Ноль – он и в «Боброво» ноль

Антикризисное управление введено в лепельском хозяйстве, которое по неясным причинам добито «до ручки»

НЕДАВНО Экономический суд Витебской области признал банкротом лепельское КУПСХП «Боброво». Хозяйство задолжало кредиторам, которых уже почти восемь десятков, около 7 миллионов рублей. В прошлом году здесь собрано на круг всего 14 центнеров зерновых, от коровы надоено 2111 килограммов молока. В эти дни суточная продуктивность дойного стада не превышает 2,5 килограмма. Техника к посевной практически не ремонтируется, а в амбаре нет ни одного килограмма зерна. Зарплата рабочим не выплачена за три месяца. Собственный корреспондент «СГ» по Витебской области выехал в Лепельский район.


МАШИННЫЙ двор хозяйства хорошо просматривается с трассы. В самый пик рабочего дня там мертвая тишина. Может, обед? Эта мысль вроде бы находит свое подтверждение, когда в сопровождении антикризисного управляющего Аркадия Хадкевича оказываюсь в домике на проходной, под завязку заполненной механизаторами. Оказывается, люди просто высиживают смену, работы нет!?

Ситуацию популярно объяснил механизатор Иван Петуховский:

— Двигатель трактора, на котором работал, отправили в ремонт, а меня перевели сначала на МТЗ-1523, потом на «Амкодор». Теперь и тот в мастерской — нужен ремонт. Но на запчасти нет денег. В декабре был в очередном отпуске. Потом взял отпуск за свой счет. С февраля на работе, и за неделю привез только солому на молочно-товарный комплекс. 

Примерно в таком же положении и другие механизаторы. Александр Ильюхин, главный сеяльщик, вспоминает, что однажды за это время почистил снег. На том и окончилась работа, потому что не было солярки. И готовить технику к посевной невозможно из-за отсутствия запчастей.

Молодой инженер машинно-тракторного парка Виталий Король на вопрос, сколько же получают механизаторы за «высиживание», лаконично отвечает:

— Ноль.

И потом поясняет:

— А за что им начислять? 

Ситуация парадоксальная. Некоторые механизаторы, например, Николай Юрченко, чтобы получить этот самый «ноль», добираются в Боброво за 10 километров из Матырино на попутках, а иногда и пешком. На рейсовый автобус, вполне понятно, денег нет. Минимальная зарплата, которую механизаторы успели заработать, не выплачена за ноябрь, декабрь и январь.

Не намного лучше положение в животноводстве. Так, оператор молочно-товарного комплекса Светлана Воронько обслуживает 46 коров. Комбикорма нет, и за день она надаивает от группы всего 150 килограммов молока. Зарплата выплачена за октябрь, причем с сотни на руки она получила только 30 рублей, остальное — товарами через местный магазин.

Людей выручает то, что у некоторых за пределами сельхозпредприятия работают жена или муж. Кого-то поддерживают родители-пенсионеры. А вот скотника Николая Галая, у которого нет никого, выручает картошка.

ПОДНИМАЮСЬ по крутой железной лестнице мехмастерских на второй этаж в кабинет антикризисного управляющего Аркадия Хадкевича. Рабочий стол завален папками с бумагами. Разговор состоялся неожиданно откровенный и обстоятельный.

Выяснилось, что Аркадий Демьянович родом из Смолевичей. Человек от земли. В сельхозакадемии получил экономическое образование, работал в колхозе, совхозе, а потом в райисполкоме и Министерстве сельского хозяйства и продовольствия. Окончил Академию управления при Президенте по курсу антикризисного управления. 

Вот монолог руководителя:

— В первый день, 27 декабря 2016 года, когда был назначен временным антикризисным управляющим и приехал в «Боброво», первым вопросом, который задал себе, стал: почему?! Ведь я бывал во многих сельскохозяйственных организациях республики и в том числе на Витебщине, но такой бесхозяйственности, как в «Боброво» — не видел.

Крупное хозяйство — 5100 гектаров сельхозугодий, больше 3,7 тысячи гектаров пашни. Земли тоже вроде бы неплохие. Балл пашни — 23—25. На мехдворе ряды тракторов, комбайнов, сельхозмашин. Хорошая техника, энергонасыщенная, та, что нужна для работы на полях с большой контурностью. Люди работящие. Даже тот факт, что при зарплате в 200 рублей и меньше и которая к тому же за три последних месяца не выплачена, они не уволились, а работают, говорит о многом. А если бы еще они имели стимул?! 

Знаю, что надо выплатить зарплату. Но с чего, если сегодня хозяйство доит в день всего тонну молока? За месяц — 30 тонн. Это максимум 13—14 тысяч рублей выручки. А за месяц только фонд зарплаты набегает 10—12 тысяч. А надо еще солярки купить, комбикорма. По самым скромным подсчетам, сумма должна быть минимум в два раза выше. Но, кроме молока, другой продукции здесь нет. На складе ни одного килограмма зерна. Даже семян. 

На фермах нет весового хозяйства, вес животных здесь вымеряют… лентой. В январе в итоге получился грамм привеса у телят. Потому что, наверное, в декабре завысили. 

А ведь еще в 2014 году от коровы в «Боброво» надоили по 3395 килограммов молока, в прошлом — только 2111. 

Теперь стараемся понемногу решать проблемы. Но, честно признаюсь, все дыры сразу не залатаешь. Помогают, оказывают содействие в этом вопросе и председатель райисполкома Борис Ефремов, и первый его заместитель, начальник управления сельского хозяйства и продовольствия Александр Быков. 

АРКАДИЙ Хадкевич делает все, чтобы выплатить людям зарплату, поддержать животноводство. Но главная обязанность антикризисного управляющего все-таки заключается в том, чтобы принять хозяйство, подготовить его к торгам, которые должны пройти в июне. А вот здесь есть определенные трудности, и немалые.

Во-первых, отсутствует нормальный бухгалтерский учет. Несмотря на то, что у каждого бухгалтера есть компьютер, все делается вручную, даже составляются платежные ведомости. Во-вторых, техника. Ее много, только лизинговой более четырех десятков, и значительное количество ее попросту разукомплектовано. И, наконец, в-третьих, управляющий не имеет даже машины для поездок по хозяйству, что также существенно влияет на дело. Конкурсные торги могли пройти раньше июня, если бы, как считает Аркадий Демьянович, в районе не запоздали с процедурой банкротства. Начни ее где-то в сентябре, и у новых владельцев была бы возможность подготовить технику к посевной. 

Чтобы земля не пустовала, готовится решение райисполкома о передаче ее, кроме той, что находится под хозяйственными строениями, ЗАО «Витебскагропродукт».

Его генеральный директор Иван Некрашевич заинтересован засеять бобровские земли, потому как закрытое акционерное общество имеет 90 тысяч голов свиней, которым нужны корма. Но назвал при этом и некоторые нюансы. Так, лизинговая техника, за которую не уплачено, не принадлежит КУПСХП «Боброво», и на нее надо заключать договоры с владельцами — Белагросервисом и облагросервисом. А еще нужны семена и удобрения на посевную, запчасти на ремонт техники. Словом, надо немало вложиться, а в ЗАО «Витебскагропродукт» средства ограничены, так как буквально накануне нового года в том же «Боброво» закрытое акционерное общество запустило производственный участок по откорму свиней на 8 тысяч голов. Поэтому ЗАО рассчитывает на льготный кредит.

Как сложится здесь ситуация в дальнейшем? «СГ» будет изучать ее вместе с заинтересованными сторонами и спустя время вернется к заданной теме...

saulich@bk.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости