Не жди добра от бобра?

Человек, выходит, сам создал себе проблему, соединив болото, реки, водоемы мелиоративными каналами

Человек, выходит, сам создал себе проблему, соединив болото, реки, водоемы мелиоративными каналами

БРАКОНЬЕР, который поймал в капкан 30-килограммового бобра возле деревни Славичи Гродненского района, заплатит за незаконную охоту 40 миллионов рублей штрафа, или 4 тысячи долларов. Новость последних дней вызвала на форумах в сети возмущение — за что? Численность бобра в пределах Беларуси выше нормы (более 60 тысяч особей), да и охота на грызуна не пользуется особым спросом. А сам он то и дело занимается вредительством. То испортит дамбы вблизи деревни Домашицы в Пинском районе, то набросится на велосипедиста — в Гродненском, то вредит сельхозугодьям на Полесье. Но так ли страшен зверь, почему спят в шапку специалисты, какую можно извлечь из него пользу, разбирались корреспонденты «СГ».

Как отвадить грызуна от Бобрика?

У многих руководителей сельхозпредприятий Брестчины едва ли не опускаются руки. Каждый год — в разгар посевной, заготовки кормов или уборки урожая — им приходится отвлекать значительные силы на ликвидацию вреда, который наносят безобидные, на первый взгляд, зверьки. Для хозяйств, имеющих десятки километров мелиоративных каналов, использующих земли, находящиеся в поймах рек, это настоящая головная боль. И в последнее время проблема обострилась.

В ОАО «Парохонское» Пинского района немалая часть сельхозугодий находится в поймах рек. Через территорию хозяйства протекают Припять, Ясельда, Бобрик. При проведении мелиорации создана целая сеть каналов, которую в нормальном состоянии содержать ох как непросто из-за кипучей деятельности бобров. Работники сельхозпредприятия порой опомниться не успевают, как вдруг появляются целые плотины. Течение замедляется, а иногда и вовсе останавливается. Уровень воды повышается, во время проливных дождей это оборачивается серьезными проблемами. Чтобы спасти посевы, зеленые корма от затопления, приходится срочно задействовать технику для разрушения плотин, расчистки каналов, нести серьезные затраты на ликвидацию последствий работы неутомимых природных дровосеков.

Места, облюбованные бобрами, в хозяйстве хорошо знают. Уничтожать этих животных нельзя, хоть в последние годы их популяция увеличилась в несколько раз. Контролировать ее с помощью охотников также чрезвычайно сложно. Чтобы получить разрешение на отстрел бобров, нужно иметь кучу различных согласований. Да и мех этих животных теперь не так востребован, как в прежние времена. Желающих поохотиться на них находится немного. Вот и получается, что размножаются они без контроля человека.

Побывав в СПК «Святая Воля» Ивацевичского района, мы видели, как буквально за одну ночь бобры уничтожили десятки деревьев, росших на берегу мелиоративного канала. И это были довольно толстые ольха и ива, которые вручную устанешь пилить. Стволы падают в воду, уровень которой моментально повышается. В хозяйстве постоянно держат в готовности погрузчик, чтобы извлекать упавшие деревья из каналов, но, говорят специалисты, это не решение проблемы. Бобры расплодились настолько, что занимают все новые места для обитания. Численность популяции никто не контролирует. А поля после сильных ливней часто напоминают маленькие озера. Если не принимать оперативных мер по расчистке завалов, часть урожая можно потерять.

Похожую картину приходилось наблюдать во многих других хозяйствах. Особенно актуальна эта проблема для Полесья. Рек здесь много, мелиорация проведена на не одной тысяче  гектаров, и бобры упорно стараются отвоевывать то, что когда-то у них забрал человек. Ходить за примерами далеко не надо. Недавно даже в Брестской крепости спасали ивы, которые на берегах обводных каналов обгрызали бобры.

У специалистов Брестской областной инспекции охраны животного и растительного мира на сей счет свое мнение. Заместитель начальника Сергей Штык говорит:

— В государственном законодательстве все отрегулировано четко. Есть определенный порядок по установлению популяций всех видов животных и регулированию их численности. Для решения возникающих проблем необходимо обращаться к районным властям, которые уполномочены этим заниматься. Другое дело, что у ответственных лиц не всегда хватает времени и средств, чтобы вместе с посевной, уходом за растениями, уборкой урожая заниматься еще и какими-то там бобрами. Между тем урон хозяйству эти животные наносят. Даже с этой точки зрения им нужно уделять больше внимания и постараться хотя бы немножко умерить бобровые аппетиты.

Скромный, беззащитный, добрый…

Но есть и другой взгляд на проблему. С инженером по охотничьему хозяйству Молодечненского лесхоза Андреем Сушко идем к речке Алхимовка вблизи деревни Вередово. Бобры тут разошлись не на шутку — понастроили себе и «квартир», и переправ. Пока численность зверя в Молодечненском лесхозе в норме. Сейчас — 160 особей, это вполне нормально, по мнению Андрея Сушко. Обычно бобров считают по следам и норам. В траве близ воды те протаптывают тропинки. По словам инженера, зверьки эти безобидные. Они выходят из своего жилища на рассвете и закате. Встретить их днем большая редкость. А вот увидеть норы и плотины реально.

«Вот, смотрите, пресловутая бобровая нора, — показывает Андрей на небольшую ямку около воды. — На первый взгляд она неказиста, однако внутри там целые лабиринты с множеством комнат, ведь звери живут семьями».

Да, время от времени животные стали нападать на людей. Так, в прошлом году в Каменецком районе бобр прокусил рыболову, пожелавшему с ним сфотографироваться на память, бедренную артерию, человек погиб от потери крови. «Случай это редчайший, — говорит мне охотовед. — Бобр — дикий зверь. Поэтому любое приближение к себе он расценивает как угрозу. А вообще, это очень миролюбивое и скромное животное. И беззащитное. При малейшей опасности, обладая очень слабым зрением, но отличным обонянием и слухом, грызун бросает все дела и укрывается в своей норе, где практически неуязвим.

Если со зверем дружить

— Мы — сами по себе, они — сами, — смеется Наталья Игнатьевна из деревни Вередово. — Муж мой только раз видел бобра в лесу, а чтобы они к нам в деревню заходили, не припомню. Да и подтоплений, как видите, у нас нет. Если со зверем дружить, так и он будет к человеку хорошо относиться.

Что касается подтоплений, поясняет охотовед, то конечно проще винить во всем зверя. Однако бобр не оканчивал университетов, в отличие от людей, которые работают в лесхозах и охотхозяйствах. Именно они должны заниматься этими вопросами.

— Стоит проехать по дороге на Логойск: только там можно увидеть целые массивы сухого леса. Что уж говорить о южных регионах нашей страны, где бобр не только оставляет следы своей жизнедеятельности, но и захаживает в гости к местным жителям, — отмечает охотовед. — Подтопленные сельхозугодья, сухой лес — это процесс не одного дня и далеко не месяца. Мол, раз бобр появился, так сразу и затопление. На это нужно около двух лет. Спрашивается, где были в это время специалисты, почему, когда численность бобра стала больше, они не переселили его на другую территорию? Вот так и появляются новости о вредительстве зверя. А вина-то здесь чья?

СПРАВКА «СГ»:

Бобр — самый крупный грызун Беларуси. Максимальная масса тела достигает 35 килограммов, но обычно 15—18 кг, длинна тела 71—83 см, хвоста — 25—34 см.

КОММЕНТАРИЙ

Научный сотрудник сектора охотоведения и ресурсов охотничьей фауны научно-практического объединения «Научно-практический центр НАН Беларуси по биоресурсам» Евгений ВОСТОКОВ:

— Были времена — в 20-е годы ХХ века, когда этот грызун едва не исчез с территории Беларуси. Спешно тогда занесли его в Красную книгу и спасли зверька. Популяция необычайно разрослась, и сегодня количество особей уже перевалило за 60 тысяч. В естественных водоемах численность бобров в норме, они сами контролируют свою плотность. Вред ощущается на антропогенных водохранилищах, искусственных водоемах. Можно сказать, что человек сам создал себе проблему, соединив болота, реки, водоемы мелиоративными каналами. Тем самым бобр получил лишнюю среду обитания. А такие осушительные системы расположены, как правило, вблизи полей, лесных массивов, шоссейных дорог. Поэтому эти территории и страдают. К тому же не отпадает вопрос о добросовестности охотоведов, которые не контролируют ситуацию, это и приводи к проблемам.

Что касается тех случаев, когда грызуны нападали на людей, то это — большая редкость, хотя удивляться тут нечему. Я сам ловлю бобров каждый год, но вот так прямо подойти к зверю не рискну — дикое животное. Так защищаться может даже крыса, не говоря о более крупном звере.

Татьяна БИЗЮК, Александр КУРЕЦ, «СГ»

Фото Татьяны БИЗЮК

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?