На выселках

У Альбины Варнель простая мечта: встретить свое 80–летие не с керосинкой на столе, а при свете электролампочки. От рождения до наших дней одинокая женщина живет в лесу без электричества...

У Альбины Варнель простая мечта: встретить свое 80–летие не с керосинкой на столе, а при свете электролампочки. От рождения до наших дней одинокая женщина живет в лесу без электричества. И без воды. Колодец у нее на хуторе пересох лет 15 назад. Спасало озерцо, но и оно заросло. Чтобы заготовить впрок воду, пенсионерка зимой растапливает снег, а когда его нет, подставляет ведра под крышу дома: во время дождя они наполняются до краев.


Можно подумать, что отшельница обитает где–нибудь среди глухой пущи, вдали от благ цивилизации. Но это не так. Ее хутор — в трех километрах от деревни Гневенщина и всего в 10 минутах езды на автомобиле от окраины Гродно. Так почему же он оказался всеми забыт? С этим болезненным вопросом пенсионерка обратилась в редакцию «СБ».


Отправляюсь в дорогу. Самостоятельно найти дом Альбины Варнель вряд ли сумел бы. Но моим проводником согласился стать председатель Коптевского сельисполкома Гродненского района Сергей Адаменя. С автотрассы, ведущей к белорусско–польской границе, сворачиваем направо. Асфальт сменяется неровной «песчанкой». По обе ее стороны — дачные массивы, между которыми долго плутаем. Председатель замечает, что только на территории этого сельского Совета расположены десять с половиной тысяч участков. Многие из них пришли в запустение и давно не обрабатываются. Там, где были поля, вырос лес. За ним и показался дом Альбины Варнель — добротное деревянное строение, которое простоит еще не один десяток лет. Застать хозяйку сразу не удалось. На дверях висел огромный замок, а у крыльца скулили две собаки. Оказалось, Альбина Казимировна в это время болела и находилась в Гродно у племянницы. Как только ей стало легче, тут же попросила отвезти домой.


Через пару дней я снова наведался на хутор. Шел снег. Пенсионерка носила его в ведре и сбрасывала в большую бочку. В хате стояло еще несколько металлических бидонов: в них хранятся запасы воды. А холодильником служит перевернутый вверх дном тазик — в прохладной кладовке под ним лежат продукты. Автолавка сюда не приезжает, потому приходится запасаться. Впрочем, по довольному виду двух жирных котов, лежавших на теплой печке, можно сделать вывод: тут не голодают.


— Этот дом батька построил в конце тридцатых. При Польше еще. Хозяйство было большое. Вокруг хутора — десятки гектаров земли. Держали много коров. У нас всегда всего хватало. Когда родители умерли, жили вдвоем с сестрой, а 12 лет назад и ее не стало. Я осталась одна — так получилась, что без семьи и детей, — Альбина Казимировна рассказывает о своей жизни и зажигает спичкой керосиновую лампу. — Все время работала в колхозе в полеводстве — от зари до зари. Ходила на «дялки» за 3 — 4 километра. Никому тогда ни на что не жаловалась. В молодости на бытовые неудобства не обращала внимания. Не провели свет — ну и ладно: не одна я такая хуторянка. А вода почему пропала? Когда дачники стали бурить себе скважины, мое озерцо пересохло. Но кому это теперь докажешь? Всегда старалась опираться только на себя. Куда надо, везде своими ногами доходила. А теперь здоровье пошатнулось, врача надо часто вызывать. Перенесла два инфаркта, мне поставили кардиостимулятор. Теперь уже без электричества не обойтись. А раз его нет, то и телефон не проведут. Летом, когда есть дачники, хожу к ним, чтобы позвонить, а теперь там никого...


Племянница, которая часто наведывается к старушке, хоть сегодня готова дать ей мобильный телефон. Да что от него толку: ведь батарейки не зарядишь. Хотя связь тут нормальная, вышка недалеко. Альбина Варнель говорит, что всего в 900 метрах от ее дома расположен ближайший электрический ящик в садовом товариществе «Звездочка».


Так почему бы от него не проложить линию к хутору? С таким вопросом одинокая женщина обратилась в Гродненский райисполком. После обследования специалисты пришли к выводу, что тянуть кабель надо не от ящика, а от подстанции, которая находится дальше. Председатель райисполкома Ян Василевский дал такой ответ: «...для решения данного вопроса необходимо запроектировать и построить кабельную линию 0,23 кВ протяженностью 1,2 км, ориентировочной стоимостью с проектными работами — 40 млн. рублей. В связи с ограниченностью финансовых средств в районном бюджете строительство данного объекта не планируется».


— Раньше все жили скромнее, но электричество в дома проводили бесплатно, — смахивает слезу Альбина Казимировна, — а теперь, получается, надо за полную стоимость. Ладно, сумма была бы небольшая. Но как мне на пенсию в 340 тысяч рублей потянуть такие расходы? Узнавала, что метр кабеля стоит около 5 тысяч. Значит, потребуется 6 миллионов. Вдобавок работа, подключение... Но все это обойдется не больше 10 — 15 миллионов. Почему райисполком насчитал в 4 раза больше? Были бы у меня дети, добавили бы денег. Но у двух племянников, которые и так мне во всем помогают, я не могу ничего требовать...


Гродненский райисполком предлагает Альбине Казимировне съехать с хутора и переселиться «в населенный пункт или помещение в учреждении социального назначения». Председатель сельисполкома Сергей Адаменя показал мне даже предполагаемый дом — старая панельная двухэтажка в деревне Коробчицы. Там есть и свет, и вода. Но легко ли закоренелой хуторянке, крестьянке потомственной и добровольной отшельнице бросить десятилетиями насиженный угол? У таких людей — своя психология. Понять их можно. Но как им помочь?


Альбина Варнель поддерживает связь с внешним миром только с помощью радиоприемника. Он работает от автомобильного аккумулятора, который привез муж племянницы. Это единственная техника в доме.


— Новости слушаю, хорошую старую песню с удовольствием подпою, — энергичная не по годам старушка настраивает радио на новую волну. — Да и за погодой постоянно приходится следить. Если дождь — загодя ставлю во дворе посуду, чтобы не остаться без воды. А еще лучше, когда выпадает снежок, — тогда надолго запасаюсь. Жаль, что с неба электричество не падает, а так бы мне всего хватило...


А как у других?


За последние два года гродненские энергетики электрифицировали хутора Саволевка Гродненского района, Уснар–Дольный Берестовицкого района с частичным привлечением средств самих жителей. На хуторе Устизерье Островецкого района, о проблемах которого писала наша газета («Тень каждый день» — «СБ» за 20 июня 2007 года), поступили по–другому: райисполком решил безвозмездно передать Брониславу Полочанскому, проработавшему более 40 лет механизатором в колхозе «Рассвет», дизельную электростанцию. Теперь пенсионер наконец–то со светом!


Компетентно


Генеральный директор предприятия «Гродноэнерго» Владимир Шатерник:


— Проблема электрификации хуторов существует до сих пор. Однако по постановлению Совета Министров № 320 от 13 мая 1996 года РУП «Гродноэнерго» не может осуществлять строительство новых электрических сетей за счет собственных средств. Но мы определили порядок электроснабжения. После обращения жителей хуторов в райисполком, на территории которого находится дом, уточняется необходимый объем затрат. И если местные власти сочтут целесообразным проводить электролинию и имеют для этого бюджетные средства, то объект включается в программу строительства, утвержденную облисполкомом. Только после получения всех разрешений мы приступаем к электрификации хутора. Кстати, всего в селах Гродненщины в прошлом году мы реконструировали 210 километров электрических сетей, в том числе построили 42 километра новых ЛЭП. В 2009 году планируем обновить 268 километров линий электропередачи и возвести 138 километров линий.


Фото автора.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...