Минск
+19 oC
USD: 2.02
EUR: 2.26

Как в Глусском районе прижился эксперимент по объединению функций милиционеров разных подразделений

Один на трех линиях безопасности

По распределению в родную Заелицу попал после учебы в Могилевском институте МВД Виктор Харитонов (на снимке). Должен был быть обычным сельским участковым, стал — универсальным. Перепрофилировался, причем без отрыва от службы: молодой специалист на практике вникал в специфику работы смежных подразделений милиции. Именно Глусский район выбрали пилотным, где начали проводить эксперимент по оптимизации личного состава органов внутренних дел. Сельским участковым передали компетенции сотрудников уголовного розыска и ИДН. 12 участковых уполномоченных, каждый на своей территории, теперь не только отвечают за профилактику правонарушений, но и раскрывают преступления. Успешно. Поэтому вслед глусскую практику по переориентации участковых в сельских шерифов вводят еще в пяти районах. Корреспондент «СГ» выехала в Глусский район и посмотрела на универсалов в деле.



ТЕОРИЯ

В качестве экспериментальной площадки Глусский РОВД выбрали не случайно. Район небольшой, преимущественно сельский. К тому же такая оптимизация — требование времени. Тот же сотрудник угро, выезжая на место преступления за 30 километров, все равно проводил профилактические беседы, если нужно — составлял протоколы. По сути, уже был универсальным милиционером. Правда, потом привозил материалы в отдел и отдавал их другим сотрудникам. Нелогично. Ведь по этим направлениям может работать всего один специалист.

— Именно поэтому в оптимизацию, которая началась с октября 2017 года, включились с инициативой,
— вспоминает начальник Глусского РОВД подполковник милиции Игорь Качалов (на снимке). — У нас, как и в других районах, было три службы: участковых инспекторов, инспекция по делам несовершеннолетних и уголовного розыска. В чем смысл эксперимента? Чтобы эти три подразделения объединить в одно. Район разделили на 12 участков, соответственно, в них 12 участковых уполномоченных с равномерной нагрузкой. Раньше, напомню, было всего 7. И вот на своем микроучастке каждый из них занимается профилактикой с ранее судимыми, злоупотребляющими спиртными напитками, семейными скандалистами. Сюда включается и работа с несовершеннолетними. Наших сотрудников в чем-то можно сравнить с врачами общей практики. При выезде на место происшествия задача милиционеров — сберечь максимум следов, обеспечить их сохранность, установить свидетелей и очевидцев, заниматься раскрытием.

Кстати, начинали в Глусском районе с 15 участков. Однако потом посмотрели, что рациональнее разделить его на меньшее количество. В ходе эксперимента пришли еще к одному решению: за каждой из трех линий закрепить ответственного. Так, задачи подчиненным ставят начальники — кураторы угро, ИДН и участковых инспекторов. К примеру, по линии оперативно-разыскной деятельности в деревне Дуброво нужно поработать по краже. Если милиционер направляется туда, то руководитель ИДН дает задание заодно навестить несовершеннолетних, состоящих на учете. Начальник участковых поручает поговорить с людьми, которые злоупотребляют спиртными напитками. Так экономится время. Тем более раскрытие кражи и подразумевает серьезный разговор с профконтингентом. Тем самым исключается повторная работа.

Действительно, глусский эксперимент видится рациональным. Но как быть со специальными знаниями? Начальник РОВД поясняет: 

— Да, сотрудник милиции, становится своего рода универсалом, но если был заточен на работу с трудными подростками, то теперь нужно осваивать и специфику уголовного розыска. Как? Проводить обучение. К нам приезжали специалисты из управления внутренних дел Могилевского облисполкома, которые работали по своим направлениям. С лекциями по оперативно-разыскной деятельности выступали преподаватели из Могилевского института милиции. Сами направляли сотрудников на курсы в Академию МВД и институт. В прошлом году все участковые уполномоченные проходили десятидневную стажировку в Бобруйске.

Понятно, в крупном райотделе такую практику вряд ли внедришь: преступность все-таки другого «качества». В Глуске же, как и во многих других сельских районах, преобладает, можно сказать, местная: по пьяни подрались, стянули деньги, залезли на дачный участок. Но ее снижение — уже успех. В районе этого добились: по сравнению с прошлым годом количество преступлений сократилось почти на 14 процентов. Правда, судить по одному Глусскому РОВД, говорят местные милиционеры, преждевременно. Поэтому подобную практику оптимизации внедрили и в других областях. Сейчас участковые-шерифы появились в Малоритском, Березинском, Октябрьском, Вороновском и Шарковщинском районах. 

ПРАКТИКА

Виктор Харитонов в эксперимент окунулся сразу. После учебы в 2017 году попал в Заелицу. Помогло то, что агрогородок знал как свои пять пальцев — здесь родился и вырос. В Славковичском сельисполкоме у него еще 12 деревень, однако ориентироваться нужно во всех 20 (если необходимо подменить напарника), а это больше 1660 человек. С участковыми в буквальном смысле бок о бок председатель исполкома Николай Куратов. Кабинет руководителя и опорный пункт милиции — через стенку. Соседи не только живут, но и работают в связке. 

— С экспериментом проще стало даже мне, — рассуждает Николай Николаевич. — Сейчас участковый выполняет несколько функций: работает с детьми, если нужно, вызывает родителей на совет профилактики. Контролирует, считай, все сферы. К тому же раньше на сельсовет был один милиционер, сейчас их два — каждый в своих деревнях. К примеру, когда участковый был в отпуске, на замену закрепляли сотрудника из Глуска. Он не так хорошо знал территорию. А нынешние участковые — Виктор Харитонов и Алексей Иньков — взаимозаменяемые.

Местная власть, милиция, сотрудники РОЧС раз, а то и два в месяц проводят совет общественного пункта охраны правопорядка, где рассматривают трудные ситуации. Вызывают родителей, которые не занимаются детьми, злостных неплательщиков коммунальных услуг. Тех, кто не приводит в порядок придомовые территории. Профилактика работает. Участковый предлагает проехать к матери, которая не раз была «героиней» таких общественных встреч. 

Аккуратный двухэтажный дом почти в центре агрогородка. Хозяйка с детьми на участке — наполняет ребятам бассейн. При гостях мать не стесняется, говорит, в деревне и так знают ее трудную биографию. Янина работала полеводом в хозяйстве, сейчас в декрете, ждет двойню. Участковый стал наблюдать за матерью пятерых детей еще с прошлого года. Та выпивала, но надеялась, что это сойдет ей с рук — все-таки мать. Почему «села на стакан»? Говорит, покоя не давал бывший муж — часто устраивал скандалы. Не выдержала и сорвалась. А школа ведь рядом, все на виду. Кодировка не помогла. В алкоголе забывалась и дальше. После нескольких протоколов суд определил сельчанку в ЛТП, откуда она вернулась в апреле этого года. За нужную вовремя встряску Янина благодарит участкового Виктора Харитонова:

— Если бы не он, неизвестно, как сложилась бы моя судьба. Думаю, до беды было недалеко. У меня забрали детей. Когда вернулась из ЛТП, поняла — так жить нельзя. Для меня был стимул — хотела быть со своими малышами. Действительно, исправилась, сейчас мои ребята со мной. Участковый навещает — состою на учете. На такие визиты не обижаюсь, понимаю: доверие потеряно. Очень хочу его восстановить. Вот сейчас, например, собираюсь взять корову и свинок. Потихоньку обживаюсь…

Семейно-бытовые распри в сельском топе. Как, впрочем, и кражи. Участковый вспоминает один из последних случаев. Во время одного из дежурств вместе с напарником по соседнему участку Алексеем Иньковым после полуночи объезжали «владения». Видят, с тележкой идут «их» лица — ранее судимые жители — и что-то тянут. Оказалось, что в одном из домов хозяйства пропали батареи. Нетрудно было догадаться, кто утянул добро. 

— Во время учебы специализация была по административно-правовой деятельности. На практике профиль расширился, — объясняет сельский шериф. — Если бы работал, как изначально предполагал, по линии обычных участковых, в обязанности входила бы в основном профилактика. А в эксперименте раскрываю и преступления.

Одним из первых дел был поиск обязанного лица. В Клетное из Дзержинска к родителям приехала дочь. Обещала, что будет трудиться, возмещать расходы государства на содержание ее детей. Но в один день, бросив работу, она попросту пропала. Прошла информация, что могла уехать в Минск. Виктор вместе с коллегами отправились за ней в столицу. Дальше поиски привели в одну из деревень Логойского района. Там ее все прекрасно знали, но где находится, не в курсе. В итоге нарушительницу нашли в… печке. Узнала, что ее ищут, и выбрала себе укромное местечко.



Под контролем участкового еще и организация — ОАО «Агрофирма «Славгородский». Помимо плановых проверок перед посевной и уборочной, милиционер следит за порядком в хозяйстве и в «межсезонье»:

— Смотрю, чтобы сторож был на месте, закрыты ворота, боксы для хранения техники, бензобаки и сами машины, не было доступа посторонним на территорию ОАО. 

Заместитель директора сельхозпредприятия Евгений Демьянков вспоминает, как с участковым не раз «брали» своих же, — кого с комбикормом, кого с молоком. Частое дело в хозяйстве — «металлисты»: люди воруют бочки, детали, чтобы потом поживиться на сдаче. Такие попытки пресекаются. 

— Видите, круг обязанностей широк. Но с учетом того, что на участке, считай, в помощь местные власти, хозяйство, работа ладится, — резюмирует Виктор Харитонов. — Каждый день учишься, совершенствуешь навыки на практике по разным направлениям.

КОММЕНТАРИЙ

Начальник отдела по реформированию и развитию аппарата министра внутренних дел Республики Беларусь Михаил Балухтин:

— В проведенном анализе оперативно-служебной деятельности Глусского РОВД отмечаются положительные тенденции по основным направлениям реализации эксперимента. Поэтому руководством МВД принято решение о дальнейшем распространении такой формы работы на территории других регионов страны. Причем, исходя из специфики, речь идет о преимущественно сельских районах. Расширение этого эксперимента позволит более детально и разносторонне оценить возможность внедрения предложенных изменений далее, реализовывая тем самым основную задачу правоохранительных органов — повысить эффективность, став еще ближе к людям.

ЦИФРЫ

В 2017 году в Глусском районе совершено 166 преступлений, в прошлом — 143, спад на 13,9 процента. С 18 до 13 снизилось количество тяжких и особо тяжких преступлений, по линии уголовного розыска — с 13 до 6. По итогам 12 месяцев отмечается снижение количества преступлений, совершенных ранее судимыми с 54 до 38. Меньше стало и людей, которые пострадали от преступного посягательства — с 166 до 101 человека.

Над выпуском работали Татьяна БИЗЮК, «СГ», bizyk@sb.by, сотрудники управления информации и общественных связей МВД Виктор НОВИКОВ и Александра ГЕРАСИМЕНОК.

Фото автора.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...