Народная газета

Наказание несогласных

Британия уходит, но денег Евросоюзу нужно все больше. Страны Северной Европы говорят, что в этом нет логики: раз организация уменьшается, должен уменьшаться и ее бюджет. Но еврокомиссар Гюнтер Эттингер, представивший бюджет ЕС (“Многолетние финансовые рамки”) на 2021—2027 годы, считает иначе и увеличивает бюджет с 1% от совокупного валового национального дохода (ВНД) входящих в организацию стран до 1,1%. И это при том, что после выхода Великобритании из ЕС общий бюджет не досчитается 12—13 млрд евро. Чтобы залатать дыру, есть два пути: 1) увеличить взносы для тех, кто остался; 2) уменьшить расходы. Комиссия предлагает первый вариант, но не отказывается и от второго, а потому хотят наказывать длинным евро недовольных, несогласных и самоуправных.

Польша и Венгрия эту возможность сразу приняли на свой счет. И правильно приняли. По замыслу Эттингера, если какая-либо из стран ЕС не выполняет базовые критерии правового государства — например, принцип независимости судебной власти, то может лишиться выплат из европейской кассы. Сейчас в отношении Польши ведется расследование в связи с тем, что суды этой страны Брюссель считает недостаточно независимыми. Если это будет доказано, то Польша может лишиться права голоса в ЕС. С другой стороны, все знают, что этого не произойдет: лучшая подруга Польши Венгрия уже заявила, что применит право вето при голосовании по этому вопросу. Ведь все важнейшие решения в ЕС принимаются единогласно. Именно это единогласие страны Восточной Европы до сих пор считали важнейшим условием того, что их интересы будут учтены. Но, возможно, скоро это изменится.

На Мюнхенской конференции по безопасности председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер сказал: “Если мы хотим сохранить дееспособность во внешней политике, мы должны упростить процесс принятия решений. Принцип единогласия очень мешает. На основе консенсуса мы не в состоянии принять те или иные решения. Поэтому мы должны упростить принятие решений, чтобы их можно было принимать квалифицированным большинством”. Юнкер, а вслед за ним Эттингер хотят обойти то самое право вето, которым страны Восточной Европы друг друга поддерживают. И в проекте бюджета обходят: решение о приостановке выплаты средств из “фондов солидарности” предлагается принимать квалифицированным большинством, а не единогласно. То есть за это решение должны проголосовать 55% стран, входящих в ЕС, и представляющих 65% его населения. Так что решение можно будет принять без Польши и Венгрии. Забеспокоились Чехия, Румыния и Словакия: они тоже иногда своевольничают. Одни мигрантов по квотам наотрез отказываются принимать, другие недостаточно, по мнению ЕС, борются с коррупцией. Ну и с верховенством закона непорядок почти у всех. Идею о том, чтобы установить прямую зависимость между соблюдением демократических стандартов и выплатами из “фондов солидарности”, поддерживают президент Франции Макрон, премьер-министр Нидерландов Марк Рютте, правительства Скандинавских стран и члены правительства Германии.

Если эту норму удастся “протащить” в бюджет, Польше и Венгрии будет что терять. В 2015—2017 годах за счет “фондов солидарности” ЕС финансировалось почти 60% государственных инвестиций в Польше и около 55% в Венгрии. Изменит ли это новый бюджет? Да, если будет принят. А будет ли он принят? Большой вопрос, ведь для этого нужно именно единогласное решение. Принятием прошлого бюджета Еврокомиссия занималась два года, сейчас надеется управиться за год. “Мы демократы, они бюрократы”, — говорит премьер-министр Венгрии Виктор Орбан, уже заявивший, что за бюджет, который предусматривает финансовое наказание непокорных, его страна не проголосует.



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Загрузка...