Минск
+17 oC
USD: 2.05
EUR: 2.27

Несколько ходов в историю

Шахматные сюжеты Иосифа Калюты
В общем–то сюжет не нов, можно даже сказать, старомоден. И начинается он с самой что ни на есть привычной фразы: «Сыграем партейку, что ли?..»

Двое расставляют фигуры на разлинованной в клеточку шахматной доске, и белые делают свой первый ход пешкой. Предположим, е2 — е4...

Что за этим последует? Черные в ответ могут передвинуть свою пешку — е7 — е5. И если белые продолжат игру ходом ферзя на поле h5, а король соперника неосторожно ступит на клеточку е7, то белый ферзь в момент «съест» пехотинца на е5, и черные схлопочут мат.

Мат на... 3–м ходу!

Но подобный конфуз может случиться в поединке опытного игрока с дилетантом. Знатоки же утверждают, а суперкомпьютеры далекими расчетами подтверждают, что вариантов продолжения «боя» в шахматном сражении превеликое множество, и уже после хода 10–го счет вариантов достигает величины астрономической!

Homo sapiens (человек разумный) изобрел много увлекательных и азартных игр — футбол, баскетбол, хоккей, регби, гольф, карты, домино, шашки, шахматы и т.д.

Если бы в этом ряду шахмат не было, их рано или поздно обязательно придумали бы.

Получилось так, что придумали рано. Где и когда? Тайна сия теряется не в глуби веков. Одно лишь мы знаем (да и то предположительно!), что игру в «шахи и маты» придумали мудрецы–индийцы где–то на перекрестке V и VI веков.

Мой давний знакомый Леонид Сергеевич Цеснек, доктор физико–математических наук, крупный спец в области оптического станкостроения, в один момент круто повернувший от физики к лирике и ставший переводчиком гениального поэта и мыслителя Востока Омара Хайяма (жившего около 1048 — 1122 гг.), утверждает, что именно он (Гиясаддин Абу–ль–Фатх Омар ибн Ибрахим по прозвищу аль–Хайям) дал шахматам самую образную и точную характеристику:

Мир я сравнил бы с шахматной доской:

То день, то ночь. А пешки? — мы с тобой.

Подвигают, притиснут — и побили:

И в темный ящик сунут на покой...

Поздние индийские аборигены научили «игре в пешки» заезжих европейских купцов, и уже в XII веке наши пращуры во всю ивановскую крыли друг дружку матом (шахматным, разумеется). Это подтверждают и немые свидетели — шахматные фигурки: кони, слоны, ладьи и короли из серого камня и кости, найденные археологами при раскопках древних поселений в пригородах Гродно, Волковыска, Новогрудка, Заславля и Турова.

В разные годы и века в когорте любителей шахмат были замечены поэты Шекспир и Вольтер, Данте и Гете, ученые мужи Галилей и Ньютон, Ломоносов и Менделеев, шведский король Карл XII и русский царь Петр I, композиторы Бетховен и Шопен, Прокофьев и Шостакович... Не обошел стороной шахматную тему и А.С.Пушкин. Приведу лишь фрагмент его стихотворной сказки:

Царь увидел пред собою

Столик с шахматной доскою.

Вот на шахматную доску

Рать солдатиков из воску

Он расставил в стройный ряд.

Грозно куколки сидят...

В библиотеке Александра Сергеевича на полках рядом с томиками стихов и прозы нашлось место и литературе шахматной — книге «Анализ шахматной игры» сильнейшего мастера второй половины XVIII века Франсуа Андре Филидора, трем номерам парижского журнала «Паламед», целиком посвященного шахматам.

Увлечение Пушкина древней игрой передалось и его супруге Наталье. В сентябре 1832 года Александр Сергеевич пишет ей из Москвы: «Благодарю, душа моя, за то, что в шахматы учишься. Это непременно нужно во всяком благопристойном семействе...»

Воистину неисповедимы не только пути Господни, но и пути церкви, по настоянию которой в середине прошлого тысячелетия шахматы на Руси подвергались гонению как «заклейменные печатью диавола», как игра языческая, бесовская... Видит Бог, церковники вовремя прозрели, запрет аннулировали, и уже не только простолюдины, но и монахи, и богословы, а также достопочтенные патриархи и кардиналы на досуге то и дело склонялись над шахматными досками. А Римский папа Иоанн Павел II уже в наше время прослыл истинным поклонником богини шахмат Каиссы, сам играл на уровне мастера да к тому же сочинял шахматные задачи и этюды, которые публиковались в спортивных журналах Европы.

Во времена давние и не очень сложились даже постоянные пары шахматных дуэлянтов, чьи имена на слуху и поныне: Александр Пушкин — Адам Мицкевич, Лев Толстой — Иван Тургенев, Владимир Ульянов (Ленин) — Максим Горький, Фидель Кастро — Че Гевара, Янка Купала — Якуб Колас, Владимир Высоцкий — Марина Влади, известный белорусский поэт Аркадий Кулешов и не менее известный журналист и литератор Роман Ерохин, кстати, два десятка лет проработавший в газете «Советская Белоруссия». Ну и как тут не упомянуть еще одну знаковую шахматную пару — Илья Ильф и Евгений Петров. Это они, два блистательных писателя–юмориста, придумали «межпланетный шахматный конгресс» в Васюках и «оформили» вот эту афишу. Помните?

«22 июня 1928 г.

В помещении клуба «Картонажник»

состоится лекция на тему:

«Плодотворная дебютная идея»

и сеанс одновременной игры

в шахматы на 160 досках

гроссмейстера (старший мастер) О.Бендера...»

Право слово, совсем не случайно древнюю и вечно юную «королевскую игру» — шахматы называют колдовской. Она притягивает, манит, волнует, зажигает. «Прикольная игра!» — так оценивают шахматы пользователи новомодного слогана. Прикольно, добавлю я от себя, и само шахматное королевство. В нем, как в доме Облонских, смешалось все: гениальные озарения и человеческие слабости, азарт борьбы и погоня за славой, турнирные страсти и закулисные интриги. О да! Сыграть шахматный матч на первенстве мира, когда на кону не только корона Его Величества, но и «приданое» (порой в несколько миллионов долларов!), все равно что прожить маленькую большую жизнь. Что и говорить: творить в загадочном, почти волшебном королевстве, где правят бал короли и королевы, где щеголяют бравые офицеры, плавают ладьи и гарцуют кони, а любая пешка может запросто превратиться в королеву, — удовольствие несказанное.

Мои журналистские блокноты разных лет хранят беглые наброски шахматных сюжетов, случившихся в присутствии именитых гроссмейстеров планеты. Перелистываю странички, освежаю подробности, увы, теперь уже только по памяти, ибо по прошествии лет не у кого о чем–то спросить, что–то дополнить и уточнить...

Итак, читатель, пришло время для прогулок по черно–белым полям.

Об одной из таких прогулок с легендарным гроссмейстером, популяризатором шахмат, литератором и вечным странником Сало Флором я расскажу в следующий раз.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...