«На западе угасали последние лучи солнца...»

Как держались пограничные заставы, объятые пламенем и клубами дыма. Как в оккупированных деревнях орудовали немцы, расстреливая изможденных, израненных бойцов Красной Армии. Как слово «смерть» стало привычным и обыденным.

Старожилы прибужских деревень и сегодня помнят, как все было

Как держались пограничные заставы, объятые пламенем и клубами дыма. Как в оккупированных деревнях орудовали немцы, расстреливая изможденных, израненных бойцов Красной Армии. Как слово «смерть» стало привычным и обыденным.

Валентине Сидоровне Николайчук было 15 лет, когда началась война

. — Мы жили в деревне Комаровка, — рассказывает женщина. — В соседней Томашовке была столовая, где я работала официанткой. Вечером 21 июня, накануне выходного, столовая была открыта допоздна. Домой я возвращалась, когда на западе угасали последние лучи солнца. Закат был очень красивым. От луга за деревней доносилось стрекотание кузнечиков, а еще звуки, очень напоминающие падение на землю перекушенной проволоки. Они были далеко слышны. Когда я рассказала об этом дома, родители лишь улыбнулись, удивившись моему богатому воображению. А утром, лишь стало светать, началось...

По Томашовке и заставе, расположенной на восточной окраине деревни, ударила немецкая артиллерия, сбросили бомбы самолеты. На момент первой вражеской атаки на 19-й заставе Брестского пограничного отряда 38 бойцов были в дозоре, остальные отдыхали. С началом боев не многим удалось добраться до заставы. Позже некоторых нашли убитыми возле границы, на окраине деревни. Судьба отдельных солдат так и осталась неизвестной. Их останки обнаруживают и сегодня. В 2008 году, например, в Томашовке, в нескольких сотнях метров от здания бывшей заставы (оно сохранилось, хотя и находится в удручающем состоянии), в одном из дворов нашли останки советского пограничника. Во время войны здесь были окопы. Его обнаружили спустя десятилетия, когда копали траншею для газопровода. Так совпало, что прах воина был перезахоронен 22 июня, через 67 лет после того дня, когда он погиб.

В районе заставы, по рассказам бывшего учителя истории Томашовской СШ Юрия Ваксмана, были жестокие бои. Вместе со школьниками педагог собрал множество свидетельств этому: пробитые каски, патроны, осколки гранат... Так в школе появился свой музейный уголок о войне. Впрочем, и сегодня далеко не все известно, не все свидетельства собраны.

Их хранят в своей памяти старожилы Томашовки, Комаровки и соседних деревень. Многие из них воевали на фронте, были узниками фашистских концлагерей. Германское рабство не минуло и Валентину Сидоровну Николайчук. Летом сорок первого ее родители укрывали жену одного из офицеров заставы Еву Заборскую. Она жила у них несколько недель. Когда в дом наведывались немцы или полицаи, женщину прятали... в диване. И все-таки находиться в деревне было не безопасно. У нее не было иного выхода, как уходить. Увы, бедной женщине не повезло. Через несколько дней ее нашли убитой в лесу, в нескольких километрах от деревни.

О том, где она скрывалась, кто-то донес в полицию. Прямых доказательств не было, иначе бы всю семью расстреляли. И все же через несколько месяцев беда не обошла стороной Николайчуков. Валю и ее старшую сестру угнали в рабство в Германию. К счастью, девушкам повезло выжить, и в 1945 году они вернулись в родные места.

— Первый день войны я никогда не забуду, — рассказывает житель деревни Приборово Антон Кондратьевич КАРПЮК. — Возле нашей деревни был аэродром. Его разбомбили в первые же минуты. Днем, когда стало немного тише, несколько местных подростков, в том числе и я, отправились туда. Детское любопытство оказалось сильнее страха, хотя на сам аэродром, увидев клубы черного дыма, мы не пошли. Заглянули в полуразрушенный магазин на его окраине. Там все было перевернуто с ног на голову, продукты валялись на полу. Набрав конфет и печенья, мы поспешили домой. Идем по дороге, а тут навстречу немцы на мотоцикле с коляской. Остановили нас. Один тычет автоматом: мол, что у каждого из нас за пазухой. Мы подняли руки — сладости и посыпались на землю. Фрицы гогочут, смеются над нами. Потом один указывает, чтобы мы поднимали печенье и конфеты. Только кто-то из нас потянулся за ними, немец выстрелил. В сторону, чтобы отпугнуть... Вот такое было первое впечатление о войне. Потом не раз доводилось попадать в трудные ситуации. Ставили к стенке за то, что не пошел делать работу, порученную оккупантами. Не расстреляли. Так и не понял, почему.

В некоторых деревнях Брестского района, к примеру, в том же Приборово, не осталось в живых ни одного ветерана Великой Отечественной войны, ни одного узника фашизма. Материалы о войне, участниках боев собраны в книге «Память. Брестский район», но в издании, вышедшем более 10 лет назад, конечно, есть не все.

— Чтобы потомки знали о войне, чтобы и через сотню лет с гордостью могли сказать: «Это мы победили!», — воспоминания ветеранов, свидетелей тех событий должны издаваться, храниться в библиотеках, на аудионосителях, в сети Интернет, — убежден председатель Брестской районной организации ветеранов Петр Антонович БРЮЗГИН/ — Это очень ценный материал, имеющий огромное воспитательное значение.

Александр КУРЕЦ, «БН»
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?