«Народные песни пишут сегодня и композиторы, но это плохие песни»

Александра Пермякова — о лихих 90-х и фронтовых треугольниках

Александра Пермякова о хоре имени Пятницкого, лихих 90-х, информационной блокаде и фронтовых треугольниках

Сто лет назад, 2 марта 1911 года, выходец из воронежской губернии, знаток и собиратель народной музыки и песен Митрофан Пятницкий привез в Москву небольшую группу крестьян из нескольких губерний России, чтобы дать первый концерт крестьянского хора на малой сцене Благородного собрания (ныне Колонный зал Дома союзов). По счастливой случайности выступление в этот день услышали великие деятели русской культуры Федор Шаляпин и Сергей Рахманинов, которые были потрясены мастерством и искренностью исполнения народных песен. Они организовали, говоря современным языком, блестящий PR крестьянскому коллективу, сделав его знаменитым в России. С 1989 года хор имени Пятницкого возглавляет народная артистка России Александра Пермякова. Фрагменты ее рассказа о драматичных периодах в истории коллектива и своем отношении к народному творчеству предлагаем читателям «Р».

Был брошен клич по всей России

— Нынешний состав русского народного хора имени М.Е. Пятницкого формировался в начале 90-х годов. Сейчас об этом уже можно говорить откровенно: к началу того десятилетия хора Пятницкого практически не существовало. Участники разбежались по совместным предприятиям, центрам досуга...

И был брошен клич по всей России. Мы обращались во все дома народного творчества, к организаторам фестивалей художественной самодеятельности, конкурсов молодых исполнителей... Ездили сами и прослушивали большие группы исполнителей, просили: если увидите какие-то таланты — пусть приезжают в Москву. У нас сарафанное радио в России работает лучше, чем Интернет, поэтому приезжали к нам целыми командами — услышали от кого-то, что есть набор, и приехали. Сейчас в коллективе представители 30 регионов. Это лучшие певческие силы нашей страны.

У меня нет отдельно хормейстера, балетмейстера, дирижера. Я признаю только «играющих тренеров» — все должны крутиться в гуще действа на сцене. Если не пройдешь через это горнило, через себя не пропустишь и в этом процессе не поучаствуешь — толку не будет. Поэтому состав коллектива очень молодой. А если коллектив молодой, у него есть будущее, и это главное.

С великой радостью констатирую, что в последние годы интерес к русской народной песне, танцу, музыке растет и растет. Если в 90-х годах на концерте хора имени Пятницкого в Москве на сцене было больше народа, чем в зале, то сейчас все совершенно иначе. Наш юбилейный концерт проходил в зале Большого Кремлевского дворца, где 6,5 тысячи зрительских мест. И билеты не ушли — улетели. Купить их потом можно было только у спекулянтов за огромные деньги. Звезды эстрады не собирают полный дворец — мы собрали.

«Какое счастье, что вы не композитор»

— Достаточно большой период хор имени Пятницкого был коллективом авторской песни. И сейчас артисты хора говорят мне: какое счастье, что вы не композитор! Потому что как только коллективом руководит композитор, так основа репертуара — произведения руководителя коллектива. Так было при Владимире Захарове и позже при Валентине Левашеве. Формат концерта хора Пятницкого — это от 24 до 28 номеров. При Владимире Захарове — в репертуаре 15 его песен, при Левашеве — до 17. Песни замечательные, но... Если бы я была руководителем коллектива в тот период, я не взяла бы на себя смелость называть его народным. Это авторские песни, которые исполнялись народными голосами.

Сейчас я с полной ответственностью говорю, что коллектив — народный. Потому что основа репертуара — подлинные народные песни разных областей России.

У меня иногда спрашивают: на каком языке вы поете? Я говорю, что вот это, например, брянский диалект. Или у нас есть песня «По лужеченьку» — подлинная песня Владимирской области. Некоторые слушатели не могут понять ни одного слова, спрашивают даже, что такое «куды»... В Тамбове, например, говорят не «что», а «чаво», а на севере — «те». Сейчас мы как миссионеры — показываем русскую народную песню какой-то области на диалекте.

Мы не только сохраняем, мы обязаны и развивать народное искусство. Как пройти мимо современных ритмов? Вот говорят: почему хор Пятницкого такой современный? Да, в инструментальной группе полная ударная установка, как в роковом коллективе. Но это не значит, что рок играем. Это жесткая ритмическая основа наших номеров. И это воспринимается.

Сегодняшние концерты хора проходят в режиме нон-стоп. У меня спрашивают: что это за форма? И почему пришли к этому? Ничего на самом деле мы не придумывали. Если ознакомиться с первыми программами 1911—1912 годов крестьянского хора Пятницкого, то видим то же, что мы сейчас делаем. Только мы делаем это в современном варианте.

И где мне взять такую песню…

— Сейчас народные песни пишут и композиторы. Но с полной ответственностью заявляю, что это плохие песни. Все примерно одно и то же: я сижу на крыльце, мне на плечо склонилась или рябина, или калина, или другое дерево, а я вся просто обрыдалась, потому что я жду, а он или она не приходит.

Я прошу: дайте мне современную песню о России, но не с квасным патриотизмом, чтобы была драматургия в тексте, чтобы мы могли создать зримый образ... Нет. Гражданская тематика полностью отсутствует. Все мы куда-то падаем, в какую-то бытовуху... Или звучит во всех песнях, что все порушено, все церкви порушены, страна разваливается... Это совершенно не так, по-моему. Уже история хора Пятницкого показала: все было, мы три войны прошли, две революции — перестройка это ведь тоже революция — но народ-то русский есть!

Во время войны танковая бригада отдавала треть своего пайка хору, чтобы он пел. Перестройка началась, я ездила по Москве с кошелкой — кто дал на хор Пятницкого 100 рублей, а кто-то — 10 копеек, кто-то — один доллар. Но ведь выжили же! Поэтому мы не можем говорить, что русское народное искусство развалилось.

Просто у нас сейчас основной источник знаний — телевизор, к великому сожалению. Что показывают по телевизору, то и формирует наше сознание. А народное искусство находится в состоянии информационной блокады. Все телевизионные каналы определяют свой формат самостоятельно, и я могу 150 раз обращаться, просить, требовать, но... Но, извините, нет.

Пропуск, подписанный Лениным

— Я берегу архивы хора для будущих поколений, берегу не только песни — каждую «бумажку»... Например, пропуск Пятницкого в Кремль от 1918 года, подписанный Лениным. Письма, пришедшие в хор, начиная с 1926 года, в том числе треугольники с фронта с печатью «Проверено цензурой»...

Есть такое письмо, написанное в 42-м году: «Уходим в разведку с боем. Знаем, что все погибнем. Нам дали отдохнуть, и в землянке у нас репродуктор. Слушаем ваши песни. Пойте больше, чаще. И когда последний фашист упадет на эту землю и поднимет свои грабли, тогда на празднике победы вы встанете рядом с нами в строй, как рядом с нами в бой шли ваши песни. Лейтенант Кувшинов».

Мы узнавали — в письме указана воинская часть — все погибли. Как можем не хранить это?

Как можно не хранить съемку 1926 года, в президиуме — Крупская, Троцкий, Бухарин. Хор Пятницкого выступает. В лаптях.

Или 40-секундную съемку 9 мая 1945 года, на Красной площади в Москве. Объявляют: хор Пятницкого! И — ура! — в воздух летят пилотки, бескозырки, фуражки...

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...