Беларусь Сегодня

Минск
+16 oC
USD: 2.04
EUR: 2.32

О чем молчит Клио

Приближается 28 июня.
Приближается 28 июня. На первый взгляд, день как день - обычный в череде иных календарных дат. Между тем ровно 90 лет назад, 28 июня 1914 года, произошло событие, резко изменившее судьбу человечества.

В тот день в захолустном боснийском городке Сараево прозвучали выстрелы, положившие начало Первой мировой войне - ей предстояло изменить карту мира и разрушить четыре могущественные империи: российскую, германскую, турецкую и австро-венгерскую.

Со времен углубленного изучения исторического материализма в моей голове прочно засел постулат, что личность для "матери истории" ничего не значит, на ее развитие и изменение влияют только тектонические подвижки масс и классов. Утверждая подобное, теоретики-марксисты лукавили. Роль собственных личностей они подчас оценивали очень высоко, возводя их до уровня культа. При этом к тем, кому в силу рождения было предопределено влиять на принятие исторических решений, относились насмешливо и даже пренебрежительно, почитая всех монархов либо недоумками, либо подлецами. Были, конечно, среди них и те и другие, но были и личности основательные, осознающие и свою роль в истории, и свои возможности.

Пожалуй, одной из таких личностей можно считать наследника австро-венгерской короны эрцгерцога Франца Фердинанда Габсбурга. Недурно разбиравшийся в геополитике, он говорил: "Я никогда не поведу войну против России. Я пожертвую всем, чтобы этого избежать, потому что война между Австрией и Россией закончилась бы или свержением Романовых, или свержением Габсбургов, или, может быть, свержением обеих династий... Война с Россией означала бы наш конец". Смею предположить, что, не прозвучи выстрелы в Сараево, вполне возможно, Франц Фердинанд смог бы найти выход из складывающейся в Европе взрывоопасной ситуации. Однако выстрелы прозвучали.

...Тысячи жителей Сараево выстроились вдоль улиц, чтобы приветствовать наследника престола и его супругу, прибывших в Боснию для участия в военных маневрах. По пути следования кортежа среди толпы встречающих были расставлены и шестеро членов радикальной молодежной организации "Млада Босна" ("Молодая Босния"), вооруженных револьверами, бомбами и ядом, который они должны были принять в случае ареста... Наконец один из них, Кабринович, метнул бомбу, но, по всей видимости, плохо прицелился, ибо она взорвалась под машиной эскорта. Согласно другой версии, бомба попала на складной верх автомобиля, в котором ехал Франц Фердинанд, - эрцгерцог не растерялся и сбросил ее вниз.

Как же повел он себя после взрыва? Не поддался панике, а спокойно отправился к ратуше, где ждала его делегация горожан во главе с мэром, произнес протокольную речь - и направился в госпиталь проведать раненого офицера. Тут и вмешался его величество Случай. Последний из оставшихся террористов - Гаврило Принцип, спрятавшийся после взрыва бомбы, брошенной Кабриновичем, и будучи уверен в том, что покушение удалось, - решил слегка расслабиться в кафе. Однако кортеж, следовавший по дороге в госпиталь, свернул по ошибке не на ту улицу и начал разворачиваться точно напротив заведения, где Принцип уже праздновал победу. Увидав целого и невредимого эрцгерцога, 17-летний "революционер" вышел из кафе и хладнокровно всадил в наследника престола пулю. Вторая пуля досталась супруге эрцгерцога - она скончалась через 15 минут после Франца Фердинанда...

Кто же стоял за спиной Гаврилы Принципа и его несовершеннолетних товарищей по "Молодой Боснии"?

Организация эта возникла в 1912 году, вскоре после аннексии Боснии и Герцеговины монархией Габсбургов. Ее костяк составляли "мелкобуржуазные революционеры" социалистического толка, придерживавшиеся тактики индивидуального террора. Однако тайное руководство политикой Белграда с 1903 года (когда в результате кровавого переворота были зверски убиты король Сербии Александр и королева Драга) сосредоточилось в руках военной хунты, во главе которой стояли полковник Драгутин Дмитриевич и майоры Велимир Вемич и Воцлав (Войя) Танкосич. Именно они заправляли тайной террористической организацией "Црна рука" ("Черная рука"), которая планировала покушения на болгарского царя Фердинанда, короля Греции Константина, черногорского монарха Николая и... австрийского престолонаследника Франца Фердинанда. Троих студентов - Неделько Кабриновича, Трифко Грабеца и Гаврилу Принципа, прямо-таки горевших желанием принять участие в "большом деле", - основательно тренировали в стрельбе и метании бомб, позже тайно переправили в Боснию, где они дожидались своего часа в доме редактора социалистической газеты "Звоно" ("Колокол") - Данилы Илича. Контакты Илича и его сподвижника Владимира Гачиновича с российскими революционерами, в частности, со Львом Троцким и Карлом Радеком, ни для кого из исследователей истории тех времен не являются ни секретом, ни откровением...

Террористические организации всегда - и тогда, в начале прошлого века, и нынче - достаточно тесно взаимодействуют, невзирая на государственные границы, национальные особенности и различия в идеологической расцветке. Поэтому немудрено, что, основательно "истоптавшие" сербскую землю во время своей журналистской деятельности на театре балканских войн, и Троцкий, и Радек были хорошо знакомы со своими сербскими коллегами Данилой Иличем и Владимиром Гачиновичем. Более того, после смерти Гачиновича 11 августа 1917 года Лев Троцкий, уже в преддверии октябрьского переворота в России, даже посчитал для себя обязательным откликнуться на это трагическое событие специальным некрологом. Да и сам Гачинович, умирая в швейцарском госпитале, как-то странно оправдывался перед своими товарищами: "Я рассказал только Троцкому..." О чем рассказал? Одному ли Троцкому? Ведь там, в Швейцарии, он поддерживал тесные связи и с Мартовым, и с Луначарским...

О том, что след российских революционеров достаточно явно отпечатался на сараевской почве в июне 1914 года, свидетельствуют и признания крупного идеолога Коммунистического интернационала Карла Радека, которые он пытался сделать на втором московском процессе в 1937 году. Вот его фраза, которую ему не дали договорить: "Я хотел бы также рассказать о... тайне войны... Одна часть этой тайны была в руках молодого сербского националиста Принципа, который предпочел умереть в тюрьме, но не открыть ее... Я не могу скрыть эту тайну и унести ее с собой в могилу. Если бы я скрыл эту правду, ушел с ней из жизни, как Зиновьев и Мрачковский... то в момент смерти я слышал бы проклятия людей, которые погибнут в будущей войне"...

Я закрываю свои папки с документами, рассказывающими о трагедии, которая случилась 90 лет назад. Никто из ее свидетелей не умер своей смертью. Гаврило Принцип погиб в тюрьме, полковник Дмитриевич-Апис был расстрелян по приговору военно-полевого суда, Данило Илич казнен вместе с двумя совершеннолетними участниками сараевского покушения, Владимир Гачинович умер в госпитале при невыясненных обстоятельствах, Льву Троцкому проломили голову ледорубом, Карла Радека в архипелаге ГУЛАГ то ли тайно расстреляли охранники, то ли зарезали уголовники...
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи