Минск
+13 oC
USD: 2.57
EUR: 2.78

Петр Рудевич воспитал десятки мастеров в гребле на байдарках и каноэ

Неугомонный

Петра Рудевича знают все! По крайней мере, в городе Мосты. Пока мы пересекаем по кратчайшей 15-тысячный городок, который компактно разместился на крутом берегу полноводного Немана, Петра Станиславовича приветствует каждый встречный. Кто-то просто здоровается на ходу, кто-то обменивается рукопожатием и парой-тройкой дежурных фраз, а иные пытаются притормозить моего спутника и вызвать его на более детальный разговор. Скорый на меткое словцо Рудевич шутливо бросает: «Надо было шапку и черные очки нацепить. Так мы и к вечеру не доберемся…»

Добрались. С неманской кручи наблюдаем картину, достойную кисти Репина: выстроившись огромным клином, словно улетающие на юг журавли, десятки байдарок практически бесшумно двигаются по направлению к нам. Компактные маломерные суда идут настолько синхронно — просто залюбуешься!

А тем временем мы устроились на лавочке и приступили к неторопливому разговору. Собеседника, с одной стороны, можно представлять долго, а с другой — достаточно всего-то двух кратких посылов: Петр Рудевич вошел в историю как самый молодой заслуженный тренер Беларуси (в 1988-м ему только-только стукнуло 30), а с 1993 года он возглавляет Гродненский областной центр олимпийского резерва по гребным видам спорта.

Реки и Мосты

— Петр Станиславович, Мосты для вас — это…

— Это не просто место, где я родился, крестился, женился, воспитывал детей и тренировал. Это для меня рай на земле! Самое красивое место в мире, самые лучшие люди, добрые, отзывчивые и трудолюбивые. Признаться, было немало вариантов продолжить тренерскую карьеру в хлебосольных и богатых странах, но повторюсь — здесь я родился, живу и умру.

— Слышал, есть у вас и певческий талант.

— Хм, Мосты — город маленький, не скроешь. Талант? Был… С первого по седьмой класс пел в образцовом детском хоре «Неман». Солистом. Побеждал на районных и областных конкурсах. В 13 лет стал лауреатом «на республике». Должны были ехать на всесоюзный смотр-конкурс, но… перевесила гребля. Я спал и видел себя в каноэ.

— А совмещать занятия спортом и музыкой — никак?

— Нет, одно накладывалось по времени на другое. Нужно было делать окончательный выбор. Пение, честно говоря, к тому времени мне уже порядком поднадоело, вернее, осточертело, и я, мечтая о медалях, сделал ставку на спорт. Хотя солист я был сильный, скажу это без ложной скромности.

— По статистике, половина потенциальных чемпионов отсеивается уже после первых двух-трех занятий…

— Ну да, мокрая одежда, тяжелый монотонный труд и громоздкий инвентарь, который порой приходится тащить к реке и обратно «на горбу», отсеивают тех, кто послабее духом. Но я, наверное, не из таких. Поэтому и остался. Пришел я совсем хилым, вернее, даже хиленьким. Не мог 5 раз подтянуться — все пацаны надо мной смеялись. Но очень быстро подкачался, набрал форму, и через месяц-другой уже никому смеяться не хотелось.

— Первый тренер запал вам в душу надолго?

— Навсегда! Юрий Карлович Жиборт сумел подобрать нужные ключики к детской душе, и я тренировался самозабвенно. Подгонять не было нужды, скорее требовалось выгонять из воды. Выступал за общество «Урожай». Быстро выполнил разряды, юношеские и взрослые. После школы поступил в Гродненский техникум физической культуры, который считался № 1 среди себе подобных в СССР. Котировался высоко. В неполные 20 лет стал тренировать. Так вот и тренирую до сих пор.

— Правда ли, что у вас в трудовой книжке всего одна запись?

— Абсолютная. В 1976 году перед армией кадровики сделали запись: «Принят на работу в детско-юношескую школу города Мосты».

— Сколько сейчас воспитанников занимается греблей?

— 224 человека. Но это не только Мосты, а вместе с филиалами: ниже по течению Дубно, выше — Правые Мосты, откуда родом наш Олег Юреня. Плюс в Лунно пока эллинг стоит закрытый, активно ищем кандидатуру тренера. Может, предложите?.. Правда, зарплата тренера невысокая, а ответственность большая. Я воспитывался и рос в Советском Союзе и на зарплату особо не глядел. Прекрасно помню первую — 63 рубля 19 копеек. Сторож тогда больше получал. Но работал, не смотря в зарплатную табель: за три года вырастил четырех чемпионов СССР...

Школа жизни

— Любопытно, а тренировать в 20 лет своих ровесников, а порой и ребят постарше было непросто?

— Тренерство — вообще дело нелегкое и зачастую неблагодарное. Но результаты пошли: уже на первых серьезных соревнованиях, которыми был финал Спартакиады школьников СССР, мой воспитанник Анатолий Макаревич взошел на пьедестал почета. Инна Хомич и Надежда Ковалевич взяли серебро и золото на чемпионате Союза. Сергей Мама победил на каноэ-одиночке, также став чемпионом СССР. Надо было расти и развиваться — в 1984 году я поступил в Высшую школу тренеров в Москве, одновременно возглавил сборную Беларуси в женской байдарке. Чуть позже Надя Ковалевич и Александра Апанович выиграли соревнования «Дружба», что в ту пору было ­альтернативой Олимпиаде в Лос-Анджелесе, которую мы пропустили из-за бойкота. Осенью 1986-го мне доверили должность старшего тренера сборной СССР по женской байдарке.

— На досуге как-то подсчитал: вы подготовили 8 мастеров спорта международного класса и 58 мастеров спорта Беларуси и СССР. Есть ли среди них наиболее любимые?

— Ну это же как дети… Они все любимые и очень дороги! Память у меня, возможно, и неидеальная, однако даты их побед, выигрышные секунды в памяти храню бережно.

— Петр Станиславович, редкий случай: если не ошибаюсь, у вас в семье три мастера спорта…

— Маленько промахнулись… Четыре! Я и сын Кирилл — мастера спорта по гребле на каноэ, дочь Мария — байдарочница. Сейчас «гоняется» 18-летний внук Никита. Тоже пошел в деда — каноист. Перспективы прекрасные, готовится к Олимпиаде-2020 в Токио. Будет прилежно работать, и результат придет. А парень он способный. Говорю это вам как специалист в первую очередь, а не как дед, искренне радующийся успехам любимого внука.

— Выходит, только жена у вас со спортивной сферой не связана? Как познакомились?

— В бухгалтерии. Пришел отчеты сдавать, смотрю — сидит. Молодая, красивая. Ну я и начал захаживать туда под любым предлогом либо вовсе без предлога. Поженились, двоих детей вырастили. Они, как и я, тренеры.

Профессиональная зрелость

— Бывает, что присматриваете таланты случайно, в совершенно неожиданных местах?

— Чаще всего так и бывает! Вот недавно были на сборах в Озерах. Вечером зашел в магазин за хлебом. Смотрю: крепкий парнишка стоит, плечи широкие, руки длинные. Спрашиваю: «Чем занимаешься?»

«Баскетболом», — говорит. Я: «Поехали ко мне в Мосты, в филиал училища Олимпийского резерва. Зачем тебе душный и пыльный зал? Будешь грести в полную грудь на свежем воздухе». Поговорил убедительно с мамой — отпустила. Миша Карусь. Запомните это имя!

— Сердцу не хочется покоя?

— Как и любому мотору, ему временами нужно давать отдых и делать профосмотр. Понимаю это, но… не принимаю! Живу на полную. И все принимаю близко к сердцу. А тут еще постучалась беда — три года назад в Испании трагически погиб сын от первого брака. Был весь черный как смоль, стал белый. Как-то летел с чемпионата мира из Бельгии, и в самолете стало плохо. Потерял сознание, очнулся…

— Гипс?

— Нет, надо мной склонился офицер службы безопасности, он меня и спас. Потом выяснилось: сердце 23 секунды стояло. Правда, когда делал мне прямой массаж сердца, сломал грудную кость. Но это так, детали…

— Вопрос не спортивный. В Мостовском районе очень много деревень, пострадавших от фашистов. Оккупанты дотла сожгли Княжеводцы, где проживало свыше 1000 человек. Слова «только бы не было войны…» носят для вас глубинный смысл?

— Мой отец воевал: 4 года, 5 месяцев и 21 день. Артиллерист, командир минометного взвода. Дошел до Праги, был дважды тяжело ранен, три раза контужен. Потом 7 лет служил в конной милиции, гонял в лесах полицаев и других недобитков. Когда демобилизовался, около четырех десятков лет трудился на «Мостовдреве». У меня два брата и две сестры — они тоже всю жизнь на этом предприятии «оттрубили». Говорят, что в Мостах половина жителей работали (работают) на «Мостовдреве», половина — занималась (занимаются) греблей.

— Напоследок глобальный вопрос, Петр Станиславович. Что нужно Гродненской области, чтобы успешно развивающаяся гребля на байдарках и каноэ вышла на совершенно новый уровень?..

— Ответ незамысловат: нам нужен гребной канал! Я уже и место присмотрел, в районе Озер...

kozyrev@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Алексей МАТЮШ
Загрузка...