О чем тоскуют камни

Бульдозер — не средство охраны памятников!

Бульдозер — не средство охраны памятников!


От былого великолепия усадьбы Доманских в Слуцком районе не осталось ничего, кроме кирпичного скелета. Стены частично обвалились, крыша исчезла, в бывших помещичьих покоях — жухлый бурьян, а вместо мебели — поваленное дерево... Ни семьями, ни поодиночке туристы в деревню Залядье за 30 километров от Слуцка не ездят. Эта усадьба — еще один повод признать, что далеко не всем историческим памятникам Беларуси повезло так, как Мирскому замку или могилевской городской Ратуше, которым выделяются десятки миллионов рублей на содержание и реконструкцию. Некоторые архитектурные свидетельства минувших дней, не дождавшись внимания туристов и местных властей, зарастают сорняками, покрываются мхом и разрушаются. И похоже, никому до этого нет дела. Никому, кроме прокуратуры, которая время от времени обнаруживает в разных районах страны «забытые» достопримечательности.


Забыть нельзя запомнить


Навещает достопримечательность (усадьба Доманских построена на рубеже XVIII — XIX веков) лишь председатель Ленинского сельсовета Мария Ясюченя. Ведь с важными вехами белорусской истории ни сам разваливающийся дом, ни его хозяева не связаны. Сначала в нем жил молодой помещик Доманский с женой Михалиной и двумя сыновьями. После его скоропостижной смерти семейство в 1919 году перебралось в Варшаву. Вскоре Михалина Адамовна стала известной польской писательницей — опубликовала книгу «Эдвард Войнилович. Воспоминания» и перевела на французский язык произведения Элизы Ожешко и Генрика Сенкевича.


— Чтобы восстановить усадьбу, нужны сотни миллионов рублей — она ведь практически разваливается. Плюс инфраструктура — парковка, кафе, туалеты, экскурсионное бюро... — загибает пальцы Мария Ясюченя. — Инвестор, готовый рискнуть, вложив в усадьбу столько денег, вряд ли найдется, а местный бюджет такими средствами не располагает.


— Несколько лет назад мы направляли в Министерство культуры официальное письмо с просьбой исключить усадьбу Доманских из Государственного списка историко–культурных ценностей ввиду ее ветхости и отсутствия денег на реконструкцию. Однако получили отказ, — добавляет начальник отдела идеологической работы райисполкома Лариса Добровольская. — С каждым годом усадьба приходит во все больший упадок, и, вероятно, в ближайшее время мы снова обратимся в Минкультуры с тем же предложением.


Металлические двери... почтой


Еще один забытый слуцкий архитектурный памятник — комплекс местной почтовой станции, построенной в середине XIX века. Как было принято полторы сотни лет назад, он включал саму почту, конюшню, харчевню и меблированные комнаты для путешественников. Нынче вместо нескольких зданий слуцкая почта занимает лишь одно — зато современное.


А в стенах ее обветшавшего предшественника — вечно сырая штукатурка, растрескавшиеся оконные рамы, дырявый шифер на крышах — разместились несколько магазинов мебели и стройматериалов. Предприниматель Игорь Вишняк, как и его коллеги, вложил в развитие своего дела весь капитал — закупил товар, сделал внутри модный ремонт: металлические двери, плитка на полу, сайдинг на потолке, пластиковые окна... Выглядит все это аккуратно и прилично, но... несколько дико в здании XIX века. Тем более что обязательного для памятников истории разрешения на ремонт в зданиях комплекса Министерство культуры не давало. А значит, в принципе, нужные городу магазинчики обосновались здесь не совсем законно. Куда уместнее было бы реконструировать настоящий музей почтового дела — с ряженными в форму письмоносцев экскурсоводами, прокатом лошадей и почтовых голубей, кафе со старинным меню и небольшой уютной гостиницей...


— О подобном проекте мы задумывались не раз, однако осуществить его району не под силу: только на составление проектно–сметной документации требуется не меньше 80 миллионов рублей. Реконструкция самого комплекса обойдется в разы дороже, — без прикрас описывает ситуацию главный архитектор отдела архитектуры и строительства райисполкома Марина Токарева. — Так что было решено сдавать здания в аренду бизнесменам, чтобы благодаря их ремонту сохранить хотя бы стены. А тем временем будем добиваться, чтобы на восстановление комплекса были выделены деньги из республиканского бюджета.


Гори, гори ясно?


Территорию же древнего городища, созданного нашими предками еще в железном веке, жители Слуцкого района облюбовали в качестве... места для пикников. Благодаря земляному валу оно защищено от ветра и любопытных глаз. Так что на шашлыки к деревне Омговичи люди съезжаются регулярно. Катаются вокруг на машине, разжигают костры... Происходи все на обычной поляне — граждан не в чем было бы упрекнуть. Однако, когда дело касается историко–культурной ценности, совсем другой разговор. Ведь, по мнению проверяющих из областной прокуратуры, пикники на городище могут нанести реальный вред историческому наследию. И вместо него может остаться очередное пустое поле...


Старый Брест уходит в небытие


Недавно в Бресте одним фрагментом той эпохи, когда город был «при Польше», стало меньше. Небольшая въездная арка между домами 54 и 56 по улице Гоголя, которую рисовали многие брестские художники, разрушена. Большой архитектурной или исторической ценности она не представляла. Но олицетворяла саму атмосферу города на рубеже XIX — XX веков.


До 1939 года дом с аркой принадлежал владельцу крупного склада мануфактуры Маркелу Берлинеру. А в соседнем доме до середины 90–х прошлого века были мастерские художников. В 2003 году дома 54 и 56 с «приписанной» к нему аркой были включены в состав исторического наследия и не подлежали сносу. Но в 2007–м одно здание «выпало» из списка неприкасаемых. Частная фирма «Облик», которая застраивает центр Бреста многоэтажками, добилась права снести дом 56, а вместе с ним — арку...


— Я два года сражался за эту арку — не получилось. Решение принимал Минск. Прошу прощения у горожан, что Брест опять утратил свою частицу, — расстроен секретарь координационного совета по охране исторического и культурного наследия при Брестском облисполкоме Леонид Нестерчук.


Брестчане, в том числе и архитекторы, реставраторы, лишь разводят руками: милые невзрачные дома, которым по сотне лет, сносят, чтобы на их месте выросло элитное жилье. Руководство фирмы–застройщика не боится смотреть в глаза горожанам. «Все делается по закону», — вот ответ на все обвинения. Увы, юридически так и есть...


— Нас очень тревожит и то, что происходит на территории бывшего артполка в Брестской крепости. Старинный кирпич с клеймом приготовлен кем–то на вывоз. Мацевы (камни, воздвигнутые над могилами) с еврейского кладбища, сложенные там для последующего строительства лапидария, воруют. А еще пришло время расширить исторический центр Бреста. Например, здание бывшего военного госпиталя не считается памятником градостроительства. Почему? — руководитель Брестского областного отделения республиканского общества охраны памятников истории и культуры Сергей Басов считает, что в Бресте еще многое можно сохранить.


Да, но что может общественная организация? Сергей Басов приводит примеры. Вот, заставили нового хозяина дома по улице Дзержинского, 15 в Бресте восстановить ажурный козырек, который он срезал. Уберегли от отправки на свалку наиболее интересные элементы недавно разрушенных старых домов по бульвару Космонавтов. Они — в запасниках музея. Можно еще что–нибудь вспомнить, но зачем, если сразу всплывает в памяти разрушенная арка...


Битва за парк


Прокуратура повсеместно пытается воспрепятствовать уничтожению нашего наследия. Например, в Столинском районе прокурор обратил внимание райисполкома на разрушение и отсутствие мемориальной доски на здании синагоги ХIII века, внесенной в Государственный список историко–культурных ценностей Беларуси. Вступилась прокуратура и за парк «Маньковичи», который является ботаническим памятником природы республиканского значения. Местная власть приняла меры...


Вместе с тем есть и пример того, как отстаивает ценности общественность. Когда нависла опасность над старинным парком в бывшем поместье графов Пусловских в деревне Старые Пески Березовского района, сельчане стали собирать подписи против строительства там реабилитационного центра. Хотя и осталось от былого величия памятника усадебно–парковой архитектуры эпохи Классицизма XVIII — XIX веков лишь несколько строений, колоритные въездные ворота и парк, это все же историко–культурная ценность республиканского значения. Деревенские защитники старины и застройщики нового здания в результате пришли, как говорят в таких случаях, к консенсусу.


* * *


Может быть, и остальным не стоит сидеть сложа руки? Прокуратура при всем желании не сумеет в одиночку отстоять наше историческое достояние. Ведь если в одном лишь Слуцком районе «забытых» памятников истории, культуры и археологии целых три, то сколько их по всей стране? Десятки, сотни?.. И если из–за ветхости зданий и скудости местного бюджета эти памятники попросту «списать», исключив из Государственного списка историко–культурных ценностей, что мы оставим потомкам?..


Компетентный комментарий


Старший помощник прокурора Минской области Денис Дворецкий:


— Исключить памятники истории из списка объектов, охраняемых государством, и затем разровнять площадку бульдозером, конечно, проще, чем заниматься восстановлением... Однако, на мой взгляд, сначала нужно использовать все возможности для сохранения достопримечательностей. По итогам проверки в Слуцком районе мы вынесли предписание: вернуть комплекс почтовой станции в первоначальный вид, навести порядок в полуразрушенной усадьбе Доманских, установить на всех трех объектах охранные доски. Если требование не будет выполнено, придется применять более жесткие меры.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости