Минск
+13 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Как деревня под Гомелем получила название корабля Балтфлота

На волнах времени

Забияками испокон веков называют любителей затевать склоки и потасовки. Про это знают все. О деревне Забияка, где побывали журналисты «Р», знают гораздо меньше. Мы расскажем. Но сразу должны предупредить: к юмору о хулиганских склонностях местные жители относятся не очень. Люди здесь добрые, мудрые и немало повидавшие на своем веку. 


Наследница по прямой

Забияка находится фактически в черте Гомеля — примерно в километре от его окраины. Ближайшие соседи — образующая сельсовет деревня Красное и несколько небольших поселков. Через пять-шесть лет они будут праздновать вековой юбилей. 

Удивительно, но на протяжении десятилетий количество жителей лишь прирастает. По данным Википедии, в 1926 году в Забияке было 100 жителей, в 1959-м — 106, в 2004-м — 107. 

— Сегодня здесь проживают 118 человек,
— уточняет демографическую ситуацию сопровождающий нас в поездке заместитель председателя Гомельского райисполкома Игорь Полуян. — В основном, конечно, пенсионеры. Работающих чуть больше двух десятков. 

Вся деревня — широкая ухоженная улица, застроенная по обе стороны. И поскольку она единственная, названия нет — лишь номера аккуратных домиков. Дорога, идущая через деревню, не является транзитной. Поэтому чужие здесь не ездят. И уж тем более не ходят. Полуденную тишину нарушают лишь отдаленные звуки машин, доносящиеся с трассы. 

Но все же откуда такое «задиристое» название? Журналистская фортуна улыбнулась нам на все зубы. Оказалось, что в Забияке живет родственница человека, которому деревня обязана своим необычным именем. Клавдии Сильвестровне Солдатенко (в девичестве — Курилиной) недавно исполнилось 87 лет. Она одна из первых коренных жителей Забияки. Ее отец, Сильвестр Иванович, родился в деревне Красное в 1893 году. Окончив школу, ушел служить на флот и оказался на эскадренном миноносце «Забияка». Его команда храбро воевала в Первую мировую войну, а в 1917-м поддержала революцию. Часть матросов даже участвовали в штурме Зимнего дворца. 

Вскоре после этого Курилин вернулся в Красное и стал председателем земельной комиссии. В его обязанности входило нарезать участки желающим строиться. Попутно возник вопрос о названии будущего поселка. Сильвестр Иванович предложил увековечить память о боевом корабле, который не один год был ему родным домом. Просьбу уважили. Аналогичным образом имена получили еще два окрестных поселка — Громкий и Пролетарий, названные в честь еще одного эсминца и канонерской лодки. Первый впоследствии был присоединен к центральной усадьбе, второй находится рядом с Забиякой и сегодня. 


О самых черных годах

Клавдия — младшая из четырех дочерей Курилина. В семье рождались и другие дети: уж очень отцу хотелось наследника. Однако они не выживали. А затем началась война. 

— Бомбили нас сильно, — опираясь на палку и задумчиво, будто через годы всматриваясь вдаль, вспоминает Клавдия Сильвестровна. — До сих пор удивляюсь, как наш дом уцелел — фугасы в огороде упали. А отец во время налета нас разделял — половина бежала в погреб прятаться, половина — в блиндаж, который сосед выкопал. 

87-летняя Клавдия Сильвестровна — одна из первых коренных жителей Забияки.

Расчет родителя был прост: при попадании бомбы в одно из убежищ хотя бы половина семьи имела шанс уцелеть. Вскоре Забияку заполонили немцы и их пособники — местные полицаи. Хозяев выгоняли из домов, отбирая все, что приглянулось. Люди ютились в сараях и землянках. Но страшнее всего были непрекращавшиеся расстрелы. Недалеко от деревни был выкопан тянувшийся на сотни метров противотанковый ров. Фашисты превратили его в гигантскую братскую могилу. Из концлагеря «Дулаг-121» в центре Гомеля сюда везли пленных красноармейцев, заключенных гестаповских тюрем и просто мирных жителей. После расстрелов трупы сбрасывали в ров. В прошлом году на этом месте начались раскопки. Военнослужащие специализированного поискового батальона Минобороны обнаружили останки свыше 130 человек. А вместе с ними расчески, ложки, очки, чудом уцелевшие фрагменты одежды и обуви, другие личные вещи… 

Не миновало лихо и родственников Клавдии. Оккупанты убили ее дядьку и двух двоюродных братьев, заподозренных в связи с партизанами. Их просто вывели за огороды и расстреляли:

— Знаю, что брат мой Володька был ранен. И его добивали кинжалом. 

При этом даже похоронить убитых не разрешили. Трупы так и лежали в яме до самого освобождения деревни. Рассказывает Клавдия Сильвестровна и о том, как отца забирали в тюрьму. А одной из дочерей удалось в буквальном смысле выкупить его — обменять на собаку, приглянувшуюся одному из гитлеровцев. К слову, увезенный врагами пес не захотел служить им и, сбежав, через несколько дней вернулся обратно...

Позже отца Клавдии и других сельчан вновь пытались угнать в Германию. Довезли до Слонима, где пленников освободили наступавшие советские войска. Папа вернулся и вместе с земляками помогал возрождать деревню. Кстати, где-то в 1960-е годы зашли разговоры о том, что Забияку нужно переименовать. Мол, слишком уж несерьезное название. Однако местные инициативу не поддержали, а до рассмотрения других вариантов дело не дошло. 

Не место красит человека

Попрощавшись с рассказчицей, продолжаем прогулку по деревне. Жители Забияки не устают рассказывать про то, как красиво здесь весной, когда все утопает в цветущей зелени яблоневых садов. Стоит отметить, на этом фрукте строился местный бизнес еще во времена СССР. Яблоки тоннами везли в Москву и Ленинград. 

Сегодня в деревне проживают 118 человек.

Проходя мимо колодца, конечно же, пробуем студеную воду — вкус бесподобный. По этой причине за состоянием колодца в Забияке ревностно следят. Своевременно чистят, а пробы регулярно контролирует санэпидемслужба. Притом что в домовладениях есть собственные артезианские скважины, а в скором времени запланировано подключение к централизованной системе водоснабжения. Имеется в деревне газопровод, не возникает особых сложностей и с торговым обслуживанием. Ближайшие магазины — в Красном, до которого рукой подать. А трижды в неделю приезжает автолавка. Вероятно, с учетом всего этого свободные дома в Забияке если и появляются, долго не пустуют. 

Заглядываем в гости к Таисии Алексеевне Крупеньке. Практически всю жизнь она проработала учителем. Кстати, в 2010 году ученики местной школы подготовили исследовательскую работу, в которой изучали истоки малой родины — историю названий поселков Красненского сельского совета. Включая Забияку. 


— Бывало, люди видят в паспорте место прописки и давай шутить, — Таисия Алексеевна делится воспоминаниями из личного опыта. — Мол, у вас там что — одни забияки живут? Все драться любят? Но лично я ни одной драки, ни одного случая воровства в нашей деревне за всю жизнь не припомню.

Наш случайный визит совпадает еще с одним — запланированным. Здороваясь со всеми, порог переступает улыбчивая девушка. 

— А вот и «социалочка» — наша девочка! — радуется вслух хозяйка. — Нам без нее никак — обязательно про нее напишите.

В руках у Натальи Яночкиной пакет с продуктами. Привычная ноша для работника центра социальной защиты населения. Под ее опекой находятся семь человек. Все они ждут ее с нетерпением. И продукты с лекарствами доставит, и обед приготовит, и в доме приберется. А главное, принесет позитив и доброту. В деревне с озорным названием Забияка эти простые человеческие качества ценятся превыше всего. 

prolesk@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Иван ЯРИВАНОВИЧ
Загрузка...