О законах жизни

Интервью Президента британскому агентству Рейтер

Интервью Президента авторитетному информационному агентству Рейтер мировые СМИ с азартом разбирают на цитаты. Неудивительно. Александр Лукашенко прямо говорил о вещах, которые иные политики предпочли бы обойти вниманием. Темы насущные и актуальные.


О деньгах


— В течение августа — сентября наблюдался повышенный спрос на иностранную валюту. Национальный банк старается поддерживать национальную валюту, поддерживать курс. Но мы договорились о том, что чисто рыночным путем. Ни в коем случае чрезмерно не осуществлять интервенции на валютном рынке.


Этот период еще был характерен тем, что у нас шли парламентские выборы. Ну и, как обычно, «друзей» хватает. Население начали напрягать: «А–а, вот после парламентских выборов — девальвация». Люди пытались себя обезопасить — а вдруг произойдет девальвация и они что–то потеряют? Но прошло время, люди увидели — девальвация не случилась. И вот за октябрь месяц мы полностью стабилизировались в этом плане. И в октябре, и сейчас, в ноябре, Национальный банк не осуществляет интервенцию для поддержания курса, а, наоборот, скупает валюту. То есть происходит тот же процесс, что был в начале года.


О девальвации


— Не планируем, и нет необходимости. Это признают даже не просто наши критики–противники, но и враги. Признают то, что в Беларуси нет необходимости сегодня девальвировать национальную валюту.


О мировом кризисе


— Для нас главная проблема — это вы. Европа. Поясню: наша экономика такова, что 80 процентов всего того, что производим, мы экспортируем. Поэтому мы зависимы от внешних рынков. У вас проблемы — они и у нас. У вас (в Европе. — Прим. ред.) снизился покупательский спрос. Это факт. А мы продаем в Евросоюзе больше, чем в России. И как только у вас происходит неразбериха, чехарда и спад, это сразу же отражается на нашей экономике. И мы, конечно, хотели бы, чтобы Европа избежала своих потрясений.


О приватизации


— Нельзя жить за счет того, чтобы продавать национальное достояние. Ясно, что все у нас хотят купить доходные куски госсобственности. Мы не против продажи. Но я категорически против того, чтобы продать и проесть или рассчитаться с долгами...


Я уже много раз говорил: в Беларуси можно приватизировать любое предприятие. Даже самое ценное. Вы знаете наши самые ценные предприятия, за которые мы держимся? Опять пример приведу — «Беларуськалий». Мы готовы и это предприятие приватизировать, но надо платить. Мы просчитали и установили цену на эту компанию — 30 — 32 млрд. долларов. Тогда меня только ленивый не критиковал. Недавно, месяц назад, «Блумберг» (ведущее мировое агентство профессиональной финансовой информации. — Прим. ред.) оценил ее в 30 — 32 миллиарда, и все вынуждены были признать: я оказался прав. Исходя из этой цены, если вы хотите купить энное количество акций — пожалуйста. Это акционерное общество, мы вам продадим. Но никак не дешевле.


Почему мы настаиваем на том, что никак не дешевле? Потому что мы не торопимся вообще его продавать. Зачем нам его продавать? Это очень рентабельное предприятие. Они платят приличные налоги и дивиденды в казну. В прошлом году их доход был за 3 млрд. долларов! Так зачем торопиться продавать?! Но тем не менее если есть у кого–то интерес, мы садимся за стол и договариваемся. С пятью компаниями ведем сейчас переговоры — с китайцами, индусами и, по–моему, два европейца, и кто–то из арабов...


О продаже госпакета МТС


— Та же история... Сегодня контрольный пакет стоит более 1 млрд. долларов. У нас есть этому подтверждение. Если вы не хотите купить или не можете за 1 миллиард — хорошо. Мы подождем. Потому что рентабельность услуг этой компании высокая. Куда торопиться? Если нет покупателей — мы просто работаем и не ждем.


О диалоге с МВФ


— Мы все наши договоренности с Международным валютным фондом исполняем, как ни одно другое государство. И они нас никогда не упрекали. И упрекнуть не могут...


Если Международный валютный фонд — это чисто финансово–экономическая организация, то мы с ними договоримся. Если они будут «играть» в политику, то, конечно, наверное, мы долго будем с ними вести переговоры. Я считаю, что, как только МВФ избавится от политических клише и от политических каких–то критериев при подходе к Беларуси и к нашей экономике, мы с ними договоримся за сутки.


O нефти


— По всем позициям с Российской Федерацией мы договорились, кроме 4 — 5 миллионов тонн нефти. Мы хотели бы переработать в будущем году не 21 миллион, как в этом году, а 23 миллиона. У нас позволяют мощности. Мы модернизировали свои предприятия. Их глубина переработки значительно выше, чем в России. В этом привлекательность наших заводов. И качество европейского уровня. Европейцы с удовольствием покупают. Более того, в Российской Федерации очень много автомобилей мирового уровня, а высококачественного бензина не хватает. Россияне настоятельно просят нас, чтобы мы его им поставили порядка двух–трех миллионов тонн. Мы готовы и ведем переговоры, чтобы под эти объемы мы еще получили недостающие 4 — 5 миллионов тонн нефти. Думаю, мы договоримся. В России нефти хватает... И надо иметь в виду, что в Едином экономическом пространстве не должно быть препятствий и барьеров к передвижению товаров. А нефть — это товар. Поэтому, я думаю, мы договоримся в ближайшее время с россиянами о поставках сюда нефти и ее переработке.


О взаимозависимости мира


— Мы одинаково зависим друг от друга. Мы зависим значительно от Российской Федерации. Но и Россия очень интересуется Беларусью и зависит от того, какую политику будет она проводить: в экономике, в политике, в военно–стратегических вопросах. Мы очень в этом мире друг от друга зависим... Кто бы мог подумать, что и Европа очень зависима от Беларуси?! Санкции начали вводить против нас. Ладно, наверное, такой курс... А Евросоюз волнует сегодня нелегальная миграция? Очень волнует! А кто боролся против нее? Беларусь!


На нашей территории было 120 тысяч и еще много остается афганцев, людей из других азиатских государств, с Кавказа, которые стремились попасть в Европейский союз. Мы их отлавливали на границе и содержали здесь... Мы защищали Европу. Скажите, нам это надо? Нет! Нам за это платили? Нет! Более того, начали нас душить.


Мы же не можем в то время, когда вы вводите против нас санкции, за счет бюджета содержать этих людей, как было раньше! А сколько мы сейчас задерживаем взрывчатки, радиоактивных веществ на границе... Мы не можем закрыть глаза на то, что к вам (в Европу. — Прим. ред.) повезут радиоактивные материалы или же взрывчатку. Но предупреждаем: «Ребята, прекратите нас душить! Не надо нас давить и вводить санкции».


О перспективах европейского вектора


— Мы по требованию Евросоюза и отдельных его политических деятелей уже сделали много шагов навстречу. Но обещанных в ответ шагов не получили. Делайте выводы...


Для того чтобы был позитив, сдвиг в наших отношениях, мы должны сесть за стол и, посмотрев друг другу в глаза, определиться: как мы будем жить? Какие у вас претензии, какие у меня претензии? А не загонять ситуацию в тупик через санкции...


Поэтому делайте вывод, кто должен делать эти шаги. Мы готовы к этому. Но не надо к нам приезжать на переговоры или на встречи и ставить перед нами условия. Мы уже этих условий выполнили не один десяток. Лично я, передо мной их ставили, и я их выполнял. В ответ мы получили усиление санкций...


О модернизации


— Вопрос поставлен как номер один для экономики. Вот пример: в сельском хозяйстве, а это огромная работа — село перестроить, две пятилетки мы ведем модернизацию. Результат: в этом году на 5 миллиардов экспортируем продовольствия, в 2015 году — на 7. А ведь 10 лет тому назад у нас были пустые полки, мы собственное население не могли обеспечить.


Дальше пример — деревообрабатывающая промышленность, производство бумаги, обоев. Бумага — большой в мире дефицит. Мы новую фабрику построили. Сейчас будем строить вторую. У нас для этого есть сырье — дерево.


Вот эта модернизация идет давно. Но в этом году мы поставили перед собой задачу — чтобы каждое предприятие, как я сказал, даже которое производит табуретки, столы, стулья, имело бизнес–план модернизации: что это будет за предприятие, что будет выпускать, на каких рынках продавать, где возьмет оборудование. Каждое предприятие к концу года будет иметь бизнес–план модернизации. Это у нас вопрос номер один в экономике. В противном случае мы не сможем конкурировать с Западом не только на его рынках, но уже и на российском. А Россия вступила в ВТО.


О модернизации политической


— В каком направлении она будет развиваться? Вариантов много. У нас мажоритарная система: каждый депутат избирается от конкретной территории. Он ведет свою агитацию на этой территории. Его знают люди. У вас партийная система. Вы выбираете депутатов по партийным спискам. Пришла некая партия, знают только лидера, а может, двоих, которые в списке наверху. Проголосовали. А дальше никто никого не знает и не видит. И вы считаете это нормальным?


У нас остро не стоит проблема, чтобы завтра перейти с мажоритарной системы выборов Парламента на пропорциональную. То есть частично избирать от политических партий. Так зачем забегать вперед?


Но нам говорят, и даже требуют, что это надо, что это самая лучшая, самая передовая система. Кто его знает, может быть. Я этого не отрицаю. Поэтому я говорю о том, что возможно.


Но у нас же нет крепких партий. Кроме Компартии и националистической партии, крыла националистов БНФ, у нас вообще никто в народе не знает других партий. Они все осколки или БНФ, или Компартии. И люди этим не интересуются...


Мы будем подталкивать партийное строительство. Это одно из направлений. Это надо делать — чтобы были партии, чтобы люди объединялись в определенные группы и высказывали свое мнение. Это одно из направлений. А когда эти партии будут сформированы, когда там хотя бы будут истинные члены партии, а не сформированные из «мертвых душ», тогда можно вводить хотя бы наполовину пропорциональные выборы в Парламент.


О вероятности повторения в Беларуси ближневосточных революций


— Не дождетесь! Беларусь — не Ближний Восток. Политика белорусского руководства и политика ближневосточных руководителей кардинально отличается. Это не наша политика. Меня простой народ — учителя, врачи, рабочие, крестьяне — посадил в это кресло. Я немало работаю и никогда не отходил от обещанной политики. Меня критикуют: «Лукашенко популист, а в экономике нельзя быть популистом». Я знаю и стараюсь не нарушать экономические законы. Я заканчивал экономический факультет. Но жизнь — многогранней любых законов, которые придумали люди. И если только возможно где–то чуть–чуть расширить эти возможности в интересах людей, я стараюсь это сделать. Иногда немножко мы балуем наш народ, перебираем, это я тоже честно говорил, но я делал это в интересах людей.


Поэтому не надо сравнивать политику Беларуси и Ближнего Востока. Здесь уже некоторые попробовали через социальные сети, как на Востоке, взорвать ситуацию... Ничего не получилось.


О переменах


— У нас каждый день идут перемены. Только если кто–то думает, что здесь революционные произойдут изменения, этого не будет. Лимит революций для Беларуси исчерпан. Надо набраться терпения и спокойно эти перемены в Беларуси осуществлять. К лучшему. Чтобы люди жили лучше. Такие перемены — эволюционные, спокойные — мы приветствуем.


А революций здесь не будет!

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Из Москвы.
Прочитал, что сделано в сельском в Белоруссии за десять лет и вспомнил Воронежскю область, где в некоторых местах положение такое, как будто только вчера бои закончились и оттуда немцы ночью ушли.<br /> <br />А в это самое время, наш премьер Медведев озабочен удоствами для чиновников.<br /> <br />" председатель правительства России Дмитрий Медведев подписал ряд поручений в целях обеспечения выполнения поручений по итогам совещания, посвященного вопросам расширения Москвы. В частности, до 1 октября должен был быть разработан стандарт обеспечения помещениями федеральных госслужащих, которые будут работать в «новой Москве».
Руслан ,Столин
Смотрел я онлайн это интервью.Меня просто морально убили слова президента о конкурентоспособности наших товаров, причиной одной из которых были слова "За счет дешевой рабочей силы",а в газете это корректно не упомянули,конечно,получать на периферии ,особенно в стройорганизациях (г.Столин) 2-3 миллиона это норма.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?