Никто, кроме нас

О чем свидетельствуют реликвии Музея боевой славы 5-й отдельной бригады в Марьиной Горке

Свечу на алтаре Памяти зажигает хранитель музея Людмила ГОЛУБЕНКО. На нем 105 пулеметных гильз. Издали читается слово «А-са-да-бад». Над алтарем — множество черно-белых портретов военных. Считаю: их тоже 105. Людмила Виленовна поясняет, что это военнослужащие 334-го отдельного отряда специального назначения (СпН), которые не вернулись с афганской войны. Теперь, почти через три десятка лет, о них и об истории воинской части рассказывает музей. И каждая экскурсия — настоящий урок мужества, сложенный, как мозаика, из множества артефактов и захватывающих историй.

О чем свидетельствуют реликвии Музея боевой славы 5-й отдельной бригады специального назначения в Марьиной Горке и как в нем просыпаются души трудных подростков



С одной розовой папки…


Создание музея бригады (она известна как самая элитная часть Вооруженных Сил Беларуси) связывают с именем Людмилы Голубенко. Заслуженно. Начиналось все в 1999 году, когда самым что ни на есть чудесным образом в руки библиотекаря попала интересная находка:

— Однажды по дороге на работу в клуб почему-то завернула в здание штаба, прямиком в идеологический отдел. Захожу и вижу: все сейфы открыты, ящики столов тоже, кругом горы бумаг, которые тщательно перебирают и сортируют. Среди всего этого — большая розовая папка. Открыла ее: тетрадь с именами и фамилиями, какие-то письма, фотографии… Попросила отдать мне находку, чтобы не уничтожили за ненадобностью. В папке оказались письма родителей погибших ребят и фотографии погибших. Несла папку бережно, как несут ребенка. В душе была необъяснимая радость от огромного дара.

Просмотрела и перечитала содержимое папки. И все стало на свои места. Людмила Виленовна держала настоящие реликвии, связывающие современность с трагическими событиями в Афганистане. В тетради значились как раз имена тех ребят 334-го отдельного отряда специального назначения, кто служил «за речкой» и домой не возвратился.

Письма и фотографии впоследствии первыми составили фонд Музея боевой славы бригады. Благодаря большой поисковой работе добавились еще оружие, обмундирование, ордена, трофейное снаряжение, взятое разведчиками в боях, фотоальбомы… Это все принесли, передали, прислали «афганцы», кто служил в 334-м, их дети, родственники. У каждой вещи своя история. Их десятки… Их наизусть знает Людмила Виленовна: за любой реликвией (их экспонатами хранитель не называет) — судьба человека.

К прошлому юбилею отряда возле клуба воинской части установили памятник. Это точная копия того, что сами спецназовцы, находящиеся в ДРА, сделали вчесть павших товарищей и установили, будучи в Афганистане

К прошлому юбилею отряда возле клуба воинской части установили памятник. Это точная копия того, что сами спецназовцы, находящиеся в ДРА, сделали вчесть павших товарищей и установили, будучи в Афганистане



Мараварская рота


О каждом из 105 героически погибших спецназовцев Людмила Голубенко говорит так, будто бы всех знала лично, — тепло и эмоционально. Иногда даже сложно сдержать слезы. К примеру, судьба Мараварской роты, названной по имени ущелья, где в первом бою отряд потерял 31 человека.

…В декабре 1984 года на базе бригады, дислоцирующейся в Марьиной Горке, был создан 334-й отдельный отряд специального назначения. 18 марта следующего года он пересек границу Советского Союза и ДРА. Местом дислокации был город Асадабад почти на границе с Пакистаном. Задача, поставленная отряду: уничтожить блок-пост боевиков в Мараварском ущелье. 1-я рота уничтожает пост, 2-я и 3-я прикрывают товарищей по отрогам гор.

Ничто не предвещало беды, задание казалось несложным. Вот только… после сильной пыльной бури погнулся флагшток на штабе, и флаг печально склонился в сторону Маравар. Замполит отряда майор Владимир Елецкий позже вспомнит о невесть откуда взявшихся опарышах, обнаруженных в сухарях, выданных бойцам 1-й роты во время обеда. Для выполнения задачи отряд должен был переправиться на паромах через реку Кунар. Когда прибыли на место, не оказалось паромщиков. Одного из них разыскали, и он шепнул солдату: «Шурави, в ущелье не ходите!» Это потом они узнали, что в засаде роту ждали 450 боевиков. Там, в Мараварах, офицеры и солдаты проявили массовый героизм. Из 29 погибших ребят 17 подорвали себя сами.

Людмила Голубенко обращает внимание на макет, иллюстрирующий бой в Мараварах. Вот в дувале 7 человек. Это отделение Юрия Гавраша. Спецназовцы приняли решение, что Вячеслав Марченко приведет в действие мину ОЗМ-72. Кто-то из них нацарапал на стене дувала штык-ножом: «Пацаны, передайте на Родину: умираем героями». Так их семерых потом и нашли.

А вот рядом фото друзей Андрея Чихунова и Вячеслава Сулина. Товарищи не разлей вода и в Мараварах оказались вместе. Когда пуля сразила Чихунова, Сулин занял оборону за огромным валуном и принял свой последний бой. Против него оказались боевики «черные аисты». Это машины смерти, которые в бою идут в полный рост. Когда у Славы закончились патроны, в ход пошли гранаты. В какой-то момент Сулин поднял руку с гранатой. Выстрел из гранатомета — и оперением отрывает кисть руки. Те из наших ребят, кто видел это, подумали, что он не поднимется. Но через несколько минут полетели гранаты, Сулин продолжал вести бой левой рукой. Когда совсем затих, черная «свора» двинулась в его сторону. Произошло невероятное. Обессиленный и обескровленный боец с огромным трудом поднялся во весь рост и пошел на врагов, тяжело впечатывая шаг в землю. Черная «стая» от неожиданности от него отпрянула, а затем бросилась к советскому солдату. 

И тогда прогремел взрыв. Он пошел к ним с последней гранатой.

За мужество и подвиг Вячеслав Сулин награжден орденом Ленина. Звание Героя Советского Союза посмертно было присвоено лейтенанту Николаю Кузнецову. Трижды раненый, лейтенант приказал своим солдатам выходить из ущелья кто как может. А сам остался их прикрывать. До последней гранаты, которой он подорвал себя и моджахедов.

Записные книжки Абдурахмана ЧУТАНОВА

Записные книжки Абдурахмана ЧУТАНОВА



Шинель, берет, альбом


У многих реликвий в музее интересная история появления в фонде. Под стеклом записные книжки Абдурахмана Чутанова, которые передал в музей его двоюродный брат Бахтияр. Он рассказал, что Абдурахмана похоронили на родине в Таджикистане, но оттуда Чутановым пришлось выехать, теперь обосновались в Санкт-Петербурге. На родине Бахтияр не был 20 лет. И вот ему снится погибший брат, рассказывает, что приезжали белорусы в Таджикистан, побывали на могилах всех погибших, а к нему не пришли. И «цинк» так и стоит на могиле. Его даже не убрали. Вот так, после сна, Бахтияр нашел друзей Абдурахмана и узнал, что действительно приезжали белорусы в 2012 году. Но из-за какой-то неразберихи в военкомате могилу Чутанова им не показали…

Людмила ГОЛУБЕНКО рассказывает о шинели и рапорте капитана БЕКОЕВА

Людмила ГОЛУБЕНКО рассказывает о шинели и рапорте капитана БЕКОЕВА


Вот шинель и рапорт капитана Павла Бекоева. Он проходил службу в части в должности командира группы. В сентябре 1984 года написал рапорт с просьбой о службе в Афганистане. Павел был ответственным командиром, требовательным к себе и подчиненным. Но и человечным. Отец Бекоева вспоминал, как Павел, уезжая из отпуска в Афганистан, брал с собой огромное количество конфет. Зачем? Чтобы угощать «бачат» — афганских детей. Погиб капитан Бекоев геройски, закрыв собою товарищей. «Нет больше той любви, как если кто положит жизнь свою за друзей своих» (Евангелие от Иоанна).

В выставочной витрине — голубой берет рядового Сергея Богачева. В свои 19 ему многое пришлось перенести. Высокого роста, с сильным характером, Богачев получил от солдат кличку Штырь за умение держать слово и отвечать за каждый поступок. Когда виски солдата тронула седина, командир принял решение поберечь Богачева. Какое-то время Сергей терпел, а когда ушли дембеля, он обратился с просьбой вернуть его в боевую роту для обучения и помощи молодым. Сергей Богачев геройски погиб, прикрывая собой в неравном бою молодых бойцов.

Красный альбом о командире 2-й роты украинце Сергее Татарчуке. Он очутился в музее при интересных обстоятельствах. Бывшие подчиненные Татарчука живут тоже в Украине. Когда они ехали в Марьину Горку на встречу в честь 25-летия отряда, случилось удивительное. Один из них, Сергей Артеменко, вдруг слышит команду: «Тормози!» Сергей остановил машину. К съезду с дороги подъезжает мусоровоз, сбрасывает мусор. А из него против всех законов физики в сторону отлетает большая книга в красной заплесневевшей обложке. Сергей вспоминает: «Поднимаю его, рукавом протираю надпись: «Альбом памяти воина-интернационалиста Сергея Татарчука». Подошли ребята, а я сквозь слезы: «Командир!» Оказалось, в далекой кировоградской школе память о герое стала не нужна, выбросили на помойку. Альбом в свое время помогал создавать школьникам Сергей Артеменко. Чудом обретенную память о командире внесли в музей со словами: «Командир сам прибыл на встречу!»

Через год после этого случая пришло письмо от нового директора той самой школы. Она писала, мол, хотят возродить память о Татарчуке, учившемся в их школе, но реликвий не осталось… Теперь на здании школы есть памятная доска и небольшой бюст о Сергее Татарчуке, а альбом — в музее 334-го отряда СпН.


Не жить «на расслабоне»


В музей приходят не только солдаты и офицеры, приезжают и воины-интернационалисты. Постоянные посетители — школьники, студенты, суворовцы, курсанты Военной академии… Экскурсии Людмила Виленовна, как правило, начинает с обычной беседы:

— Современные дети не способны сейчас проглотить большой объем серьезной информации. Поэтому к походу в музей их надо подготовить. Особенно подростков, которых называют трудными. Они приезжают с воспитателями, сотрудниками милиции. Поначалу ведут себя вальяжно, демонстративно. Но когда с ними начинаешь разговаривать искренне, иногда жестко, но всегда правдиво — просыпаются души человеческие. Они часто спрашивают, почему об этом не говорят в школе. Спрашивают даже с обидой, как будто бы их обманули. И вот это важно потому, что в каждом из них живет хороший человек. И не дай Бог на его пути встретятся спайс, алкоголь, дурная компания. Обо всем этом мы с ними и говорим. И о судьбах Отечества, о лжи, которая потоками льется на неокрепшее юношеское сознание с Запада…

На каждой встрече Людмила Голубенко читает письма погибших ребят, их стихи, рассказывает истории их любви, показывает клипы и фильмы об Афганистане. А в музей дети приходят с трепетом. Они готовы принимать сокровенную информацию. И оттуда уходить никто не хочет.

Экскурсии длятся по два, три, а то и по четыре часа. Подростки в конечном счете осознают главное: живем «на расслабоне», как они говорят. А война расставляет ценности по своим местам. А ценно что? Это когда товарищ рядом и ты знаешь, что он тебя не бросит на поле боя ни раненого, ни убитого. Это когда во фляжке остатки воды и вы их делите пробочкой — только язык смочить. Делишься последним сухарем с другом. Прикрываешь его в бою, несешь на себе раненого. Это когда есть тень, в которой можно укрыться от солнца. Это когда ты просто дышишь и видишь небо над головой.

Людмила Виленовна уверена: война — не только кровь и смерть. Это духовный суд, от которого не спрятаться, на который идешь без маски. Будучи там, наши солдаты и офицеры понимали бесценность человеческих отношений, величие своей Родины. Они все были настоящими патриотами. Искренностью своей жизни, личного героизма люди, прошедшие дорогами войны, пробуждают в юных посетителях и истинный патриотизм. И об этом молодые пишут в книге памяти музея.

Всех трогает сочинение школьника Андрея Федорцова из 7 «Б», адресованное, по сути, своем отцу: «С кем бы я пошел в разведку? Я бы пошел в разведку со своим отцом, поскольку мой отец был в Афганистане. Он знает, что значит идти в разведку. Он бы меня ни за что не предал. Он очень смел и может закрыть от пули своего товарища. Он бы никогда не перешел на сторону врага. Ему лучше погибнуть самому, чем погибнет его товарищ. Он бы бросился на обстрел, в огонь, если бы в этом была какая-то необходимость. Он помог бы мне справляться с какими-то трудностями. Мы помогали бы друг другу. Он бы вытащил меня, если бы я был ранен. В общем, я бы пошел в разведку со своим отцом или с человеком, у которого есть такие качества, как у моего отца». Автор этих строк сейчас служит в армии. Сочинение в музей части, где служил, принес отец мальчика как самую дорогую реликвию, связанную с афганской темой.

…В мае следующего года 334-й отряд СпН отметит свое 30-летие. В воинской части ожидают много гостей, воинов-интернационалистов, детей и родственников 105 погибших. Они встретятся, чтобы еще раз сказать свое веское слово о том, кто такой патриот и что значит любить свое Отечество.

uskova@sb.by
Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?