Несобранные предприниматели

Готов ли наш бизнес выстраивать диалог с обществом?

Обычно бизнес бывает недоволен властью. В большей степени или в меньшей, но, так или иначе, предприниматели в любой стране косо взирают на государство. И даже необходимые и справедливые ограничения они воспринимают как ущемление их права на экономическое творчество. Мол, не понимают госслужащие настоящей жизни и экономики. Поэтому вираж дискуссии на семинаре Ассоциации европейского бизнеса по проблеме повышения качества диалога между предпринимательскими организациями и государством оказался несколько неожиданным. Разговор получился самокритичным: чиновников не ругали, про них почти даже не вспоминали, зато попытались разобраться, способен ли бизнес как явление коллективное на разговор с обществом.


Мнение без ответственности

— Диалог есть, но не устраивает его качество, особенно когда речь заходит об ответственности, — такое заявление советника по экономическим вопросам Республиканского фонда содействия развитию предпринимательства Татьяны Быковой прозвучало неожиданно. Но доводы эксперта оказались более чем убедительными. Во-первых, если не все, то большинство бизнес-союзов похожи друг на друга, точно братья. Даже уставы у них почти одинаковые. Приемлемо, если речь идет о каких-то общих вопросах экономики и предпринимательства. Но многие-то проблемы затрагивают не всех и вся, а только определенные отрасли: одни — напрямую, другие — косвенно. По более узким проблемам предпринимательские организации выглядят неубедительно.

Татьяна БЫКОВА
— Нельзя быть докой во всех вопросах, — отрезала Татьяна Быкова.

В теории. На практике же получается: в тех же общественных консультативных советах при различных министерствах интересы предпринимателей защищают одни и те же люди. В целом грамотные, компетентные, образованные. Словом, настоящие умницы. Но владеют ли они всей информацией и знакомы ли с отраслевыми тонкостями? Разобраться можно в самых сложных вещах, но хватит ли у этих «универсальных солдат» просто физически времени докопаться до истины в самых различных темах? На удивление, серьезных оппонентов у Татьяны Быковой в зале не оказалось.

Правда, председатель Клуба финансовых директоров Андрей Карпунин сделал несколько ремарок. Мол, схожесть уставов объясняется просто: копировали стандартный вариант, который полностью устраивал Минюст. Дабы не терять время и силы на прения с этим уважаемым ведомством, на инновации в учредительных документах никто и не решился. Хотя внутри бизнес-союзов создаются отраслевые комиссии, постепенно между деловыми объединениями выстраивается система обмена информацией. Словом, что-то делается…

Фото findirector.by


Андрей КАРПУНИН
Но слишком медленно, чтобы говорить о значительном прогрессе. И причину Андрей Карпунин видит в пассивности большинства предпринимателей. Не хотят они участвовать в общественной жизни. Даже если дело касается их бизнеса.

— Тунеядцы есть везде, — с сожалением признался он. И все бремя ложится на плечи немногочисленных пассионариев. Причем они оказываются в самом невыгодном положении по сравнению с лодырями: их критикуют коллеги, и не всегда просто складываются отношения с чиновниками, на переговоры в министерствах уходят время, силы, нервы, собственное дело страдает… Но если удается «пропихнуть» грамотный документ — сливки снимают все предприниматели. А активистам даже никто спасибо не говорит. О какой-то денежной компенсации усилий и говорить не приходится.

Не лично переговорщикам, а общественным организациям, которые они представляют. Как ни смешно это звучит, но бизнес-союзы страдают от хронического безденежья. Взносы небольшие, да и массовости нет. Согласно анализу Исследовательского центра Института приватизации и менеджмента, предпринимательские союзы все вместе с трудом охватывают 10% бизнесменов. А по отдельности… Но как тогда эти общественные организации могут говорить от имени всех коммерсантов? Является ли их позиция репрезентативной? Нет. Хотя при сложившейся ситуации и экспертное мнение для государства очень важно. При таком вакууме любая позиция приобретает дополнительную ценность. Но и всю тяжесть ответственности несут авторы заключений. Широкие массы предпринимателей остаются как бы и ни при чем.

Слона и моську в одно стадо

У Татьяны Быковой рецепт преодоления хвори молчания нашелся: активнее развивать отраслевые ассоциации, а универсальным бизнес-союзам плотнее с ними работать. Но вот беда: почти за тридцать лет в стране специализированных предпринимательских организаций почти и не появилось. Разве что на бумаге. А серьезных объединений, в которые бы входил костяк отрасли, раз-два и обчелся.

Александр ШВЕЦ
Председатель Белорусской научно-промышленной ассоциации Александр Швец в таком результате винит большое присутствие государства в экономике. Мол, не может казенный завод и частная мануфактура быть в одной ассоциации! Ведь первому помогают: и кредитами, и не всегда справедливым распределением сырья… Вот если бы взять и все приватизировать. Кроме стратегических объектов.

Идея стара и уже плесневеет. Равные условия-то создаются не через форму собственности, а через качественное антимонопольное законодательство, которое принципиально соблюдается. Но это несколько другая проблема. Впрочем, и приватизация имеет право на жизнь. Но созрел ли до нее наш бизнес? Будем откровенны: принцип западного капитализма строг и суров — собственность рождает права, но еще больше обязанности. Не выполняешь последние — все принципы нерушимости частной собственности перестают действовать. Поэтому зарубежные предприниматели предпочитают с родным государством не юлить, а зарабатывать деньги себе и блага для общества. Готов ли под таким тезисом подписаться наш бизнес? Вопрос, если вспомнить о репрезентативности мнения бизнес-ассоциаций.

Отраслевые объединения преследует другая болезнь. Бизнес-то разношерстен по величине и принципам организации. Почти по каждому направлению существуют 1—3 крупные компании. Они настолько сильно влияют на отрасль, что с ними приходится считаться профильным министерствам, и чтобы вести с чиновниками диалог, таким фирмам никакие ОО не нужны. Такое удовольствие недоступно маленьким компаниям. Им логично объединяться. Но насколько их мнение будет отражать отраслевые проблемы, если в ассоциации отсутствуют киты?

Добровольное принуждение

В Департаменте по развитию предпринимательства Минэкономики в последние года 2—3 только и говорят о желании общаться с бизнесом по широчайшему спектру вопросов. И готовы идти навстречу предпринимателям. Но в современной ситуации попробуй консолидированное мнение отыщи. Иной раз госслужащим самим приходится этим заниматься, выполняя функцию отраслевых бизнес-ассоциаций. Но тогда, возможно, необходимо расширять госаппарат, а не сокращать?

Несомненно, когда-нибудь наш бизнес вырастет из штанишек зрелой молодости и самоорганизуется. Но дождется ли общество сего сладостного момента? Впрочем, практически во всех странах многие отраслевые союзы, да и конфедерации, создавались не без участия государства. Бизнесменов никто не загонял строем в общественные объединения, но использовался принцип мягкой силы. Таким организациям оказывалось всяческое содействие, отрабатывалась технология функционирования, в той же Европе среди членов бизнес-союзов разыгрываются гранты и другие «вкусности». И дело пошло веселее.

Конечно, часть активного делового сообщества крайне негативно воспринимает любую идею участия власти в развитии бизнес-объединений. Мол, чиновники захватят власть и в общественных структурах, и тогда будет еще хуже. Да, опасения оправданны. Неприемлемым для некоторых является сам принцип. В любой интерпретации. Но предположу: ряд руководителей нынче действующих предпринимательских структур сами не сильно заинтересованы в активизации масс. Боятся конкуренции. Ведь вольется свежая кровь, а они так привыкли к статусу выразителей чаяний бизнеса! И терять его очень не хочется. Но иногда надо. Для блага того же бизнеса.

volchkovvv@mail.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?