«Очередной шаг: «три семерки» для тысячи хозяйств»

О ТЕНДЕНЦИЯХ в развитии животноводства, модернизации ферм, наращивании производства молока, стратегии развития кормопроизводства в последнее время говорится много. К этому обязывают масштабные задачи, которые приходится решать животноводам, кормозаготовителям, строителям, ученым, всем, кто работает на конечные показатели. Но если судить по итогам, то в последнее время желание опережает получаемые результаты. По крайней мере республика пока не может преодолеть символический пятитысячный рубеж продуктивности дойного стада. Почему? Что нужно сделать для увеличения надоев молока от коровы? Насколько непосредственные исполнители готовы преодолеть этот своего рода символический рубеж, чтобы решить поставленные задачи, а наука — оказать им свою помощь? Об этом корреспондент «БН» беседует с генеральным директором Научно-практического центра НАН Беларуси по животноводству Николаем ПОПКОВЫМ.

Гендиректор НПЦ НАН Беларуси по животноводству Николай Попков – о том, что сдерживает рост продуктивности дойного стада в республике

О ТЕНДЕНЦИЯХ в развитии животноводства, модернизации ферм, наращивании производства молока, стратегии развития кормопроизводства в последнее время говорится много. К этому обязывают масштабные задачи, которые приходится решать животноводам, кормозаготовителям, строителям, ученым, всем, кто работает на конечные показатели. Но если судить по итогам, то в последнее время желание опережает получаемые результаты. По крайней мере республика пока не может преодолеть символический пятитысячный рубеж продуктивности дойного стада. Почему? Что нужно сделать для увеличения надоев молока от коровы? Насколько непосредственные исполнители готовы преодолеть этот своего рода символический рубеж, чтобы решить поставленные задачи, а наука — оказать им свою помощь? Об этом корреспондент «БН» беседует с генеральным директором Научно-практического центра НАН Беларуси по животноводству Николаем ПОПКОВЫМ.

Одним пока из наиболее слабых направлений в работе отрасли является кормопроизводство. Развивать его необходимо не то что ускоренными, а даже опережающими темпами по отношению к производству молока, если мы намерены выходить на надой от коровы 6—7 тысяч килограммов молока в год, — считает Николай Андреевич. — Но при этом корма должны быть совершенно другого качества. На тех, что заготавливаем теперь, далеко, как говорится, не уедешь. К сожалению, сегодня они не соответствуют планируемому уровню продуктивности. Судите сами. Ведь только пятая часть травяного фуража заготавливается в оптимальные сроки. А остальной, в соответствии с отчетными данными, уже не дает той отдачи, на которую можно рассчитывать.

— То есть в следующем году республика опять не сможет значительно прибавить в продуктивности дойного стада и надоить от коровы более пяти тысяч килограммов молока?

— Полагаю, что да. Дело в том, что основа для этого, то есть кормовая база, заложена уже нынче. К тому же для дальнейшего наращивания производства молока интенсивным путем необходимо повышать энергетику фуража. А она сегодня не дотягивает до научно обоснованных норм и требований и составляет около 8 мегаджоулей вместо требуемых 10,5—11. Отсюда и такая отдача. Чтобы иметь высококачественные корма, заготавливать их надо в течение двух, максимум трех недель, не более. Но на практике уложиться в такие сроки пока не получается.

НАША СПРАВКА. Несмотря на то, что нынче практически во всех регионах республики травы на 10—14 дней раньше достигли оптимальной фазы уборки, а их средняя урожайность превышала уровень предыдущего года на 10—15 центнеров с гектара, на 7 июля, то есть в разгар уборки трав первого укоса, в сельхозорганизациях работала только половина всех косилок и 52 процента кормоуборочных комбайнов. Причем в течение всего кормозаготовительного периода, до 1 июля, количество прицепной и самоходной техники не увеличивалось.

Аналогичная ситуация наблюдалась и во время уборки кукурузы на силос. Из 4,65 тысячи кормоуборочных комбайнов было задействовано только 36—40 процентов.

Так что работу технологического конвейера необходимо рассматривать в комплексе, с учетом узких мест, в первую очередь обратив внимание на соблюдение технологии, технические и другие меры. При этом во всей этой цепочке обязательно должен присутствовать и травяной конвейер.

Понятно, что даже при всем желании за один год реализовать все эти задачи невозможно. А не решив их в целом, на серьезные результаты можно не рассчитывать.

— Николай Андреевич, если проанализировать ситуацию в кормопроизводстве за последние 10, а может, и 20 лет, то серьезных изменений в этой отрасли, на мой взгляд, не произошло. Разве что кукурузу начали культивировать усиленными темпами. Однако если даже расширять ее посевы и дальше для гарантированного обеспечения дойного стада силосом, то проблему фуража, исходя из рекомендаций науки, она все равно не решит. Не так ли?

— В принципе, да. А для убедительности сошлемся на статистические данные Минсельхозпрода. В 1990 году, например, выход кормовых единиц с гектара сельхозугодий составлял 34,5 центнера, в 2000-м — 23,2 центнера, а еще через 10 лет — около 35 центнеров. То есть продуктивность кормовых угодий практически не увеличилась. В то же время в 1990 году было заготовлено 10900 тысяч тонн кормовых единиц фуража, а через 20 лет эта цифра составляла 10180 тысяч тонн и в прошлом — 10300 тысяч тонн. Но при этом нужно иметь в виду, что условных голов крупного рогатого скота стало меньше по сравнению с двадцатилетней давностью. Следовательно, даже с кукурузой мы недалеко продвинулись вперед.

Что же касается производства молока, то в 1990 году от каждой коровы получили его 3220 килограммов, в 2000-м — 2154, 2005-м — 3685 и в прошлом имели 4524 килограмма. Однако последние три года мы, можно сказать, топчемся на месте. Поэтому для дальнейшего продвижения вперед нужно опережающими темпами наращивать производство кормов и одновременно совершенствовать кормовую базу, чтобы в ближайшее время с учетом концентратов заготавливать хотя бы до 25—30 миллионов тонн кормовых единиц фуража.

— Теоретически рассчитывать на такое количество можно. Но как на практике реализовать идеи науки? Может быть, в данном случае тоже нужны какие-либо нестандартные, как, скажем, в 2003 году, решения?

— Во-первых, получать такое количество фуража вполне можно за счет увеличения урожайности кормовых угодий, совершенствования технологии производства и заготовки трав. Так как ставится задача наращивать молоко такими высокими темпами, то, исходя из них, необходимо создавать и качественную кормовую базу. Ведь производство фуража сегодня служит главным лимитирующим и в то же время определяющим фактором дальнейшего развития животноводства. От создаваемой материально-технической базы не будет должной отдачи, если животные не получат необходимого ассортимента, количества и качества кормов. Здесь наука свое слово уже сказала и на практике доказала возможность реализации поставленных задач. В нашем сельхозпредприятии, например, нынче будем иметь более 7 тысяч килограммов молока от коровы при рентабельности 37 процентов, а на комплексе — 57 процентов.

Во-вторых, отрасли нужен какой-то очередной толчок, как, например, в 2003 году, когда мы поставили задачу вывести 700 сельхозпредприятий республики на уровень 4000 килограммов молока от коровы. При этом тогда имели менее ста таких сельхозпредприятий, а средняя продуктивность дойного стада в республике составляла 2100 килограммов молока. Все считали такую микрореволюцию в отрасли своего рода авантюрой Минсельхозпрода. Некоторые даже уточняли, может быть 700 ферм, а не хозяйств. Потом на семинаре в Гомеле нашу идею поддержал Президент страны.

И, как потом оказалось, это было совершенно правильное решение. В результате за каких-то три-четыре года на такой показатель вышли даже более 700 хозяйств, которые ежедневно добавляли по килограмму молока от коровы. При этом одновременно удалось подтянуть кормопроизводство, механизацию, усовершенствовать технологию. Это был трамплин для дальнейшего увеличения продуктивности дойного стада, благодаря чему республика потом достигла уровня 4500—4900 килограммов молока от коровы. И остановилась.

— В таком случае, что нужно предпринять для дальнейшего продвижения вперед?

— Чтобы сделать очередной шаг, нужны новые подходы, о чем все время говорит министр сельского хозяйства и продовольствия. И если тогда мы раскручивали 700 хозяйств, то сегодня аналогичный толчок нужен уже тысяче для надоя 7000 килограммов молока от коровы. От них можно будет получить 7 миллионов тонн молока, а это 70 процентов валового производства при общем надое по стране 10 миллионов тонн. Эти три семерки должны оказаться счастливым числом. Но прежде нужно укрепить материально-техническую и кормовую базы. Если не решить эти задачи, то производственная программа, в которой заложена продуктивность дойного стада 6000 килограммов молока с валовым надоем 10 тысяч тонн, так и останется благим намерением.

— Но сколько помню, столько говорим практически об одном и том же — необходимости улучшения кормовой базы, несоблюдении сроков заготовки кормов, нарушении технологии их закладки… Может быть, это просто традиционные причины, которые подходят для любой ситуации и всегда будут применимы для оправдания недостатков или просчетов?

— Когда ставятся максимальные цели, то в таком случае проще получить желаемый результат. И если мы сегодня, например, ставим задачу произвести соответственно 50 процентов травяных кормов и обеспечить на 50 процентов их кукурузным силосом, то это пока нереально. Но к этому нужно стремиться. Исходя из таких требований необходимо настраивать людей и строить свои планы. Тем более что задачи с каждым годом усложняются. А раз так, то и тот уровень кормопроизводства, который устраивал вчера и сегодня, завтра уже не будет соответствовать предъявляемым требованиям.

— А может, на местах еще и морально не готовы решать столь масштабные задачи? Потому и действуют по принципу: только бы не оставить животных без кормов. А какая будет их структура — это не главное.

— Думаю, что каждый прекрасно понимает, как нужно формировать кормовое поле, какие животным нужны корма. Но над многими по-прежнему давлеют валовые показатели по заготовке фуража, боязнь не оставить животных голодными. И тогда рекомендации науки уходят на второй план. А вместе с ними и решение глобальных задач.

— Как вы уже сказали, по продуктивности мы три года стоим на месте. С вашей точки зрения, как же все-таки преодолеть этот психологический и производственный барьер?

— Если сосредоточить внимание на той самой тысяче хозяйств, о чем только что говорил, поработать с технологией производства кормов, стада, то гарантирую, что в течение 2014—2015 годов сделаем серьезный рывок и сможем выйти даже на 6 тысяч килограммов молока от коровы. Но для этого в 2013 году нужно очень серьезно потрудиться по всем направлениям.

Беседовал Анатолий ЦЫБУЛЬКО, «БН»

Фото Сергея ЛОЗЮКА, «БН»

 

 

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?