Народная газета

Неуловимые «Ходоки»

За голову капитана Мирковского немцы назначили награду, в разы большую, чем за иных генералов

О группе Мирковского, действовавшей в тылу врага, знали лишь несколько человек в Москве
Во второй половине 1942-го группа из полутора десятков советских солдат под началом капитана Мирковского скрытно перешла линию фронта. Вскоре за голову ее командира немцы назначили награду в 50 тысяч немецких марок — в разы большую, чем за иных генералов...

Работу хорошего диверсанта в тылу врага трудно переоценить: пущенный им под откос эшелон, взорванный мост или захваченная штабная автомашина могут перевесить усилия десятков, сотен солдат, сражающихся на передовой. Поэтому уже в первые месяцы Великой Отечественной на захваченные гитлеровцами территории начали засылать диверсионно-разведывательные группы. Но далеко не всем сопутствовал успех. Так, из 230 отрядов общей численностью 12 тысяч человек, заброшенных на белорусскую землю в 1941-м, до конца года осталось всего 43 отряда с 2 тысячами бойцов...

Группа Мирковского, сформированная по распоряжению руководства НКВД СССР, была послана на границу Белоруссии и Украины с главной задачей: организовывать диверсии, выводить из строя железную дорогу на отрезке Чернигов — Овруч. Но поле ее деятельности оказалось намного шире. Долгих два с половиной года отряд действовал на территории Орловской, Гомельской, Черниговской, Житомирской и Брестской областей.

Первый раз группа громко заявила о себе в апреле 1943 года: взорвала электростанцию в Житомире. Через 45 минут — взрыв в здании городского телеграфа. После этих двух ЧП один из руководителей местной оккупационной администрации — гебитскомиссар Мегис — созвал экстренное совещание. Когда все собрались, в письменном столе гитлеровца сработала мина замедленного действия — инициатора встречи не стало. В тот же день взрыв раздался в редакции националистической газеты “Голос Волыни”. Затем группа захватила в офицерской столовой капитана войск СС Фохта Армина, с ценными документами доставив его в расположение отряда. 1 мая четверо в форме немецких офицеров вошли в здание районной комендатуры, открыли двери кабинета коменданта капитана фон Динштейна. Прозвучала команда “Хенде хох!”. Капитан поднял руки. Один из вошедших достал из кармана бумагу и зачитал приговор...

Вот хроника еще нескольких майских дней 1943-го. 4 мая — пущен под откос эшелон с живой силой. 7 мая — уничтожены два грузовика с солдатами. 8 мая — взорван эшелон с боеприпасами. 9 мая — обстреляна механизированная колонна, легковая машина с офицерами. В то же время разгромлена ремонтная база, уничтожено 49 автомобилей...


Проделав по тылу врага более 3,5 тысячи километров, отряд увеличился в 20 раз. Всего же на его боевом счету — 51 пущенный под откос вражеский эшелон, в том числе три бронепоезда, 10 уничтоженных железнодорожных и шоссейных мостов,

2 сбитых самолета, 75 танков и автомашин. В 39 открытых столкновениях убито и ранено 3960 офицеров и солдат немецкой армии. К тому же более 20 раз подрывники отряда выводили из строя подземный кабель, соединявший Берлин с фронтом, уничтожили несколько складов, добыли и передали советскому командованию важные разведывательные данные.

Совершив операцию вечером, утром десантники были уже в сотне километров от места ее проведения. Где вновь гремели взрывы. Уходили зимой строго по одной лыжне, летом — след в след. Связь по радио непродолжительная. О местонахождении, задачах группы знали лишь несколько человек в Москве, даже руководители других подразделений НКВД, действовавших в тылу врага, только догадывались об отряде Мирковского. Враг не смог захватить хотя бы одного из его бойцов или внедрить своего агента в отряд. Поэтому фашистам никак не удавалось напасть на его след. Оценивая нанесенный урон, они считали, что действует целая дивизия советских десантников.

Везение, удача? Не без этого. Но успехи, судьба группы в тылу врага, где опасность таится за каждым кустом, поворотом дороги, на 90 процентов зависит от профессионализма, точного расчета, быстроты реакции ее командира. В этом плане подчиненным капитана Мирковского явно повезло...

У Евгения Ивановича — типичная биография вышедшего из народа, безгранично преданного Родине красного командира. Родился в 1904 году в Минске в семье служащего. С 1921 года работал в бондарной мастерской, бетонщиком на столичной стройке. Без отрыва от работы окончил рабфак. Потом — военное пехотное училище. С 1926 года — сотрудник полномочного представительства ОГПУ по Западному краю. С 1927 по 1941 год служил в погранвойсках на западной границе — на командных оперативных должностях. Участвовал в освободительном походе в Западную Украину и Западную Белоруссию.

Весной 1941 года Мирковский приехал в Москву на учебу. Здесь и услышал: война! Учитывая его знания немецкого, польского, белорусского и молдавского языков, руководство НКВД приняло решение направить его командиром спецгруппы за линию фронта. При комплектовании группы Евгений Иванович сделал ставку на спортсменов, умеющих не только стрелять, но и физически закаленных, способных к длительным переходам. Потому и назвал группу “Ходоки”. Потом она перерастет в партизанский отряд имени Дзержинского.

Командир обладал не только хорошей военной подготовкой, но и природной смекалкой. Доказательством тому — так называемая Радчинская операция. Фашисты решили восстановить железнодорожную ветку Овруч — Чернигов. И на станцию Радча прислали венгерский саперный батальон. Центр приказал: любой ценой не допустить восстановления стратегически важной ветки. Атаковать объект силами спецгруппы было равносильно самоубийству. Охрана батальона небольшая, но в двух километрах от станции дислоцировался охранный полк — 1500 человек с минометами и бронетехникой. Привлекать к операции другие партизанские отряды — уйдет много времени, да и немцы могут обнаружить подготовку операции, принять контрмеры.


Мирковский дал задание основательно изучить объект, где планировалось совершить диверсию. Выяснили, что 6 немецких офицеров жили в домике начальника станции — солидные каменные стены, но окна без решеток. Солдаты находились в большом деревянном здании. Но как, не поднимая шума, проникнуть в Радчу? Вышли на семейную пару поляков. Муж не без оснований ревновал свою жену к венгерскому обер-ефрейтору, но противопоставить “победителю” ничего не мог. На этом решили сыграть. Наладили связь. В нужный момент обиженный рогоносец привел Мирковского с несколькими бойцами к себе в дом. Любовника застали “на месте преступления” и, крайне испуганного, заставили произвести смену часовых. На посты стали одетые в немецкую форму бойцы отряда. Другие заняли выгодные позиции. Гранатами забросали помещение, где жили офицеры, нейтрализовали солдат. Взорвали важнейшие объекты станции. Две сотни венгров отпустили с миром, снабдив их продовольствием, взятым со склада.

Батальон был расформирован. Начальник охранного полка попал под следствие. Фашисты даже не пытались восстановить станцию. Некоторые из них считали, что венгры сами уничтожили немецких офицеров, а потом имитировали нападение партизан.

После длительной “командировки” по вражеским тылам в конце 1944 года Евгений Мирковский вернулся в Москву. Там и узнал, что ему присвоено звание подполковника. За образцовое выполнение специальных заданий в тылу противника и проявленные при этом отвагу и геройство 5 ноября 1944 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

В феврале 1945 года во главе группы из 15 человек Мирковский на территории Западной Украины и Западной Белоруссии охотился за бандами националистов, дезертиров. И опять подчиненные опытного чекиста не действовали в лоб. Нередко они переодевались, выдавая себя за бандеровцев. Налаживали связь с бандитами. Малые группы при встрече уничтожали на месте, большие отряды выслеживали, вызывали на помощь воинские подразделения...

С 1953 года генерал Мирковский — советник МВД СССР при Службе госбезопасности Албании. Через год Евгений Иванович возглавил 13-й (разведывательно-диверсионный) отдел КГБ при Совете Министров СССР. Когда после смерти Сталина, расстрела Берия начались чистки в верхнем эшелоне КГБ, Мирковский ушел в запас по состоянию здоровья. Награжден двумя орденами Ленина, двумя орденами Красного Знамени, двумя орденами Отечественной войны 1-й степени, орденом Красной Звезды, медалью “Партизану Отечественной войны” и другими медалями.

Скончался наш легендарный земляк 10 августа 1992 года. Похоронен в Москве.

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?