Не просто идти, а бежать к эффективности

Только отряхнувшись от старых технологий, можно победить конкурентов

То, что Беларусь вошла в пятерку мировых лидеров — экспортеров молокопродуктов, несомненно, говорит об уровне развития нашего сельского хозяйства. Но уже вчера, а сегодня тем более, надо прагматично смотреть в день завтрашний. Конкурировать на внешних рынках очень сложно из-за высокой себестоимости продукции, ведь по затратам мы пока обгоняем развитые страны в 1,3—1,4 раза.

Ожидают аграриев, переработчиков трудности и на внутреннем рынке. Страна в любом случае вступит в ВТО. Продукция молочной и мясной отраслей, что придет из-за рубежа, подвинет нашего производителя, по ценовому фактору в первую очередь. И заставить потребителя, чтобы он покупал белорусское, которое будет дороже импортного, невозможно. Поэтому сейчас надо сделать решительные шаги по пути эффективности. Причем надо не просто идти, а бежать, — так министр сельского хозяйства и продовольствия Леонид ЗАЯЦ, выступая перед слушателями Академии управления при Президенте, определил оперативность и активность действий на местах по сокращению издержек в АПК. На формирование механизма, стимулирующего сельхозпроизводителей к снижению затрат и эффективной деятельности, нацеливает и проект Основных положений Программы социально-экономического развития Республики Беларусь на 2016—2020 годы.

По итогам работы за 2015 год 372 предприятия необходимо финансово и экономически оздоровить, 32 ликвидировать, а 340 санировать и применить инструменты антикризисного управления, потому что вести самостоятельную деятельность они не могут.

В целом нет большого роста по главной продукции сельчан, пользующейся спросом на внешних рынках, — молоку и мясу КРС. Так, за пятилетку хозяйства прибавили 906 тысяч тонн молока, из которых 400 тысяч тонн получено в 2015 году. Благо сейчас положительная динамика сохраняется: выше уровня прошлого года производство молока и мяса — соответственно 101,8 и 102,7 процента. 

Во многих хозяйствах корова убыточна. Мы тратим в среднем на ее содержание 19 миллионов, а отдача ниже. Предстоит огромная работа по повышению продуктивности стада и мощностей, которые построили с помощью государства за последнее десятилетие. Это 486 современных комплексов. Модернизировано и реконструировано более 2000 ферм. Много сделано в свиноводстве, мясном скотоводстве. Министр сразу определил приоритеты:

— Вот на этой базе, с господдержкой, мы должны развивать сельское хозяйство. В своем районе за это несет ответственность председатель райисполкома. Надеяться на то, что страна сегодня увеличит дотации на продукцию, что резко снизится процентная ставка на банковские кредиты, нет оснований. Мы имеем фонд бюджетной поддержки АПК в 16 триллионов рублей, из которых только 2,7 триллиона идет напрямую на реализованную продукцию — КРС, молоко, льнотресту. Это немного, если поделить на 7,5 миллиона гектар сельхозугодий. Больше страна пока дать не может. Но и за это огромное спасибо Правительству и Президенту, ведь внушительные средства вложены в развитие агропромкомплекса.

Нужно искать внутренние резервы повышения эффективности АПК в каждом районе и хозяйстве. И они не стоят ничего. Все наши беды и проблемы не оттого, что не хватает материальных ресурсов, а по причине неэффективного их использования. 

Есть некоторые критерии эффективности производства сельхозпродукции: с одного балло-гектара посевов надо собирать не менее 140 килограммов зерна, сахарной свеклы — 1700 килограммов, 900 килограммов картофеля, с одного балло-гектара сельхозугодий произвести 45 килограммов молока и 8 килограммов мяса, в результате иметь 450 тысяч рублей выручки. Финансовая устойчивость обеспечивается показателем 1,2 — это значит, во столько раз объем выручки должен перекрывать финансовые обязательства. Наложите эти показатели на свой район, и вы увидите, насколько мы недобираем продукции.

ГДЕ ЖЕ срабатывает затратный механизм? Леонид Заяц назвал несколько «витков» издержек в сельхозпроизводстве.

Первое, сверхнормативный расход кормов на единицу продукции и высокая их себестоимость. 1,09 кормовой единицы тратим на килограмм молока, в некоторых районах больше 1,2. Если 611 тысяч тонн кормовых единиц — перерасход кормов — поделить на норматив, то, получается, недобираем около 611 тысяч тонн молока на 2,6 триллиона рублей. Плюс из-за перерасхода кормов в производстве КРС недополучаем 190 тысяч тонн говядины, а это еще 3,5 триллиона, итого больше 6 триллионов рублей.

Вот сейчас стоит вопрос: какие корма готовить? Однозначно те, что имеют низкую себестоимость и высокую питательность. Например, кормовая единица кукурузы по себестоимости выше, чем у горохо-овсяной смеси, в полтора раза. Конечно, кукурузу, если она формирует початок, если содержит достаточное количество крахмала, заменить сложно. Но культура-то очень дорогая. К тому же при нарушении технологии от кукурузного силоса больше вреда, чем пользы. Надо искать ей замену.

Леонид Заяц привел пример одного из хозяйств Кировской области России, где на 15 тысячах гектаров, аналогичных нашим, содержится 1200 голов дойного стада. Удой — 8016 килограммов. Заметьте, за год там прибавили 970 килограммов молока. Оказалось, используют в кормлении традиционные культуры — горохо-овсяные смеси с тимофеевкой и клевером, а также озимую рожь. «На кукурузе поставил жирный крест, — говорит руководитель, — только потому, что в течение пяти лет она нас подводит. Ранние заморозки не дают растению сформировать початок. Отдал предпочтение менее затратным культурам, но убираю их в той фазе, которая обеспечивает высокую питательность, содержание обменной энергии, протеина, клетчатки». В хозяйстве полностью поменяли структуру кормового поля. Более 3 тысяч гектаров там заняли гороховыми смесями с подсевом бобово-злаковых трав. Убирают смеси, а в августе еще один укос — клевера с тимофеевкой. На следующий год собирают два полноценных укоса, через год после внесения глифосатов сеют пшеницу. 

Не меньшую площадь занимает озимая рожь, и убирают неприхотливую культуру в фазе выхода в трубку. Что это дает? Если внести 40 килограммов азота, который не успевает сработать и накапливается в растениях, то содержание протеина значительно повышается. Скошенную массу заготавливают в рулоны. Но самое главное, что в этом корме содержится обменной энергии в 10,5 мегаджоуля. 

Другой пример. В эксбазе «Криничная» Мозырского района после неудачи (из-за засухи) с рапсом на этом же поле по падалице посеяли озимую рожь. Скосили осенью, применили рулонную технологию и заготовили 800 тонн отменного корма, в нем в одном килограмме по весне содержалось 17 процентов протеина, 10,2 мегаджоуля обменной энергии. Вот и получается, что дедовскую культуру рано списывать со счетов, ведь с поля озимой ржи можно получать два урожая за сезон. И если посеять на корову по 30 соток, то, получив с гектара по 120 центнеров массы, можно наполовину обеспечить стадо кормом дешевым и питательным. До сентября еще есть время применить опыт у себя. 

Заострил внимание министр и на других резервах. За пятилетку отрасли животноводства необходимо прирасти на 75 тысяч тонн говядины, поднять среднесуточные привесы и плотность скота. При низкой плотности даже при килограммовых привесах не сделать экономики, не сформировать массу прибыли.

Многие руководители хозяйств нарекают, что говядина убыточна. И в самом деле, себестоимость мяса зашкаливает — 35—40 тысяч рублей стоит килограмм. Но опыт рачительных хозяев показывает, что на продукции мясного цеха можно иметь 70-процентную рентабельность. Министр назвал адрес, где с успехом выращивают КРС с себестоимостью тонны продукции до 10 миллионов рублей. В СПК «Колхоз «Родина» Белыничского района на 100 гектаров сельхозугодий — 140 голов крупного рогатого скота, бычков содержат на трех открытых площадках, которые обслуживает один работник, и получают до килограмма привеса. 

Всего в животноводстве аграрии недополучают 15,2 триллиона рублей выручки. И если 6,2 триллиона рублей теряют на перерасходе кормов, то остальную часть — начиная от рождения теленка. Высокая яловость коров, непроизводительное выбытие молодняка, нерациональная система выпойки, сверхнормативный срок выращивания телок — каждый руководитель с калькулятором в руках может посчитать потери из-за этих застарелых проблем. И сделать вывод. Только из-за того, что нетель растеливается в среднем в 27 месяцев, а технологический срок — 24 месяца, на каждой потери составляют 180 долларов. Всего отрасль недосчиталась по этой причине больше 86 миллионов долларов.

Как видим, резервы эффективности сельхозпроизводства лежат на поверхности. Но во многих районах глубоко не занимались проблемами животноводства, кормопроизводства. Почему? Не хватает компетенции. Министр посоветовал руководителям районов учить кадры и самим не бояться учиться. И как можно скорее новые технологии предпочесть устаревшим.

klimovich@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Провинциал
Дело не в кормах, а в системе управления. Труд из под палки не может быть эффективным! А в большинстве СПК именно так и работают, а вернее, отбывают трудовую повинность.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости