Нельзя копить обиды

О том, как не стать из-за обид их рабом

Из серии «Молния над горизонтом»

Память — хорошая библиотека. К ней мы можем обращаться или нет, но она всегда на полке. Иногда из нашей памяти вылетают наружу легкие отдельные штрихи, казалось бы, ни с чем и ни с кем не связанные… Но задержишься на них — и смотришь, вырастает тема или вполне полноценная картина из жизни.

Так было и со мной в то утро. Накануне устал на большой рыбалке и решил не ходить пока к озеру, а покопаться на усадьбе, занимаясь разными мелкими работами. Взял в руки лопату и неожиданно вспомнил, как в детстве, когда родители уходили на службу, перекапывал огород, пытаясь отыскать клад. Всякого ведь начитался. Даже когда отец и мать узнали о моей недетской страсти и спрятали все лопаты, что были во дворе, уходил к соседям и под разными надуманными предлогами просил одолжить на время этот рабочий инструмент.

Понятное дело, клад я так и не нашел. Пройдет много лет — и пойму, что главный клад в этой жизни находится не в земле. Как это тривиально ни звучит, но главнейший клад — это люди, которые ходят по этой земле и многие из них так или иначе пересекаются с тобой. Таких бесценных, красивых, богатых душой людей немало встречалось и продолжает встречаться на моей дороге. Как журналисту о многих из них довелось рассказывать на страницах газет, в которых посчастливилось работать. Но это лишь малая толика! Потому и не стану сегодня кого-то выделять. И уж тем более вспоминать своих обидчиков. Их ведь тоже было немало…

Недавно на одном из российских телеканалов Вахтанг Кикабидзе, который надолго исчез из этого поля шоу-бизнеса по известным причинам, рассказал притчу. Скорее — тост.

«…В горах пасется отара овец. И вдруг с неба появляется орел, выхватывает одного барана и уносит вдаль. Однако неподалеку находился охотник, который выстрелил в орла. Орел упал, а баран… полетел дальше. Так выпьем же за то, чтобы орлы не падали, а бараны не летали», — закончил грузинский певец.

В жизни, однако, все иначе. Сколько бы мы ни пили вина, орлы будут продолжать падать, а бараны — летать.

Я продолжал возиться с лопатой, когда на усадьбе появились двое мужчин в форме инспекторов из рыбоохраны парка. Одного из них я неплохо знал и вчера позвонил, когда ближе к вечеру надоело вытаскивать блесну от спиннинга из сеток. Кто-то внаглую здесь браконьерничал, чего давно уже не наблюдалось. Особенно когда штрафы за незаконную рыбалку сделали по-настоящему крутыми. Оказалось, что инспектора просидели на берегу всю ночь, пытаясь взять вредителей с поличным. Не получилось. Компания на двух машинах с российскими номерами переехала праздновать на соседнее озеро, так и не сняв здесь сети.

Удивительным в этой ситуации было другое. Знакомый инспектор рассказал, что поздно вечером им тоже позвонил один из моих соседей, который по дурости своей (перестал его постоянно угощать вином) точил на меня зуб. Он и рассказал, что это якобы именно я установил на озере сети. Посмеялись, угостил инспекторов чаем, и мы расстались.

Задумался. Сосед этот вроде даже не баран. Не летает. Зачем же жить с таким мраком на душе? Видать, нелегко это…

Разумеется, встречались в моей жизни бараны посерьезнее, которые пытались убедить и себя самих, и окружающих, что они орлы. Многие действительно летали не так уж низко. Вспоминаю беседу с министром, человеком умным и светлым душой, фамилию которого пока называть не буду (оставлю это для книг очерков о журналистике). Так вот, при моем очередном назначении он так и сказал, дескать, берегись, завистников вокруг немало…

Как в воду глядел. Не поработал я и полгода в той должности, как роем полетели анонимки в высокие инстанции. Был, правда, такой период, когда их можно было бросать в корзину, но думаю, что их все же негласно проверяли.

Профессия журналиста сродни работе разведчиков. И мне не так уж трудно было вычислить авторов подобных посланий. Нередко с улыбкой мы смотрели в глаза друг другу. С той лишь разницей, что я всегда думал: как же трудно тебе живется. Не скажу, чтобы сочувствовал. Просто никогда не торопился помочь, когда их настигало возмездие. Хотя надо признать, что некоторые из них в итоге вполне комфортно приземлились.

Наша память действительно бесценный архив. В ней всего перемешано. Хорошего и плохого. Тут и возникает опасность слишком глубоко, даже болезненно погрузиться в худшие воспоминания. И тогда сама жизнь, особенно если это ее оставшаяся часть, станет невыносимо мрачной. Как этого избежать? Наверное, следует учиться руководить своими воспоминаниями. Так, чтобы мы руководили ими, а не они нами. Счастливы те, кому память помогает жить, а не мешает. В одной из своих передач на российском канале «Культура» Михаил Швыдкой так и сказал: «Нельзя копить обиды, иначе ты становишься их рабом». Как тут не согласиться…

Думаю, что пройдет еще какое-то время, и забудет свои обиды уже упомянутый мной Вахтанг Кикабидзе. Победит грузинская мудрость.

Жизнь никогда не избавит нас от необходимости принимать решения. Маленькие и большие, значительные и не очень. И всегда будет перед тобой выбор…

Вот и в тот теплый майский вечер, сидя в беседке и попивая любимый чай с конфетами на основе травы стевии (если кто не знает, это естественный заменитель сахара), я услышал всплеск весла на озере. Странно… Взял на всякий случай фонарик и неслышно подошел к берегу. На озере тот самый сосед расставлял сети. Вот так…

Пусть думает он обо мне или о ком-то другом что хочет, но утром эти сети порезанными лежали у его порога…

Анатолий ЛЕМЕШЁНОК
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости