Источник: Знамя юности
Знамя юности

Не пристыдить, а помочь

«Ничто не поможет исправиться, пока сам этого не захочешь». «Знаменка» отправилась в рейд с инспекцией по делам несовершеннолетних

За одной дверью – дорогой евроремонт, за другой – лампочки Ильича без плафонов и прилипающий к ботинкам линолеум, который напрочь отбивает желание разуться. Семьи, признанные находящимися в социально опасном положении, и дома, где они живут, так же непохожи друг на друга, как и все остальные. Чтобы попытаться найти закономерность, кому чаще присваивают этот неблагозвучный статус, мы отправились в рейд с сотрудниками управления по образованию администрации Фрунзенского района Минска и участковым инспектором инспекции по делам несовершеннолетних Фрунзенского РУВД Геннадием Деменовым.

Участковый инспектор Геннадий Деменов в гостях у Инги не впервые

Предъявите холодильник!


Во Фрунзенском районе – около 300 семей, находящихся в социально опасном положении. Как правило, виной тому – плохие бытовые условия, злоупотребление родителей алкоголем и, как следствие, регулярные скандалы и драки. Если есть сигнал о неблагополучии, управление по образованию проводит социальное расследование, а затем созывается комиссия, которая принимает окончательное решение, присваивать семье статус СОП или нет.

Впрочем, драки и неустроенный быт – необязательные атрибуты. Нередко бывает, что история развивается на фоне полного внешнего благополучия, замечает Геннадий Геннадьевич:

– В моей практике был такой случай: родители – бизнесмены, высокий достаток, в квартире прекрасный ремонт. А дочка связалась с плохой компанией, стала наркоманкой – это повод для постановки семьи на учет.

Участковый инспектор обращает внимание: статус СОП присваивают не для того, чтобы пристыдить, а чтобы помочь, ведь не у всех хватает сил и знаний самостоятельно справиться с алкогольной зависимостью, наладить быт и микроклимат в семье. Родители, оказавшиеся в подобной ситуации, получают индивидуальный план – что необходимо исправить и как лучше это сделать. Плюс их регулярно посещают сотрудники управления по образованию и инспекторы ИДН: смотрят, трезвы ли родители, чисто ли в доме. Могут и в холодильник заглянуть – проверить, куплены ли продукты.

Если в семье все налаживается, статус снимают. Но даже если семья избавилась от неблагозвучной аббревиатуры, это, к сожалению, не гарант того, что однажды снова не окажется на учете.

– Семья, куда мы сейчас пойдем, как раз такая, – и Геннадий Деменов припарковывает служебную машину возле многоэтажки на улице Колесникова.
17-летний Сергей помогать по дому умеет, но не хочет

И собака Рюмка


Квартира встречает нас запахом домашнего супа и аккуратным ремонтом, сквозь неприкрытую дверь видна «инстаграмная» белая кухня. На коврике посреди коридора дремлет собака Рюма – помесь дворняги и овчарки.

– Полное имя – Рюмка, – просвещает нас Сережа, из-за которого семью и признали находящейся в социально опасном положении.

Сергею 17, но он окончил только девять классов – получив на руки аттестат о базовом образовании, на учебу «забил». Парень привлекался к ответственности за кражу и появление в нетрезвом виде, и теперь с ним проводится индивидуальная профилактическая работа в инспекции по делам несовершеннолетних. На мамины мольбы «вести себя как человек» он только ухмыляется.

– Уже не знаю, что с ним делать: учиться не хочет, работать – тоже, – всплескивает руками мама Ольга.

Сейчас как раз идет сбор документов, чтобы определить Сергея в Кривичское специа­льное лечебно-воспитательное про­фессионально-техническое училище закрытого типа – он нуждается в особых условиях воспитания.

У Ольги – четыре сына. С двумя старшими тоже проводилась индивидуальная профилактическая работа в ИДН. Самый взрослый, Вадим, отбывает наказание по «наркотической» статье.

– Он употреблял спайсы, такое творил, что было страшно находиться рядом, – с содроганием вспоминает мама. – А ведь у меня есть еще младший сын – восьмилетний Даник. Зачем ему это видеть? В итоге сама вызвала милицию.

К Ольге у инспектора претензий нет: она старательно ведет хозяйство и трудится сразу на нескольких работах – убирает на Комаровском рынке и клеит стикеры на одежду. Одна мысль не дает покоя: что она сделала не так? почему сыновья идут по наклонной?

– Думаю, дело в том, что они растут без отца: он сидит в тюрьме, убил родного брата.

Выходя из подъезда, интересуюсь у инспектора ИДН, что могло бы уберечь парней от скользкой дорожки.


– Как вариант – спорт: строгий авторитетный тренер, частые тренировки, после которых бы уже не оставалось сил на хулиганство. Но вообще универсального рецепта нет: главное – самому захотеть исправиться.

Один пазл на пятерых


Следующая остановка – улица Игнатовского. В квартире весело и шумно. Первоклассник Ваня, который недавно вернулся из школы, смотрит по телевизору «Смешариков», малыши-погодки Макс и Маша играют в понятную только им двоим игру – перетягивают деревянный стул. Двое старших, Кирилл и Эвелина, пока на уроках.

Многодетная мама Инга говорит, что семью признали находящейся в социально опасном положении уже во второй раз. Первый был связан с несчастным случаем: когда в квартире устанавливали межкомнатные двери, одна из них упала на Ваню, проломав череп. Мальчика спасли, но последствия, увы, остались: из-за проблем с речью Ванюшу пришлось определить в интеграционный класс.

Дубль два случился из-за того, что Ингу привлекли к ответственности за хулиганство – подралась на перроне со случайной знакомой. В результате – ограничение свободы по месту жительства, а за детьми снова закреплен статус СОП. Есть и еще один нюанс: за квартирой, где проживает семейство, значится большой долг за воду. Инга до сих пор недоумевает, как так вышло:

– Квартплату мы с мужем и мамой (именно она считается хозяином жилья) всегда вносили исправно. Но показания счетчиков воды не снимали – платили по «жировке», где нам выставляли сумму, выведенную по среднему потреблению воды за предыдущие месяцы. Получилось, что платили, например, за четыре кубометра на человека, а расходовали восемь – вот и накопился долг около 1000 рублей. Сейчас его высчитывают у мамы – она работает дворником в ЖЭУ. Но денег нам хватает: муж получает зарплату, я – пособия.

Других нареканий на Ингу у инспектора нет: старшие дети исправно ходят в школу, мама помогает им с домашними заданиями. Как доказательство – лежащий на видном месте учебник по всемирной истории за шестой класс.

– А с малышами занимаетесь? – интересуюсь я. – Можно посмотреть, где у вас детские книги?

– Конечно, вот у нас и сказки, и мозаики, – кивает Инга на верхнюю полку серванта, где лежат два тоненьких издания и одинокий пазл. Почему так высоко положила? А чтобы дети не достали: они же рвут все.

Дав многодетной маме ценные указания, Геннадий Деменов прощается. Он искренне надеется, что скоро в семье все наладится.
  

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Александр КУШНЕР
Загрузка...
Новости