Минск
+13 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Мысли студента накануне выпускного

О высоком и высшем

Хотите послушать о студенческой жизни? Последняя сессия у меня идет полным ходом. Просто горит. «Впереди защита диплома, госэкзамены — и заветная «вышка» в кармане», — поверьте, не так примитивно выглядят мысли будущих выпускников вузов. Сужу, конечно, по себе. Мечтается о работе по специальности вопреки грустной статистике, думается о дамокловом мече распределения, о собственной профессиональной годности и ценности 5 лет обучения. Приступлю к нескромной студенческой саморефлексии — моей слабости и страсти. О высоком, точнее, высшем.

За университетское время не раз приходилось выслушивать истории от знакомых студентов о тысяче и одном недоразумении, которые были связаны с получением творческого образования, в большинстве случаев — журналистского. Вот типичное суждение вчерашнего школьника: «То ли дело медицинское или инженерное: тут уж чем лучше учишься, тем лучший из тебя выйдет специалист. Диплом с отличием чаще всего говорит об отличной профессиональной подготовке. Но все не так у нас, творцов! Что делать, когда сила таланта и участие вдохновения куда важнее скучной зубрежки?» После такого вопроса, в котором кроется сомнительный аргумент, что природный гений не нуждается в науке, абсолютно все, чему учит профессура, становится студенту «Пушкину Александру Сергеевичу» ненужным. Этакий абсурд. Но не справедливо ли удивляются, например, студенты–музыканты, которые видят в списке обязательных дисциплины типа «Радиационная безопасность», «Основы экологии и энергосбережения»? Недоумение у гуманитариев возникало когда–то и по поводу высшей математики, и ее важность вдруг перестала измеряться фразой «для общего развития». Предмет отменили для ряда специальностей.

К чему клоню. Да все к тому, что у сегодняшнего студенчества, представляющего поколение практичное (если не сказать прагматичное), сложилось убеждение: в университете–то, да, учат, но чаще всего не тому, что применимо в работе. Одна из обещанных историй, случайно всплывшая в памяти: молодой экономист, распределившись, получил первое более–менее серьезное задание и понял, что самостоятельно... ничегошеньки не может сделать, ведь пять лет он учил определения макроэкономики, что такое дивергенция и другие серьезные вещи, но не бизнес–планы делать... Анекдот. Конечно, грустный, но, видимо, злободневный.

Почему–то теория нынче не в почете. Примерно такой мыслью о «Теории журналистики» поделилась на своей страничке в соцсети выпускница российского журфака: «Представьте теорию приготовления борща. Несколько научных школ борются друг с другом из–за наиболее точного определения. Борщ, пишут в учебнике, является съедобной питательной массой, чаще всего красноватого или бордового цвета, состоящей из жидкой основы с твердыми компонентами разной консистенции и состава, часть из которых имеет растительное происхождение, а часть — животное... При этом книг с рецептами нет, и приготовить борщ никто не может».

Напряженно размышляя, я отучился уже четыре с половиной года. В своих сомнениях относительно спокоен: говорят, не сомневаются только идиоты. Но все вокруг приобретает иной смысл, когда наступает озарение: твои усилия были не напрасны. «Университет — хорошая штука», — говорил нам на первом курсе преподаватель Н.С. В ответ я только ухмылялся (с саркастической мыслью «Тоже мне откровение!»). Но ведь откровение! В жизни не соглашусь с теми, кто все еще настаивает на сравнениях «отбыл каторгу», «отмотал срок» или фразах «еле отучился», «для корочки сойдет». И вот почему.

Выбор будущей специальности у абитуриента пусть и происходит чаще всего слишком рано — лет в 15 — 16, но все–таки становится первым самостоятельным шагом во взрослую жизнь. И стыдно потом сказать: родители заставили. Ты ведь не тряпка. И как бы ни пеняли на «такую раннюю ответственность», практика показывает, на том или ином факультете встречаются люди разные, но объединенные общими интересами и целями, мотивированные. Ты захотел, пришел и поступил. Вряд ли случайно.

Это миф, что «университет меня ничему не научил». Такой скоропалительный вывод выглядит надменно («я был такой разумный и развитый еще в школе») и одновременно глупо («как ни учили, остался «овощем»). Не вылепили тебя преподаватели, зато подточило окружение. И дедов завет «уметь учиться» актуален.

Наконец, голосую за разумную практику. Работать по специальности нужно: и по учебным планам, и без них. Но не забываю: студент нужен работодателю, когда он студент или выпускник, а не «тот, вылетевший из–за работы».

dz.nikanovich.bsu@gmail.com

Советская Белоруссия № 13 (24643). Пятница, 23 января 2015

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...