Недружная семерка

Что стоит за скандалом на канадском саммите

Канадский саммит G7 закончился небывалым скандалом. Дональд Трамп отозвал свою подпись под итоговым коммюнике, а также весьма нелестно высказался в адрес хозяина саммита — премьер-министра Канады Джастина Трюдо. Впрочем, атмосфера разлада царила на саммите с самого начала, а американский лидер откровенно тяготился обществом своих коллег по элитному клубу. Противоречия, раздирающие коллективный Запад, все более отчетливо выходят наружу.

«Большая семерка» долгое время олицетворяла единство западного мира, каким он сложился в послевоенный период. Неформальный клуб включает в себя наиболее влиятельные страны по оба берега Атлантики плюс Японию. Сам формат «семерки» давно критикуется как морально устаревший и не отвечающий реалиям современного мира. Тем не менее участники элитного клуба продолжают регулярные встречи, дистанцируясь от более широких форматов вроде G20 и тем самым подчеркивая свои претензии на особую роль в мировой политике. Впрочем, события в Канаде наводят на мысль, что «семерка» в своем привычном виде завершает существование.

G7 всегда основывалась на широком консенсусе внутри Запада. Этот консенсус предполагал, с одной стороны, негласное признание лидирующей роли США, а с другой — выработку согласованной позиции с учетом мнений всех членов клуба. Итоговые коммюнике, документы в большей степени символические, были олицетворением этого консенсуса.

Проблема в том, что неформального лидера клуба больше не устраивают эти договоренности. Трамп с самого начала шел с «революционной» программой, направленной против устоявшегося мирового порядка, и в этом смысле он остается вполне последовательным. Смысл доктрины Трампа — политика развязанных рук для США. 

Своими односторонними шагами Трамп уже внес серьезное замешательство в ряды западных союзников. Выход из Транстихоокеанского партнерства, отказ подписать Парижское соглашение по эмиссии парниковых газов, пересмотр ядерной сделки с Ираном, регулярные нападки на НАТО как организацию неэффективную и слишком дорогостоящую для бюджета США — эта череда демаршей Белого дома все чаще ставит под сомнение былое политическое и идеологическое единство коллективного Запада. Если к этому прибавить внутренние смуты на другом берегу Атлантики в связи с усилением евроскептиков и нарастающим противостоянием богатых и бедных стран ЕС, то безрадостная для Запада картина падающей и разлагающейся гегемонии станет еще более наглядной.

Впрочем, говорить о политическом развале коллективного Запада, конечно, преждевременно. Старые элиты, ориентированные на поддержание статус-кво, еще сильны, и тот же Трамп постоянно сталкивается с жестким внутренним и внешним сопротивлением своему курсу. По сути, канадский саммит G7 стал попыткой европейских союзников дать бой новому курсу Вашингтона. Впрочем, это лишь подчеркнуло отсутствие согласия между берегами Атлантики.

Трещит по швам и экономический базис. Кризис глобального капитализма вызвал спрос на протекционистскую политику, в результате чего Запад оказался на пороге торговой войны, каких он не видел после 1945 года. Тревогу и даже гнев западных союзников вызывают не столько политические эскапады Трампа, сколько закрытие американского рынка заградительными пошлинами для сталелитейной продукции ЕС и Канады. Именно это в конечном счете спровоцировало скандал между Трампом и Трюдо и окончательно омрачило и без того безрадостную атмосферу саммита.

Еще больше настроение западным лидерам испортило и то, что провальная встреча G7 прошла на фоне саммита ШОС, на котором было принято решение о приеме в организацию Индии и Пакистана. Процессы евразийской интеграции набирают обороты, а центры мировой политики все более отчетливо смещаются на восток. Эту новую реальность участникам клуба семи еще предстоит осознать.

shimoff@rambler.ru



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости