снова занесло в еженедельные эфиры? Да еще и в утреннюю развлекательную программу.

— История на самом деле совсем простая. Не так давно мне позвонили с телеканала ОНТ: «Хотим попробовать тебя в программе «Наше утро». Я подумал: а почему бы и нет? Приехал, мы посидели, пообщались, решили попробовать. Сняли пилотный выпуск — все оказалось совсем не так страшно. Первый эфир уже был. Ощущения? Сложно сказать, пока нужно просто адаптироваться и попытаться максимально хорошо сделать эту работу. Хотя разницу по сравнению с шоу «Один против всех», конечно, ощущаю. В «Нашем утре» есть четкий сценарий и хронометраж, которого нужно придерживаться. Возможностей для импровизации, как это было в случае с интеллектуальным шоу, не так много. Разве что при общении с гостями удается ввернуть фразу–другую.

— А зачем вам вообще все это нужно? Работа на ТВ прибавляет популярности, известности?

— Да мне просто это нравится. Почему бы не поработать на хорошем канале с хорошими людьми? С другой стороны, я не хватаюсь за каждое предложение. Для меня важно, чтобы работа (не имеет значения, на ТВ или корпоративе) не дискредитировала меня в моих же глазах.

Что касается популярности, то ее, конечно, становится больше. Если и узнают сейчас, то в первую очередь как ведущего «Один против всех». Что неудивительно: проект шел около семи лет и стал одним из «долгожителей» телеканала, программа выходила каждую субботу в вечернем прайм–тайме. Как музыканта, певца меня знают гораздо меньше. Но музыка занимает приоритетную часть моей жизни, это тот мир, который существует в голове.

— Мне кажется или в вашем голосе слышится тоска и ностальгия по проекту «Один против всех»? Не было мысли возродить программу?

— От меня тут мало что зависит. Хотя многие периодически интересуются, появится ли проект снова в эфире. Ответить не могу, это вне моей компетенции. Сам бы с удовольствием вернулся. Это была действительно очень хорошая программа.

— Другие телеканалы вас не переманивали?

— Я прямых попыток засветиться на другой кнопке не предпринимал. Понимал, что масштаб «Один против всех» для нашей страны был достаточно широким, и планка им была задана высокая. Не могу сказать, что после ухода программы в творческий отпуск я перестал сотрудничать с телеканалом ОНТ. Жизнь продолжилась в их музыкальных проектах — от передачи «Легенды. Live» до «Песни года Беларуси».

— Недавно с удивлением узнала, что вы всячески отказываетесь от ведения свадеб, чем, к слову, многие ваши коллеги до сих пор неплохо зарабатывают. Зачем такая категоричность?

— Я достаточно часто выступаю на свадьбах как приглашенный артист, но ведением решил не заниматься. Само свадебное торжество кажется мне интимным событием, максимум семейного масштаба и близких друзей. Я чувствую себя некомфортно в этой атмосфере, наверное. А может, просто не люблю развлекать конкурсами выпивающих людей.

— Со свадьбами разобрались. А на корпоративы часто зовут?

— Время от времени. Тоже в основном как исполнителя.

— Если гости просят сыграть «Мурку» или «Владимирский централ» за дополнительную плату, соглашаетесь?

— Еще ни разу не просили. Я изначально объясняю, в каких рамках находится мой репертуар. Для себя я определил эти границы как «музыкальная эстетика». Произведения и на русском и на английском языках, с хорошей мелодикой и текстом. Я сам на такой вырос и учился петь. Есть и еще один критерий: композиции должны быть на слуху, но не звучать из каждого утюга. Вот, например, песня «Я люблю тебя до слез» — серьезная, красивая, но, простите, петая–перепетая. Есть песни, от которых при первых аккордах у гостей уже начинается музыкальный диатез. Стараюсь к выбору песен подходить основательно.

Собственные композиции на корпоративах исполняю редко. Дело в том, что я не пишу форматную музыку для таких мероприятий. Бывает, могу вставить одну–две свои песни, но, как правило, большинство оставляю для сольных концертов.

— Один из таких, знаю, будет уже совсем скоро.

— Да, 1 июля приглашаем всех друзей в паб Bristle. Там вместе с гитаристом Владом Мазуркевичем сыграем очередную акустическую программу из своего репертуара и наших любимых каверов. Формат не совсем привычный, но при этом очень удобный для небольших залов. Во–первых, для акустических концертов нужно меньше инструментов и аппаратуры. Во–вторых, требуется меньше времени на подготовку. В–третьих, туда приходят неслучайные люди, то есть те, которым действительно интересно наше творчество. А вообще, обязательно приходите, мы с удовольствием поделимся нашей любимой музыкой.

leonovich@sb.by

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости