Минск
+2 oC
USD: 2.11
EUR: 2.33

О разных «сортах политической аналитики»

Политический обозреватель Артем Шрайбман, отойдя от праздничных столов, прямо с начала года проанализировал белорусско-европейские соглашения. Слушайте, я так много нового для себя узнал, что спешу поделиться и с вами. 

pixabay.com

Будущее упрощение визового режима – это «главный успех белорусской дипломатии», полагает Артем. С полным пониманием: ему есть, очевидно, с чем сравнить. Он кухню знает. И дает совет: «МИД придется напрячь всю его фантазию». И предупреждает: «Обнажается грядущий вакуум в повестке диалога». Фантазии с обнаженкой – каждому ли политическому обозревателю они свойственны? Не думаю. 

Однако, несмотря на оригинальность стиля, создается впечатление, что Шрайбман пересказывает чьи-то назидательные слова. Тех, кому нужно, чтобы Беларусь в своих иностранных делах вела себя определенным образом. Можно даже и вправду напрячь фантазию и попытаться определить, кто это. 

«Мы отстаем в отношениях с Брюсселем, - грустит обозреватель, - от всех стран нашего региона». Насколько отстаем? Евро на 25 − такова была разница между стоимостью шенгенских виз для белорусов и для россиян, армян, азербайджанцев. А грузины, молдаване и украинцы «уже несколько лет ездят в Европу без виз» - подсказывают нам, как надо жить. 

Этим что ли и исчерпываются желанные «отношения с Брюсселем» - визами? Похоже, да. Шрайбман знает «о таможне и торговле, на пути у которых бюрократия и огромные тарифы ЕС». Видит, как «Литва рубит на корню шанс Беларуси на правовую базу в отношениях с ЕС». Понимает, что Евросоюзу, будем честными, на все это наплевать: «Сегодня ты занимаешься Восточной Европой, через два года – Балканами, потом – Кавказом». И вообще «европейский вектор до сих пор производил на свет осуждения расстрелов и приглашения на саммиты» - это Шрайбману известно.   

Но все вот это обозреватель обозревать не хочет. А просто предлагает принять как есть. Как оно и должно быть. В соответствующих отношениях. 

Хладнокровно упоминается, но никак не акцентируется и даже не комментируется факт: «В 2014-м начали обсуждать визовый режим с Евросоюзом, в 2015-м вышли на готовый текст, но…» Но – это мигранты, польские консулы, Великобритания, Ирландия, европейская бюрократия… Так кто (по Шрайбману) задерживал подписание? Наша «наглухо авторитарная страна», кто же еще.    

Вот мы и отстаем. И работы впереди, пугается сам и пугает нас с МИД Артем, непожатая нива. «Нужно выполнить больше сотни условий, - напоминает он, - и не так, как мы любим, а как любят они». Кому нужно? Почему именно в такой позиции? Что это за партнерство такое, с отчетливыми признаками мазохизма? 

Кстати, о разных извращениях. «Сотни условий», оказывается, «включают и те, что касаются прав меньшинств и борьбы с коррупцией». Давайте оценим с точки зрения медицинских фактов, если уж у обозревателя руки не доходят. 

Права меньшинств (любых: от умственных до физиологических) у нас обеспечены вполне: хочешь быть меньшинством – будь. Никто не против. Только не делай вид, что меньше должно иметь больше прав, чем больше, а больше – поменьше, понятно? Это касается, повторю, любых меньшинств, начиная от некоторых политических партий и заканчивая отдельными художниками с табличками наперевес. 

Нашему закону все равно: меньшинство ты или совсем меньшинство. Не нарушай и живи как хочешь. Это медицинский факт, политическому обозревателю об этом точно известно.  

А насчет борьбы с коррупцией даже не смешно. В Европе воруют государственными бюджетами, уж Шрайбману ли об этом не знать! А если вернуться к «странам нашего региона, от которых мы отстаем», то в смысле коррупции хочется отстать от них еще больше. Но странам тем ни Брюссель, ни Шрайбман советов по борьбе с ней не дают. Просто меланхолично созерцают, обозревают проблему, так сказать. Как думаете, почему так?

За Брюссель не скажу. А за нашего фантазийного аналитика попробую. Дело в том что в нашей «наглухо авторитарной стране», оказывается, есть «более проевропейские группы во власти», как утверждает Артем. Из чего, очевидно, следует, что есть – менее. А есть и вообще проазиатские, пророссийские и пробуркинафасовские. Группы. Во власти. Если вспомнить про почетного консула Чили в Минске, то и проюжноамериканские. И вот они, эти группы (которых даже больше получается, чем той власти), как видится политическому обозревателю, борются-толкаются друг с другом, «вязко и сложно». 

А отношения с Брюсселем тем временем стоят. Давно ведь пора бы и выполнить «сотни условий, как любят они», это будет «жест дружелюбия к Западу» - взывает Шрайбман. Наблюдая через скважину, как причудливо меняются разные «группы во власти», более или менее...  

Это у либералов и называется «политической аналитикой». 

А я вот полагаю, что шампанским даже на Новый год злоупотреблять не стоит. Уж простите, накипело. 

mukovoz@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...