Надо быть трутнем, чтобы носить валюту в зарубежные ульи

В НАЧАЛЕ марта на сайтах информационных агентств промелькнуло короткое сообщение: «В Слонимском районном Доме культуры открылась выставка-ярмарка «Медовый фестиваль». На ней представлено более 20 сортов российского меда. Слонимчан ждут приятные сюрпризы — акции, подарки покупателям в обмен на пригласительные и скидки для пенсионеров. Кроме российского меда, на фестивале будет присутствовать и продукция белорусских пчеловодов». Вот так скромненько, не претендуя на славу и успех, просто «будет присутствовать». И действительно, наблюдая за активностью заезжих торговцев в наших городах и весях, можно сделать вывод, что отечественный пчеловод почему-то затерялся в дебрях внутреннего сладкого рынка, не говоря уже о выходе на зарубежного потребителя. Белорусские прилавки, если верить рекламным заверениям продавцов, заполонил мед из Башкирии, Краснодарского края, Волгоградской и Оренбургской областей, Республики Адыгея, Кавказа, Дальнего Востока и соседней Украины. На одной из таких ярмарок у заезжих торговцев можно было встретить даже продукты, собранные пчелами с подорожника и лещины. Просто диву даешься, когда слушаешь о лечебных свойствах такого меда, зная по урокам школьной ботаники, что эти растения не дают ни грамма нектара. Там же в больших количествах довелось увидеть и жидкий продукт, хотя основные сорта качественного натурального меда зимой кристаллизуются. Не секрет, что цены на мед у нас выше, чем в России и Украине. Поэтому коммерсанты скупают его у тамошних пчеловодов и везут к нам. А бизнес и качество — вещи не всегда совместимые.

Почему пчел в Беларуси не рассматривают как резерв увеличения урожайности гектара?

В НАЧАЛЕ марта на сайтах информационных агентств промелькнуло короткое сообщение: «В Слонимском районном Доме культуры открылась выставка-ярмарка «Медовый фестиваль». На ней представлено более 20 сортов российского меда. Слонимчан ждут приятные сюрпризы — акции, подарки покупателям в обмен на пригласительные и скидки для пенсионеров. Кроме российского меда, на фестивале будет присутствовать и продукция белорусских пчеловодов». Вот так скромненько, не претендуя на славу и успех, просто «будет присутствовать». И действительно, наблюдая за активностью заезжих торговцев в наших городах и весях, можно сделать вывод, что отечественный пчеловод почему-то затерялся в дебрях внутреннего сладкого рынка, не говоря уже о выходе на зарубежного потребителя. Белорусские прилавки, если верить рекламным заверениям продавцов, заполонил мед из Башкирии, Краснодарского края, Волгоградской и Оренбургской областей, Республики Адыгея, Кавказа, Дальнего Востока и соседней Украины. На одной из таких ярмарок у заезжих торговцев можно было встретить даже продукты, собранные пчелами с подорожника и лещины. Просто диву даешься, когда слушаешь о лечебных свойствах такого меда, зная по урокам школьной ботаники, что эти растения не дают ни грамма нектара. Там же в больших количествах довелось увидеть и жидкий продукт, хотя основные сорта качественного натурального меда зимой кристаллизуются. Не секрет, что цены на мед у нас выше, чем в России и Украине. Поэтому коммерсанты скупают его у тамошних пчеловодов и везут к нам. А бизнес и качество — вещи не всегда совместимые.

В Беларуси сегодня немногим более 200 тысяч пчелосемей. А ведь еще в начале 90-х годов прошлого столетия их в общественном и частном секторе содержалось свыше 800 тысяч. Потери, понесенные отраслью в последние два десятилетия, сравнимы разве что с ущербом, причиненным пчеловодству в Гражданскую войну. Достаточно вспомнить, что к 1919 году общее количество ульев в целом по советской стране сократилось в сравнении с 1914-м в 2,5 раза. Видимо, не случайно Ленин, не дожидаясь конца Гражданской войны, подписал 11 апреля 1919 года Декрет «Об охране пчеловодства», сыгравший основополагающую роль в развитии отрасли. Документ требовал от земотделов (тогдашних сельскохозяйственных органов) всеми возможными путями содействовать созданию общественных и индивидуальных пасек. Категорически запрещалось ограничивать количество ульев, предусматривалось выделение под пасеки и сезонного медосбора подходящих для этих целей участков.

К сожалению, в пятилетнем плане развития страны в разделе, посвященном АПК, о пчелах нет ни слова.

— Такой подход просто недопустим, — отмечает пчеловод с тридцатилетним стажем председатель БООП «Нектар» Михаил Дударевич. — Во всем мире пчелы — гарант повышения продовольственной безопасности. Из 100 видов сельскохозяйственных культур, которые обеспечивают 90 процентов продуктов питания, более 70 процентов опыляются крылатыми помощницами. В Беларуси от их трудоспособности зависят в первую очередь урожаи рапса, гречихи и многолетних трав. Причем посевы этих культур с каждым годом увеличиваются. Тот же рапс уже возделывается повсеместно. Специалисты хорошо просчитали, сколько нужно для него удобрений, средств защиты растений, а вот о таком важном агротехническом приеме, как опыление, почему-то забыли. А это не только 30-процентный недобор урожая, но и потери в качестве. Ведь пчела при опылении до 10 процентов увеличивает масличность рапса. Недостаточно заботы проявляется и к гречихе, и к многолетним травам. Для Беларуси, вкладывающей немалые средства в повышение продуктивности земель, развитие пчеловодства могло бы стать хорошим подспорьем.

В прошлой пятилетке Беларусь реализовала Государственную целевую программу развития плодоводства на 2004—2010 годы. Все высаженные по ее планам 11 тысяч гектаров молодых садов и ягодников в текущем пятилетии начнут промышленное плодоношение. Кроме того, в стране предусмотрено создание 11 интеграционных комплексов по производству, хранению, переработке и реализации плодово-ягодной продукции. В их состав включаются организации, в которых должно быть в наличии не менее 50 гектаров многолетних насаждений, питомник, специализированное плодохранилище с сортировальными линиями, перерабатывающие мощности. Но нигде не сказано о пасеках для опыления насаждений. Между тем научно доказано — урожай фруктов при самоопылении уменьшается более чем в три раза, а плоды вырастают мелкие и менее сладкие.

Такая же проблемная ситуация сложится у нас к концу пятилетки и с овощами. Госпрограмма на 2011—2015 годы предусматривает увеличение их производства в сельхозорганизациях и крестьянских (фермерских) хозяйствах до 537 тысяч тонн. При этом запланировано организовать собственное производство семян и посадочного материала в объеме 3,4 тысячи тонн, или около 80 процентов от потребности. Без труженицы-пчелы эта задача трудновыполнима.

К сожалению, в Беларуси до сих пор нет закона о пчеловодстве, который бы регулировал отношения в данной сфере. Минсельхозпрод ссылается на существующие рекомендации по опылению, где прописаны порядок его организации и условия оплаты, а также специальную инструкцию, регулирующую применение средств защиты и других химикатов, чтобы не нанести вреда пчелам. Но они зачастую просто не выполняются. Никто из аграрников не предупреждает пчеловодов о времени использования химикатов, нет строгого ветеринарного контроля над применением тех или иных лечебных препаратов на пасеках.

Законопроект прошел первое чтение в Палате представителей лет десять назад, но был отправлен на доработку, да так и затерялся. Парламентариям нового созыва, видимо, следует обязательно вернуться к обсуждению данного вопроса.

Сегодня около 85 процентов пчелиных семей в Беларуси содержат частники. Обеспечить в полной мере потребности республики в опылении растений в садах интенсивного типа и на общественных рапсовых и клеверных полях они вряд ли смогут. Тем временем некоторые сельхозпредприятия отказались от пасек, считая это дело затратным и неперспективным. Но, к счастью, не все. В этом плане служит хорошим примером Придвинье. Благодаря поддержке председателя облисполкома Александра Косинца (по образованию медик, он высоко оценивает значимость отрасли в оздоровлении населения) в регионе в 2010—2011 годах реализована программа по развитию пчеловодства в сельскохозяйственных организациях. Документ был утвержден на сессии областного Совета депутатов, что придало ему большую значимость. В соответствии с программой уже создан племенной пчелопитомник «Белагропромнектар» в Дубровенском районе. Здесь впервые в республике массово проводится искусственное оплодотворение маток, а через пару лет планируется получить даже собственную породу пчел «сябрына», приспособленную к нашему климату. Как предполагается, кроме зимостойкости, насекомые будут обладать незлобивостью и высокой продуктивностью.

Заработало и первое в Витебской области промышленное производство меда на базе КУСХП «Полота», что в Полоцком районе. Новые пчелиные пасеки появились в хозяйствах Чашникского, Лиозненского, Поставского и Сенненского районов. В дальнейшем общая их численность в области будет расти незначительно, но увеличится количество пчелиных семей, что позволит повысить рентабельность, поскольку сегодня содержание 30—40 ульев для сельхозпредприятия не окупается. В витебских хозяйствах считают, что пчеловодство наравне с растениеводством и животноводством должно стать выгодным делом. Этому способствует растущий спрос на мед, воск, прополис, пергу, пыльцу, маточное молочко и другие продукты. К тому же аграрии одновременно решают и проблемы опыления сельскохозяйственных культур.

Опыт может быть хорошим примером и для других регионов. Стоит только этого захотеть.

Олег КАМИНСКИЙ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?