Ничто не брать на веру

Таможенная лаборатория за год проводит почти полторы тысячи экспертиз

Ежегодно каждый специалист Таможенной лаборатории проводит около 160 экспертиз. Его среднестатистический коллега из стран ЕС — успевает не более ста. Кажется, нет ничего, с чем бы не работали наши эксперты: продукты питания, древесина и ткани, драгоценные камни и металлы, культурные ценности, наркотики и психотропы... В таможенной системе такая лаборатория — единственная. Впрочем, уникальна она и в масштабах всей страны.


Горечь гранатового сока 


Случаи, когда может понадобиться помощь специалистов лаборатории, бывают разные. Товары могут иметь одинаковое коммерческое наименование, но отличаться физико-химическими характеристиками — следовательно, их нужно относить к разным позициям товарной номенклатуры. При ввозе нередко бывает так, что умышленно заявляется код по ТН ВЭД, предполагающий меньшую ставку ввозной таможенной пошлины. При вывозе проблем ничуть не меньше — подлежащий лицензированию или обложению вывозной пошлиной товар выдают за не подпадающий под эти требования. И что самое важное — в отношении каждого вида товаров своя методика исследований. 

Когда мы зашли в лабораторию, специалисты изучали гранатовый сок. Выводы были сделаны не самые приятные. Оказывается, большинство представленных на рынке наименований продукции российского производства гранатовым соком можно назвать лишь с натяжкой. Профиль антоцианов засвидетельствовал присутствие в нем других соков.

Старший эксперт Ольга МИХНЮК – узкий специалист. Она занимается поиском и определением наркотических средств

— Гранатовый сок прямого отжима имеет исключительно розовый цвет, — посвящает в детали начальник Таможенной лаборатории Ольга Кальчицкая. — Коричневый же присущ, как правило, соку восстановленному — полученному из концентрата. Часто во многих соках, в природном составе которых не содержится сахароза, — это, в частности, гранатовый, томатный, виноградный, — эксперты обнаруживают добавки сахара, не указанные в маркировке. Такой товар уже к сокам не относится.

По свидетельствам специалистов лаборатории, соки — один из классических примеров товаров высокого риска. Мало того, что под ними зачастую скрываются нектары или сокосодержащие напитки, в отношении которых предусмотрена более высокая ставка ввозной таможенной пошлины, так еще и производятся эти последние с нарушением технологии. Наиболее проблемными можно назвать виноградный (винную кислоту в нем замещает лимонная вкупе с ароматизаторами) и мультифруктовый — настоящий коктейль из сахара и вкусоароматических добавок. География недобросовестных производителей широка — от Китая до стран Европы, Аргентины и Бразилии, где, казалось бы, высококачественного сырья в изобилии. С фруктовыми наполнителями для йогуртов, творожков и глазированных сырков похожая история: в большинстве случаев их производят не из фруктов и пюре, а из жмыхов.

Люди в белых халатах


Сотрудникам лаборатории часто есть к чему придраться. В хрустящих хлебцах, представленных импортером как маца, содержатся добавки — следовательно, это уже и не маца вовсе: в ее составе должны быть лишь мука и вода. При приготовлении соленой сушеной рыбы, которая фасуется для продажи в небольшие пакетики, тоже есть своя особенность. Ее, оказывается, выдерживают в сиропе — сахара в ней 10—30%, и этот факт необходимо принимать во внимание при классификации товара. А вот слабоалкогольный коктейль из фруктовых вин и соков немецкого производства тоже удивил: экспертиза обнаружила, что в него дополнительно добавляют спирт, хотя на этикетке об этом ни слова.

В последнее время немало хлопот у экспертов со свежемороженой семгой. К самой рыбе претензий нет — есть вопросы к формированию партий товара, который заявляется как «обрезь лосося». В составе — филе, обрезки от разделки, плавники с остатками мяса. От партии к партии пропорции всего этого разнятся. Импортеру удобно — общая цена на такой неоднородный товар ощутимо ниже, да и производителю тоже хорошо — не пропадает, что называется, ни хвост, ни чешуя. А у таможни и ее экспертов — головная боль. Технический регламент «О безопасности рыбной продукции» пока не принят, понятие «обрезь рыбы» нормативно не определено, что считать в данном случае товарной партией — тоже вопрос. 

Старший эксперт Игорь САДОВСКИЙ — единственный в таможенных органах специалист, аттестованный на проведение экспертизы культурных ценностей

В соседнем помещении главный эксперт Елена Савицкая изучает образцы трикотажного полотна, поступившие из Гомельской таможни. В этом случае важно определить содержание в них эластана: если его меньше чем 5%, ставка пошлины будет в 2,5 раза выше. Для этого образец ткани нужно разделить на отдельные волокна, взвесить их, провести химический анализ состава. В этом поможет инфракрасный спектрометр. В свое время, вспоминает специалист, активно исследовались подгузники: импортеры декларировали их как продукты, не содержащие полимерных гранул в абсорбирующем слое, однако оказалось, что ошибались. В итоге уплатили пошлину по более высокой ставке.

Сила искусства


Старший эксперт Игорь Садовский — единственный в таможенных органах специалист, аттестованный на проведение экспертизы культурных ценностей. Последних побывало на его столе немало: поступают объекты из таможен, а после подтверждения статуса пополняют запасники музеев. Перед ним две монеты и разделенный надвое неизвестного назначения предмет — содержимое одного из пересылавшихся за рубеж почтовых отправлений. Работа над объектами завершена, и специалист разъясняет: предмет не что иное, как фибула — застежка для одежды из оловянистой бронзы с позолотой. В VI веке такие были в ходу у готов Причерноморья. Одна из монет — эпохи Древнего Рима, вторая — антикварная подделка из бронзы, покрытая серебром. Соответственно, адресат может рассчитывать лишь на получение последней.

Виталий ЕФИМЕНКО

vital-y@tut.by

Фото автора и из архива лаборатории

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости